Жестокий пиар: чем закончилась история с подаренной матери-одиночке квартирой

Александра Бадалова и её дочери Полина и Алина.
Все новости по теме: Благотворительность

Девять лет назад история Александры Бадаловой прогремела не только на область, но и на всю страну — сначала жители Калининграда решили скинуться на покупку жилья для попавшей в беду матери-одиночки. А затем калининградские бизнесмены пообещали подарить женщине и её двум маленьким дочкам-близнецам шикарную квартиру в новом элитном жилом комплексе. Однако семья не только не получила обещанный подарок, но и рискует вообще остаться без крыши над головой.

Сказочная история

Александра Бадалова больше 30 лет назад приехала в Калининград из Белоруссии, прописалась в доме в Правдинске, а сама работала в Калининграде на табачной фабрике и жила по съемным квартирам. Ещё в молодости Александре сказали, что детей у неё никогда не будет, поэтому известие о беременности в возрасте 41 года стало для неё полной неожиданностью, однако она решила сохранить ребёнка. Гражданский муж, с которым она жила на съемной квартире, узнав о грядущем пополнении, уехал на Украину. Александра родила девочек-близняшек Алину и Полину и после роддома оказалась буквально на улице — декретных и пособий на ребенка на съем жилья не хватало. Регистрацию в доме в Правдинске аннулировал суд. Женщину ненадолго приютил кризисный центр в Пионерском. Ей посоветовали отдать детей на время в Дом ребенка, а самой устроиться на работу и обзавестись жильём. Александра вернулась на табачную фабрику, сняла комнату в общежитии и попыталась вернуть своих дочерей. Однако отдавать их ей отказались — сказали, что необходима регистрация по месту жительства, которой у матери не было.

Александра Бадалова рассказала о своей беде журналисту газеты «Дворник» Екатерине Ткачевой, и та написала о печальной, но вполне ожидаемой судьбе одинокой матери с детьми. Затем историю подхватила газета «Страна Калининград», перепечатали региональные интернет-порталы. Пользователи «Нового Калининграда», прочитав публикацию, предложили скинуться всем миром матери на квартиру. Сюжет об это вышел на федеральном телеканале. После этого депутат областной Думы Сергей Козлов и глава строительной компании «Эликом Р.С." Алексей Грядовкин пообещали матери близняшек двухкомнатную квартиру в строящемся на тот момент комплексе «Ясная поляна» на ул. Льва Толстого. Фотографии счастливой Александры в обнимку с соучредителем фирмы, депутатом облдумы Сергеем Козловым не сходили с первых полос газет.

MIL_5542.jpg

Мэр Калининграда Александр Ярошук помог ей получить однокомнатную квартиру в маневренном фонде на ул. Фрунзе и дал вне очереди места в детском саду. Александра получила наконец долгожданную прописку и смогла забрать девочек из Дома ребенка. Жизнь налаживалась — оставалось только дождаться, когда будет достроена «Ясная поляна» и вселиться в двухкомнатные хоромы, в которых был обещан ремонт за счет другого спонсора.

Однако всё пошло не так, как мечталось. В августе 2017 года, спустя 9 лет после радужных публикаций, оказалось, что Александра с двумя девочками по-прежнему живёт в квартире маневренного фонда. Квартиру в «Ясной поляне» она так и не получила — объект вошёл в список проблемных, его долго не могли достроить. К 2015 году, когда проблемный жилой комплекс наконец сдали, оказалось, что выполнять данное Бадаловой и двум её дочерям обещание никто не планирует.

А в конце июня 2017 года Александра Бадалова получила письмо из мэрии с требованием освободить занимаемую ею «однушку» на ул. Фрунзе.

Номер 15313

Бадаловы — Александра, Алина, Полина и кошка Люся — живут в однокомнатной квартире на первом этаже дома около областной инфекционной больницы. В комнате — уголок для девочек с двумя кроватями, отделенный шторами, раскладывающийся диван и небольшой шкаф. Алине и Полине по 12 лет, они учатся в шестом классе и совсем не помнят тот сложный период, когда им пришлось оказаться в Доме ребенка.

Александре сейчас 53. Несколько лет назад она работала санитаркой в областной инфекционке, но в 2013 году ей сделали операцию на шейных позвонках, которая прошла неудачно, — правая рука с тех пор практически не двигается — висит плетью вдоль тела. «Дали вторую группу инвалидности, она нерабочая. Пыталась устроиться на работу, но не берут — правой рукой ведь работать не могу, — рассказала женщина. — В 2016 году дали уже пожизненную инвалидность. Вроде есть возможность сделать еще одну операцию, но гарантий не дают — можно после неё и в инвалидном кресле оказаться».

На вопрос, как выживает семья, Александра Бадалова рассказывает, что получает в общей сложности 15800 рублей, оформляет субсидии на ЖКХ, в органах соцзащиты дают адресную помощь и срочную помощь. «Раньше ходила к депутату горсовета Кутепову, он давал раз в год 15000 материальной помощи. Теперь у нас новый депутат Самородов, там у них что-то изменилось, теперь не 15000, а 4000 рублей дают», — говорит она. Подавать на алименты, по её словам, бесполезно — отец от детей отказался давным-давно, сейчас живёт во Львове. «Нашла его в „Одноклассниках“, не отвечает. Он тогда еще не признавал детей, говорил, что не его. Я предлагала тест. Но он уехал. А девочки очень сильно на него похожи», — говорит она.

MIL_5586.jpgMIL_5552.jpgMIL_5456.jpgMIL_5485.jpg

Впрочем, финансовой помощи семья Бадаловых не просит. Но Александру очень тревожит квартирный вопрос: «Пришла бумага из мэрии, в которой написано, что я должна освободить помещений и решить свои жилищные проблемы самостоятельно».

Выясняется, что Александра каждый год продлевала договор социального найма муниципальной квартиры. В этом году тоже в апреле написала заявление. Но договор ей не продлили. В бумаге из мэрии, датированной концом июня, говорится, что Бадаловы не встали на учет как нуждающиеся и занимают жилье незаконно. «В прежние годы всё было законно — претензий не было, — удивляется Александра. — Когда заходили разговоры о том, чтобы встать на учёт, мне говорили — ну вам же квартиру подарили, значит, вы не будете считаться нуждающейся». После грозного письма из мэрии женщина срочно собрала все справки и пошла становиться в очередь на жильё, ей присвоили 15313 номер. В льготную очередь ставить отказались — сказали, что нет на то оснований. Она пыталась попасть на прием к мэру, но это оказалось очень сложной задачей.

«Теперь не понимаю, что делать дальше. Выселят нас отсюда с приставами или нет? Мама жила в Белоруссии, умерла. Идти некуда», — говорит Александра Бадалова.

Близняшки воспринимают историю спокойно — видимо, еще не понимают, что им грозит. Рассказывают, что ждут начала учебного года, что хотят учиться в школе до 11 класса. Полина (та, что с короткими волосами) мечтает стать воспитателем в детском саду…

«Квартиру в „Ясной поляне“ обещали. И я ходила к Грядовкину до того, как его убили. Он говорил, что да, всё будет. Но после того, как его застрелили, мне звонил какой-то мужчина на мобильный со скрытого номера и угрожал, говорил, что о квартире надо забыть. Мне стало страшно за детей, даже боялась их на улицу отпускать», — рассказала Александра.

MIL_5505.jpg

Темная «Ясная поляна»

У Александры Бадаловой на руках — подарочный сертификат на квартиру по ул. Толстого, корпус 1, кв. 48 общей площадью 66,7 кв. м. Получить обещанную квартиру семья должна была до конца 2008 года. В 2008 году, когда прогремела история матери-одиночки с двумя детьми, строительство жилого комплекса на ул. Льва Толстого действительно шло весьма бойко. Однако в 2009 году начался кризис, и у застройщиков возникли проблемы, между учредителями произошел конфликт. Сергей Козлов вышел из совместного бизнеса с Грядовкиным, громко хлопнув дверью — написав жёсткую книгу про бывшего партнера. Вложившие немалые суммы в строительство дольщики начали объединяться, подавать в суд на застройщика и требовать назад деньги. Жилой комплекс был признан властями одним из проблемных.

32-летнего директора компании-застройщика Алексея Грядовкина в 2012 году расстреляли у собственного офиса на ул. Калужской. Заказчика преступления не нашли, исполнители получили от 1,5 до 9 лет лишения свободы.

111.JPG

Областной суд признал обоснованным мягкий приговор участникам расстрела Грядовкина

Дела в фирме перешли заместителю Грядовкина. Компании удалось ввести дома в эксплуатацию лишь в 2015 году. Однако многие квартиры до сих пор не заселены. Пустой остается и квартира, предназначавшаяся Александре Бадаловой с детьми. Правда, номер у нее теперь не 48, а 47 — одно из помещений в доме по ул. Льва Толстого, 16, признали нежилым. По данным Росреестра, на квартиру в 2015 году (как раз, когда дом был введен в эксплуатацию) было зарегистрировано право собственности московской компании «КАР-Финанс». Эта фирма в 2010 году судилась с застройщиком на предмет кредита, которые тот брал у «Москоммерцбанка». Банк в 2009 году переуступил права по кредитной линии ЗАО «Бизнес-Контакт», которое тогда же передало требования ЗАО «Кар-Финанс». В итоге стороны договорились о закрытии долга за счет отступного.

Бывший партнер Алексея Грядовкина и бывший депутат областной Думы Сергей Козлов подтвердил, что отношения с Грядовкиным у него не сложились, и в 2009 году по договоренности с учредителями он вышел из состава учредителей и покинул пост его заместителя: «Моя просьба к Алексею была: закрыть все вопросы с дольщиками и не забыть про Александру. Все, принадлежавшие мне квартиры, о чем есть соответствующие документы, были переданы в ООО „Эликом“. А Грядовкин начал работу с новой командой, представители которой возглавили компанию и, по-моему, стали партнерами Алексея».

По словам Сергея Козлова, после гибели Грядовкина владельцами компании стали другие люди, вскоре началось её банкротство. «К сожалению, Александра тогда официально не заявила о своих правах на жилье. Жаль, что не нашлось рядом юристов, которые ей помогли бы довести вопрос до конца. Мне искренне жаль Бадалову и её детей. Считаю, что те структуры, которые получили прибыль от „Ясной Поляны“ по завершении проекта, включая „Москоммерцбанк“, могли бы проявить больше сочувствия и понимания к Александре и её деткам, — отметил Сергей Козлов. — Свое веское слово может сказать и администрация Калининграда, договорившись о выделении квартиры с инвесторами „Ясной поляны“ или предоставив этой семье социальное жилье. Такая практика распространена в крупных городах страны…»

«Виню себя в том, что, передавая 2009 году свои квартиры „Эликому“ на завершение проекта, не добился фиксации их целевого использования в интересах ряда дольщиков, и Александры в том числе. К сожалению, характер угроз в то время был таков, что не оставлял мне выбора, кроме одного: отойти с огромными личными потерями от дел компании и быть подальше от города, где, кроме наемного убийцы, меня никто не ждал…», — признал Сергей Козлов.

Он выразил надежду, что в Калининграде найдутся бескорыстные и высокопрофессиональные адвокаты, которые попробуют восстановить права Бадаловой, не использованные ею при банкротстве компании-застройщика.

MIL_5466.jpg

В порядке исключения

«Новый Калининград» направил официальный запрос на получение информации о ситуации с жильем для семьи Бадаловых в мэрию Калининграда, в котором попросил дать ответ на вопрос, планируют ли горвласти выселять семью из маневренного фонда. Через три дня после того, как запрос был направлен, в редакцию позвонила сама Александра. Она рассказала, что с ней связался отдел по учету жилья мэрии и потребовал немедленно написать заявление о продлении договора найма квартиры на ул. Фрунзе.

Еще спустя три дня пришел ответ из мэрии на запрос редакции. На пяти листах и.о. главы комитета по муниципальному имуществу Сергей Румянцев подробно рассказывает об истории Александры Бадаловой, о том, что с 2012 года семья стоит на учете, как находящаяся в трудной жизненной ситуации, и о том, какая помощь выделяется ей ежегодно — субсидии и компенсации за ЖКХ, пособия на детей, бесплатное питание в школе и бесплатные путевки в детский лагерь на одну смену, экстренная помощь в размере 2 тысяч рублей, срочная помощь в размере 2 тысяч рублей и единовременная помощь в 15 тысяч (в 2017, как и говорила Александра, — 4 тысячи). В принципе, это вся помощь, которую может оказать наше государство попавшим в трудную ситуацию женщинам с детьми.

Но обозначена в официальном ответе и история с обещанной квартирой. «8 февраля 2008 года в правительстве Калининградской области состоялось совещание, на котором представители компании «Эликом Р. С." подарили Бадаловой А. А. двухкомнатную квартиру, — говорится в ответе. — Бадаловой А.А. и её детям было выдано гарантийное обязательство, в соответствии с которым ООО „Эликом Р. С.“  гарантирует передачу в собственность двухкомнатной квартиры площадью 66 кв. м. в жилом комплексе „Ясная поляна“ в срок до 31 декабря 2008 года». Также на совещании было принято решение, что Александре Бадаловой предоставлено жилье в муниципальном маневренном фонде до марта 2009 года — Александру и ее двух дочерей поселили в однокомнатной квартире площадью 17,9 кв. м.

«ООО „Эликом Р. С.“  не выполнило данные семье Бадаловых гарантийные обязательства по передаче в собственность жилого помещения, — говорится в ответе из мэрии. — Определением Арбитражного суда области от 14 июня 2013 года в отношении компании была введена процедура банкротства — наблюдение. Сотрудники администрации провели телефонный разговор с арбитражным управляющим, который пояснил, что все жилые помещения в ЖК „Ясная поляна“ были проданы дольщикам, Бадалова не числится среди кредиторов, и исполнять данное ей гарантийное обязательство не представляется возможным». 

В ответе из мэрии также говорится, что маневренный фонд может предоставляться только некоторым категориям граждан, к которым Александра Бадалова не относится. Правда, почему все эти годы ей разрешали жить в квартире, а сейчас вдруг решили выселить — в письме об этом ничего нет.

«Бадаловой А.А. разъяснен порядок постановки на учёт граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма. Она не обладает иными жилыми помещениями, принадлежащими ей на праве собственности. 20 июня 2016 года администрация Калининграда в порядке исключения продлила срок действия договора социального найма до 20 июня 2017 года. Для решения жилищного вопроса ей предложено встать на учет в качестве нуждающейся в жилье и обращаться за предоставлением комнат в коммунальной квартире в порядке ч. 4 ст. 59 ЖК РФ, — говорится в письме из мэрии. — 18 июля Бадалова и её дочери встали на учет в качестве нуждающихся». К категориям, которые имеют право на льготную очередь, семья Бадаловых не относится. В настоящее время вопрос продления срока найма жилого помещения маневренного фонда находится на рассмотрении главы Калининграда Александра Ярошука, отмечается в ответе мэрии.

Вот так красивая история, прогремевшая на всю страну, оказалась просто жестоким пиаром, закончившимся ничем. От обещаний не самых последних в области людей остались только вырезки из газет. Сегодня мать-одиночка с двумя детьми живет на птичьих правах в маленькой однушке маневренного фонда, и её судьба зависит от того, не передумает ли глава Калининграда в очередной раз продлять ей годовой договор на жилье. А если и продлять, то только в порядке исключения.

Текст — Оксана Майтакова, фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.