Он — Мавроди, только наш: как в Калининграде строили крупную финансовую пирамиду

Все новости по теме: Банки и финансы

Скоро в Калининграде начнется судебный процесс над бывшим милиционером, 48-летним Владиславом Боровицким, обвиняемым в мошенничестве, жертвами которого, по версии следствия, стали более сотни жителей региона, а ущерб от его действий превысил 100 млн рублей. Обвинение считает, что торговля ценными бумагами, в которую предлагал вкладываться Боровицкий, была лишь маскировкой — на деле предприниматель устроил финансовую пирамиду. Как оказалось, главную роль в этой истории сыграла даже не жажда быстрого обогащения, а репутация самого подсудимого. Владислав Боровицкий внушал абсолютное доверие. «Новый Калининград» рассказывает о создании одной из самых крупных финансовых пирамид в истории Калининградской области за последние годы.

Офис, в котором ютились Верютины, почти каждый день штурмовали разъяренные вкладчики. Долги по кредитам подкосили финансовое положение семейной пары так, что платить за аренду нормального жилья было нечем.

В 2013-м, примерно за год до вынужденного съезда со съемной квартиры, сотрудник «Автотора» Евгений Верютин взял в банке кредит на 300 тысяч рублей. Эти деньги он передал в долг Владиславу Боровицкому, замдиректора существующей уже несколько лет компании «Калининград Инвест-Капитал». С ним Верютин познакомился через своего друга. Условия были простыми: Боровицкий за пользование займом брал на себя обязательства не только в течение года выплатить Верютину 36% от взятой в долг суммы, но и полностью погасить сам кредит.

Рассказывать жене про сделку Верютин не решился — о финансовой авантюре супруга Алена узнала лишь через несколько месяцев, когда первый кредит был почти погашен Боровицким. Это убедило Евгения, что опасаться вроде бы нечего. Он сообщил жене, что хотел бы повторить успешный опыт. Алена идею мужа одобрила, а банк дал еще 300 тысяч. «Сначала все шло нормально, ежемесячные выплаты поступали. Но в один момент все стало плохо. Пошли разговоры, что Боровицкий устроил финансовую пирамиду и должен деньги десяткам людей», — вспоминает девушка, работавшая тогда в психиатрической больнице на улице Невского.

Это было в конце лета 2014 года. К тому времени бизнесмен перестал оплачивать кредиты своих клиентов, не говоря уже о выплате обещанных 36% процентов от суммы займа. Вскоре Алене и Евгению удалось договориться с бизнесменом о том, что он пустит их пожить прямо у него офисе. Там семейная пара прожила около полугода. На протяжении всего этого времени предприниматель обещал, что скоро все наладится, а отсутствие выплат — лишь временные проблемы.

А потом Боровицкий пропал.

Преподаватель с репутацией

«Неоднократно каждый из нас, закрыв глаза, представлял себя успешным и самодостаточным, имеющим все жизненным блага, вес в обществе и высокий статус. А что, собственно, лежит в основе всех этих возможностей? Конечно, деньги. Деньги и еще раз деньги», — так начинается реклама компании «Калининград Инвест-Капитал». На фоне скачанных из интернета картинок с дорогими автомобилями, слитками золота, кучей купюр, яхтой, гольф-клубом и видом на Эйфелеву башню закадровый мужской голос рассказывал о жизни «в этом несправедливом мире» и культе денег, отсутствие которых делает человека несчастным. Зрителя плавно подводили к мысли, что счастье рядом — на цокольном этаже многоэтажки на улице Виктора Гакуна, 10. Именно там располагался главный офис компании «Калининград Инвест-Капитал», где ее основатель Владислав Боровицкий убеждал людей вкладывать сотни тысяч рублей в игру на бирже.

До погружения в анализ биржевых котировок и своих первых попыток заработать на фондовом рынке, Боровицкий несколько лет проработал в правоохранительных органах. В середине нулевых он служил в следственной части УВД России по Калининградской области. Его тогдашний коллега, а сейчас адвокат вспоминает, что Боровицкий ничем особенно не выделялся, как следователь не блистал, а начальница к нему относилась с некоторой долей иронии и почему-то в шутку называл Броневицким.

«Следствие — это либо твое, либо не твое. Хотя, конечно, можно и осла научить на барабане играть. У Боровицкого что-то не пошло, но человек, к его чести, не стал просто сидеть на должности, а, набравшись стажа, пошел на преподавательскую работу», — рассказывает собеседник «Нового Калининграда».

В 2008-м Владислав Боровицкий занял место преподавателя калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД РФ. Позже многие курсанты и выпускники этого учебного заведения станут сотрудничать с Боровицким и «Калининград Инвест-Капиталом», неся ему деньги или привлекая клиентов. К примеру, формально директором и учредителем фирмы был Руслан Абдырахманов, знавший Боровицкого еще со времен, когда был курсантом в «Школе милиции».

Сокращения в ходе реформы МВД затронули и Владислава Боровицкого. В 2011-м он покинул милицейский вуз, но быстро нашел место преподавателя на кафедре гуманитарно-правовых дисциплин Калининградского института управления (бывший КВШУ). Лекции экс-следователя слушали и студенты Гусевского сельскохозяйственного техникума (сейчас Гусевский агропромышленный колледж — прим. «Нового Калининграда»).

Боровицкий.jpg

Владислав Боровицкий — скриншот YouTube

Бывший студент колледжа, а ныне его преподаватель Максим Михайловский вспоминает, что у Боровицкого была безупречная репутация, его знали как умного и начитанного специалиста. «Я даже искренне хотел, чтобы он был моим научным руководителем по подготовке выпускной квалификационной работы. У нас с ним сложились доверительные отношения, всё чаще он просил меня посмотреть ноутбук или настроить интернет, на лекции же приходил с большими сумками, в которых находились ноутбуки, когда два, когда три. Боровицкий читал лекции, параллельно поглядывая в компьютеры», — рассказывает Михайловский. Экс-следователь говорил, что в ноутбуках у него стоит «особое программное обеспечение» (комплекс для организации доступа к биржевым торгам), а его знания и опыт позволяют читать рынок, «словно автомобильную трассу, используя биржевые индикаторы как знаки движения».

Как-то в конце 2012 года Боровицкий обратился к Михайловскому (он тогда совмещал должности «электронщика» и преподавателя информатики, подумывая о втором высшем) и стал рассказывать про свои успехи на фондовом рынке, обещая при этом помочь оплачивать учебу в вузе за счет процентов от сделок на бирже. «Странно было не согласиться, когда тебе предлагают помощь, к тому же он давно был знаком с моим отцом», — рассуждает Михайловский. В качестве доказательств Боровицкий достал из сумки кучу чеков от переводов, в которых значились суммы в диапазоне от 5 тыс. до 12 тыс. рублей. «Это я своим студентам перечисляю, они сами оплачивают себе учебу процентами», — пересказывал позднее у себя в блоге диалог с преподавателем Максим Михайловский.

Со слов Боровицкого, молодой человек понял, что в КВШУ экс-милиционер создал научный «бизнес-кружок», на занятиях которого не только просвещал студентов, но и, судя по всему, уговаривал их вкладывать деньги в игру на фондовых рынках, на проценты они, собственно, и оплачивали учебу. Знало ли об этом руководство учебного заведения, неизвестно. В течение двух дней «Новый Калининград» пытался связаться с ректором Калининградского института управления Владимиром Манукяном, но в приемной всякий раз говорили, что он отсутствует. «Ну, работал Боровицкий когда-то у нас, что теперь?» — сообщили в приемной вуза. Создать подобный кружок, вспоминает Михайловский, Боровицкий хотел и в агропромышленном колледже, но затея провалилась. «Идея со студенческим бизнес-кружком быстро улетучилась, ограничившись курсами по предпринимательству „для своих“, я же каждую зарплату, да и проценты начал относить своему наставнику, мечтая о жилье и советуя систему Владислава Алексеевича своим родным и знакомым».

Инвестируй или уходи

«Система» Боровицкого была простейшей и подавалась как сверхдоходная и безопасная. Идея заключалась в том, что люди давали в долг деньги «Калининград Инвест-Капиталу» как юридическому лицу, но этими займом распоряжался сам Владислав Боровицкий, который заводил суммы на фондовые рынки. Коммерсант убеждал потенциальных клиентов, что извлекает выгоду на разнице между покупкой и продажей ценных бумаг на бирже. Заимодавец же (Боровицкий избегал употребления слова вкладчик) получал от 24% до 36% за то, что его сумма используется Боровицким. В качестве гарантий предпринимателем называлась недвижимость на 30 млн рублей, которая якобы находились у него в собственности. Получить деньги обратно человек мог в течение пяти суток со дня подачи заявления. Так было в теории и даже некоторое время на практике.

«Каждый месяц выходило по 13 тыс. рублей», — рассказывает один из клиентов Боровицкого, строитель-отделочник Олег Нестеров, который вложил в предполагаемую торговлю на бирже 450 тыс. рублей, взятых в кредит. Он говорит, что его, во-первых, подкупили условия, которые предлагал Боровицкий, а во-вторых, кредит был им погашен. Вскоре мужчина решил вложиться крупнее — и взял в банке уже 680 тысяч рублей. Условия, правда, были другими. Теперь Нестеров единоразово получил 30% от этой суммы, а обязательства перед банком по договору, как и в прошлый раз, ложились на плечи Боровицкого. Именно такой способ инвестирования (взял кредит — отдал его в долг Боровицкому) стал со временем культивироваться в компании бывшего милиционера и преподавателя.

MIL_8979.jpg

Люди распространяли информацию о «Калининград Инвест-Капитале» среди родственников и друзей, те передавали ее дальше. «Убеждать он умел», — описывает Олег Нестеров способности бывшего следователя влиять на граждан. Большинство из тех, кто доверился предполагаемым талантам Боровицкого играть на фондовом рынке, были люди, которые нуждались в дополнительном заработке. К 2014 году клиентами бывшего следователя были уже больше сотни жителей Калининградской области, и их количество росло. «Привлекал молодых ребят, которым говорил, что будет обучать их торговле на фондовых рынках, а на самом деле использовал их, чтобы искать клиентов. Брал одного на работу, и получалась самая простая пирамида: тот с собой „притаскивал“ четверых родственников, которые несли деньги. Все совершенно как у Мавроди (Сергей Мавроди, основатель ОАО „МММ“ — крупнейшей в истории России финансовой пирамиды, от которой, по разным оценкам, пострадали от 5 до 15 млн вкладчиков — прим. ред.)», — рассказывал «Новому Калининграду» в октябре 2016 года юрист, знакомый с ситуацией.

Как-то Максим Михайловский узнал от Боровицкого, что его компания расширяется. Офисы экс-следователь собирался открыть в только что вошедшем в состав России Крыму. Боровицкий предложил молодому человеку съездить туда — «провести сеть и настроить вычислительную технику»; перелет и проживание за счет компании.

«В Крыму мне было продемонстрировано здание аж в 2000 квадратных метров в Керчи и еще пара помещений в Ялте и Симферополе. В этом самом здании в Керчи не было даже электричества, и на вопрос, как же мне работать, Владислав Алексеевич ответил, что работы нет, а это он просто захотел мне устроить такой отдых — гостиница оплачена», — вспоминает Михайловский.

Огромное здание, которое, по замыслу Боровицкого, должно было в скором времени превратиться в еще один офис его организации, убедило молодого человека в серьезности намерений бизнесмена. Позже Максим Михайловский узнал, что помещение не является собственностью Боровицкого, а лишь находится у него в аренде. «Но тогда Боровицкому сложно было не поверить», — спустя несколько лет отмечает Михайловский. Тогда на протяжении всего времени коммерсант продолжал настойчиво убеждать Михайловского уволиться с текущего места работы и перейти к нему в «команду».

Отношения с «командой» Боровицкий выстраивал весьма своеобразно. В какой-то момент он стал требовать, чтобы уже его сотрудники инвестировали деньги в игры на бирже. «Долгое время Боровицкий не мог уговорить меня вкладывать денежные средства в его „предприятие“. Осенью 2013 года он выдвинул мне ультиматум — если я не вложу собственные деньги в его организацию, то дальнейшее наше с ним сотрудничество будет прекращено», — рассказывает Олег Олейник, который несколько лет работал у Владислава Боровицкого водителем и завхозом. В итоге мужчина вынужден был взять в банке сначала один кредит на 80,4 тыс. рублей, потом другой — на 159 тыс. рублей. Дальше по цепочке в долги влезли жена Олега (400 тысяч рублей), его теща (500 тысяч рублей) и подруга тещи (250 тыс. руб).

К бизнесмену, «разбирающемуся в биржевых котировках», все продолжали идти инвесторы с деньгами и кредитными картами, а сам он активно открывал на побережье Балтийского моря новые офисы, демонстрируя клиентуре масштабы своего развивающегося бизнеса.

Немного подождать

В 2014 году цены на нефть упали, а против России ввели санкции из-за событий на Украине. За этим последовал валютный кризис, дела на бирже (если Боровицкий действительно играл на ней) резко ухудшились. Вкладчикам стали названивать из банков и уточнять, почему пропущен очередной платеж, а те стали нервничать и требовать от Боровицкого возврата денег. Но отдавать, видимо, было уже нечего. К октябрю—ноябрю среди вкладчиков царили упаднические настроения с примесью ненависти.

«Алексеевич прятался по каким-то полуподвалам, кричал, что все кругом виноваты, что не приносят ему денег, не приводят новых вкладчиков. Надо немного подождать, и потом рынок даст денег, словно водопад. Точная дата постоянно смещалась», — вспоминает события трехлетней давности Максим Михайловский.

В одном из таких полуподвальных офисов, о котором рассказывает Михайловский, уже на протяжении полугода жили Алена и Евгений Верютины. С бытовой точки зрения офисное помещение, куда переехали Алена и Евгений, отчасти напоминало обычную жилплощадь: тут было где спать, была кухня и даже душ. «И все равно было сложно, ведь это не свое, в любой момент люди приезжали, и днем и ночью. Все искали Боровицкого», — говорит Алена. Впрочем, иногда жизнь в офисе приносила пользу. Ей с мужем пару раз удалось получить от коммерсанта небольшие суммы денег, которые принесли новые клиенты: «Боровицкий находил людей, они давали деньги, а так как мы были рядом в этом момент, бывало, получалось выхватывать какую-то часть. Не отходя от кассы, как говорится».

Однажды, по словам Олега Нестерова, все-таки удалось застать Боровицкого в одном из офисов. Он заперся внутри с группой вооруженных охранников. Но в целом экс-милиционеру ловко удавалось избегать встреч с настойчивыми клиентами, которых он все время просил «немного подождать».

В какой-то момент инвесторы ждать устали. Олег Олейник, Олег Нестеров и кандидат юридических наук из КГТУ Юрий Симинягин, знавший Боровицкого еще студентом «Школы милиции», объединились и решили действовать. В полицию посыпались заявления от вкладчиков, но там поначалу отмахивались, указывая на то, что вся эта история лежат в области гражданско-правовых отношений, а действия Боровицкого по составу на мошенничество не тянут. То, что было очевидно потерпевшим — злоупотребление доверием со стороны Владислава Боровицкого, массовость эпизодов и непрозрачность действий самого экс-милиционера (вкладчики полагают, что бизнесмен вообще не заводил деньги на биржу, а тратил их на покупку автомобилей и недвижимости), почему-то долгое время было неубедительным для сотрудников УЭБ и ПК. Полицейские неоднократно отказывали в возбуждении уголовных дел, а прокуратура постановления об отказе отменяла.

DSC06945.jpg

Так продолжалось почти год. Максим Михайловский рассказывает, что из-за кредитов, по которым должен был рассчитываться Боровицкий, он практически поселился в лаборатории при колледже и старался на всем жестко экономить. Неудачи в итоге привели Михайловского в политику — он вступил в ЛДПР и под флагами этой партии даже участвовал в митингах против Владислава Боровицкого. Капитан милиции в отставке в итоге остался должен Михайловскому и его семье почти 2 млн рублей.

С мертвой точки дело сдвинулось отчасти благодаря депутату Госдумы Владимиру Жириновскому, который заинтересовался судьбой резко обнищавших калининградцев. Осенью 2015 года от имени тогдашнего прокурора Калининградской области Сергея Табельского депутату пришел ответ на запрос, в котором говорилось, что в отношении Владислава Боровицкого наконец возбуждено уголовное дело — его заподозрили в совершении мошенничеств в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК РФ).

По иронии одна из последних курсовых работ, написанных в «Школе милиции» под руководством Боровицкого, называлась «Мошенничество. Состав и виды его преступлений».

Ощущение абсолютной надежности

Победа вкладчиков «Калининград Инвест-Капитала» в затяжном сражении с уголовно-процессуальной машиной не принесла им значимого удовлетворения. К моменту возбуждения уголовного дела Боровицкого почти год не было в Калининградской области. Почувствовав угрозу, весной 2015-го он покинул регион и перестал выходить на связь. Олег Олейник выяснил, что Боровицкий улетел в Крым, где, судя по всему, собирался развивать свой бизнес по привлечению денег населения для игры на бирже.

Пока уголовный розыск пытался найти подозреваемого, несколько человек из числа потерпевших собирали на него обширное досье. Пытаясь привлечь внимание как прессы, так и силовых структур, которые, по мнению разоренных вкладчиков, прилагают недостаточные усилия в розыске и преследовании Боровицкого, был создан сайт, посвященный экс-милиционеру. Еще лишенные денег инвесторы писали Владимиру Путину и предупреждали на форумах жителей Крымского полуострова, чтобы те не вздумали связываться Владиславом Боровицким. Был даже выпущен «Краткий справочник охоты на оборотня», где подробно расписывалось, как противостоять мошенникам (и конкретно Боровицкому) и что делать, если полиция отказывается возбуждать уголовное дело. Экс-следователь и преподаватель с кучей финансовых обязательств перед клиентами на какое-то время превратился для них в главного врага.

В ожидании новостей о Боровицком разоренным вкладчикам оставалось лишь с грустью пересматривать 13-минутный рекламный фильм о компании «Калининград Инвест-Капитал». Там говорилось, что инвестируемые в компанию деньги клиентов помещаются на фондовый рынок. Затем суммы распределяются в виде обещанных процентных выплат между ранее пришедшими клиентами, что наблюдается во всех без исключениях компаниях, использующих «пирамидную схему». Закадровый голос, правда, оговаривался, что фирма Боровицкого — никакая не пирамида, а «честная компания», которая борется с негативным наследием известных финансовых пирамид типа МММ Сергея Мавроди.

Имя основателя одной из крупнейших финансовых пирамид регулярно упоминалось в разговорах калининградских инвесторов, потерявших деньги при сотрудничестве с Владиславом Боровицким. «Он как Мавроди. Только наш, калининградский», — иронизирует Олег Нестеров. Бывший следователь остался должен ему 750 тыс. рублей. Мужчина соглашается, что отчасти сам виноват в том, что поверил Боровицкому. Но репутация экс-милиционера, сделала свое дело.

«Если я бы увидел рекламу подобной организации где-нибудь на столбе или на остановке, то никогда бы не поверил в то, что на этом вообще возможно заработать», — рассуждает Максим Михайловский.

Его мысль по поводу того, как же так вышло, что сотни людей вдруг помчались с крупными суммами денег, взятыми в кредит, к одному человеку, поразительно совпадает с мыслью остальных потерпевших. Боровицкий внушал ощущение абсолютной надежности.

Клиенты (и члены так называемой команды) Боровицкого сплошь и рядом были его хорошими знакомыми и приятелями. Убедить случайного человека залезть в кредит ради смутной возможности быстро и относительно легко разбогатеть у него бы вряд ли получилось.

В ожидании суда

В середине октября 2016 года в аэропорту «Храброво» приземлился самолет из Краснодара. Одним из пассажиров этого рейса был 48-летний Владислав Боровицкий. К этому моменту в его уголовном деле насчитывалось уже 117 потерпевших, а ущерб составлял более 170 миллионов рублей. Боровицкий был в наручниках, из здания аэропорта его под руку выводил оперативник.

На видео, распространенном МВД РФ, сотрудник полиции спрашивает уверенного держащегося Боровицкого, как тот относится к тому, что про него пишут в интернете. Экс-следователь отвечает: «Я не читаю интернет» и «у нас полстраны пишет, что все виноваты, кроме них самих». Из «Храброво» подозреваемого доставили в Ленинградский районный суд. Во время заседания Боровицкий скажет, что у него якобы имелся выход из положения, но из-за паники инвесторов прийти к компромиссу не удалось: «Потерпевшие сами побежали в суды арестовывать [мое] имущество. Я им предложил, у меня есть материалы видео, предложил, соответственно, давайте посчитаем стоимость имущества». Суд отправил Боровицкого под стражу, а потом еще несколько раз продлевал эту меру пресечения — в последний раз до декабря 2018 года. Впоследствии экс-следователь пытался оспорить возбуждение уголовного дела, но его жалобу отклонили.

_NEV3306.jpg

С того момента, как Боровицкий попал в СИЗО, прошло 9 месяцев. За это время число эпизодов в деле увеличилось до 148, а вот ущерб по сравнению с данными МВД почему-то снизился до 115 млн рублей. По версии обвинения, Боровицкий с 2012 по 2015 год заключал от своего имени и от имени «Калининград Инвест-Капитал» договоры процентного займа, согласно которым должен был выплачивать проценты за пользование суммой займа из расчета от 30–36% годовых. Следствие сочло, что все это он делал, чтобы похитить денег клиентов, а на бирже на самом деле не играл. Боровицкому в итоге инкриминировали преступления, попадающие в границу с 1-го по 4-й пункты 159 статьи УК РФ. В одном только обвинительном заключении насчитывается 3 тома, или 736 страниц; в самом деле почти сотня томов.

Адвокат Елена Бубнович, защищавшая Боровицкого на протяжении последних нескольких заседаний, от разговора с корреспондентом «Нового Калининграда» воздержалась. На вопрос, признал ли Владислав Боровицкий вину и какова в принципе его позиция по этому делу, Бубнович отвечать не стала.

Рассмотрение дела по существу назначили на 24 июля.

«Нам все равно, сядет он или лес пойдет валить. Главное, чтобы с нами рассчитался», — делится ожиданиями от предстоящего процесса Олег Нестеров.

Олег Олейник, побывавший на предварительном заседании в четверг, 12 июля, рассказал, что там решались в основном технические вопросы. Один из них — как разместить в зале Ленинградского районного суда более сотни человек, проходящих по делу потерпевшими.

Среди них не будет бывшего выпускника калининградской «школы милиции» Евгения Верютина, который вместе с женой Аленой прожил полгода в полуподвальном офисе на улице Виктора Гакуна. Девушка рассказывает, что из-за круглосуточной работы, стресса и постоянных нервных срывов, вызванных ситуацией с Боровицким, у Евгения ослабло здоровье. «Он очень переживал, что доверился таким людям, которых даже, наверное, друзьями считал. Он понимал, что в первую очередь меня подводит», — вспоминает Алена.

Евгений Верютин в последнее время трудился автомехаником. Он умер на авторазборке от сердечного приступа в возрасте 32-х лет.

Текст — Олег Зурман, фото Алексей Милованов, Виталий Невар «Новый Калининград»

Комментарии к новости

Чиновник эпохи разочарования

Вадим Хлебников о том, почему за два года Антон Алиханов не сумел оправдать надежд.