Чужие могилы: скандал вокруг захоронения Первой мировой около Виштынца

Все новости по теме: По следам Первой мировой
Волонтёры и представители поисковых отрядов в субботу в районе озера Виштынец установили памятный знак в память о воинах, погибших во время Первой мировой. Оказалось, что знак установлен в 1,5 км от реального захоронения. Почему было благоустроено не само кладбище, а другой участок, разбирались корреспонденты «Нового Калининграда.Ru».

Несуществующее кладбище

В социальных сетях накануне разгорелся настоящий скандал, связанный с «освоением бюджетных средств» на благоустройство захоронений времён Первой мировой войны. Начался он с публикации в Живом Журнале активиста дискуссионного клуба «Блог-пост» и группы Последние герои Империи Андрея Омельченко о том, как в минувшую субботу волонтёры занимались, по их словам, облагораживанием захоронений воинов времён Первой Мировой войны. Десант из 20 человек выехал в районе Виштынецкого озера на место бывшего немецкого посёлка Кальтензее, где в 1915 году были похоронены 69 российских воинов. «Площадку от дороги до захоронения — метров — 30–40 — мы расчистили, траву выкосили, деревья вообще вырвали с корнями, сделали бетонную дорожку к обелиску», — написал активист. Раньше на этом месте был установлен крест с табличкой «Здесь покоятся 69 русских воинов».

Большинство читателей благодарили десант за хорошее дело, однако нашлись несколько блогеров, которые поставили работу энтузиастов под сомнение. Николай Троневский, который уже несколько лет ищет и документирует в своем Живом Журнале информацию о захоронениях Первой Мировой войны, фактически обвинил энтузиастов в фальсификации.

«Дело в том, что в этом месте нет никакого захоронения, и никогда не было, — написал Николай Троневский в своем ЖЖ. — На самом деле, на этом месте захоронены простые немецкие селяне». Само же кладбище, где покоятся вот уже почти 100 лет русские воины, находится в 1,5 км от того места, которые облагораживали энтузиасты. Кладбище едва угадывается на местности и находится в не самом лучшем состоянии — кресты повалены, вокруг трава и заросли.

Любопытно, что об этом самом захоронении ещё две недели назад писал другой блогер и энтузиаст, занимающийся историей Первой Мировой войны, Альберт Адылов. Он рассказал, что год назад эту территорию начала благоустраивать инициативная группа под руководством начальника отдела эксплуатации Калининградской епархии РПЦ Михаила Черенкова, получившая бюджетные гранты от агентства по внутренней политике. «В 2012 и 2013 годах две организации, которые возглавляет Черенков, «ВООПИК» (региональное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры — прим. «Нового Калининграда.Ru») и «КПФ» (Калининградский патриотический фронт — прим. «Нового Калининграда.Ru») — получили от областного правительства в общей сложности 4 гранта, в условиях которых значится «уход за захоронениями Первой мировой войны, — рассказал Адылов. — Это вполне открытая информация, опубликованная на сайте областного правительства (позиции № 51 и 52). Сам Черенков похвалялся этим в сюжете ГТРК, снятом в июле прошлого года в ходе его работ на „липовом захоронении“».

Блогер утверждает, что инициативная группа под руководством Михаила Черенкова элементарно ошиблась при выборе места для работ, а также предполагает, что при этом на благоустройство несуществующего захоронения были потрачены бюджетные деньги.

«Фактически кресты, на которых написано, что там покоятся 69 русских воинов, находятся на гражданском кладбище посёлка Вышупёнен (с 1938 года — Кальтензее), после войны некоторое время называвшегося Рыбино, но к 70-м годам XX века „снятого с учёта“. Они установлены непосредственно на остатках склепа какой-то немецкой семьи, — утверждал Адылов. — Земли бывшего посёлка Грюнвальде, где поручик Нечаев и 68 его солдат покоятся реально, находятся в паре километров от этого места».

Блогер также называл суммы грантов, полученных организациями Михаила Черенкова якобы на уход за могилами. «Суммы грантов — 293 тыс рублей, 120 тыс рублей, 68,833 тыс рублей и 50,5 тыс рублей. Что и куда было истрачено конкретно — пусть разбираются правоохранительные органы, — заключает Адылов. — Плюс в Живом Журнале участники акции имели глупость выложить фотографии, из которых следует, что в субботу на реальном захоронении они умудрились покопаться: работа лопатой и металлоискателем, гильзы, забитые землёй, то есть вынутые из земли».

Более того, утверждает Адылов, „инициативная группа“ собиралась обустраивать совсем другое захоронение в Нестеровском районе — Абштайнен. «И районные власти до сегодняшнего утра были уверены, что именно там в субботу и проводились работы, как сегодня в телефонном разговоре сообщил глава района Олег Кутин. Однако пару недель назад информация о неблаговидных делах Черенкова была предана гласности в сети интернет, в связи с чем, видимо, и возникла идея „подтереть за собой“ на Виштынце: дообустроить брошенное в прошлом году „захоронение“. Тогда, видимо, грантовых денег не хватило, и позорный „обелиск“ обшивали листами ДВП в минувшую субботу», — выдвигает свою версию Адылов.

zahoron_69_tronevsky.jpgЗащита от сатанистов

Сообщения блогеров о фальсификации истории за бюджетный счёт мигом разлетелись по социальным сетям. Выяснилось, что Михаил Черенков действительно участвовал в субботней акции. Но обвинения в фальсификации истории он опроверг. «Это было обустройство кенотафа, памятного знака, который устанавливается, если настоящее место захоронения труднодоступно», — сказал он. По его словам, группа изначально знала, где находится захоронение, а инициатива по обустройству кенотафа принадлежит отцу Георгию (Бирюкову), священнику одного из приходов Нестеровского района.

«Это идея отца Георгия, которую мы поддержали. Кенотаф —  это пустая могила российских воинов 106-го Уфимского пехотного  полка, — рассказывает Михаил Черенков. — Более того, мы запросили архив, и скоро сможем установить фамилии тех русских воинов, которые там захоронены».

Также он опроверг слова о том, что получал деньги на уход за захоронениями. «Мы получали гранты. К примеру, у нас был проект „Молодёжный туристско-краеведческий лагерь „Георгенбург: вчера, сегодня, завтра. Уход и благоустройство воинских захоронений Первой мировой войны““. Но все деньги шли на организацию лагерей, питание и проживание участников», — сказал Черенков. На вопрос о том, почему в названии проекта упоминалась тема Первой мировой, добавил, что эта строчка давала больше шансов на победу в конкурсе на получение грантов. «Но никаких денег на благоустройство захоронений из бюджета не выделялось. Это мои личные средства», — утверждает он.

Нестеровский священник отец Георгий (Бирюков) оказался далёк от скандала, который разыгрался в социальных сетях и блогах, но согласился дать свою версию события. «Ситуация на самом кладбище, где похоронены русские воины, ухудшается. Оно действительно находится в труднодоступном месте. Если два года назад туда можно было ещё на внедорожнике доехать, то сейчас только пешком. Два года назад мы искали его с Александром Панфиловым, который тоже занимается историей Первой мировой. Блуждали часа четыре, наверное. И то хорошо, что у него был навигатор. Там, кстати, можно в болото угодить», — рассказал священник.

Отец Георгий считает, что есть два варианта развития событий в случае с захоронением. Первый — сохранить его на прежнем месте, обнести забором, поставит кресты, благоустроить. Второй — перезахоронить останки воинов у кенотафа, установленного в минувшие выходные недалеко от дороги. «Я принципиально был против перезахоронения. Но мы обнаружили на захоронении в лесу следы сатанистов. Бетонный крест был перевернут и воткнут в землю, на нем обнаружилась специфическая насечка — перевернутый крест… Я знаю, что Роминтенский лес облюбовали сатанисты. И нельзя так всё оставлять. Поэтому, наверное, сейчас я больше склоняюсь к тому, чтобы останки всё же перенести. И вообще, знаете, наверное, не очень хорошо, когда информация о таких захоронениях доходит до широкой общественности. Всё же, увы, много у нас людей, которые затем пользуются этой информации для не самых благих целей», — рассказал отец Георгий.

Благое дело

Сами энтузиасты, участвовавшие в акции на Виштынце, после развернувшейся бурной дискуссии признали, что и не скрывали, что захоронения на том месте, где они работали, действительно нет. «Само захоронение там находится дальше, и мы к нему тоже ходили, — рассказал Андрей Омельченко. — Что касается заголовка моего сообщения о том, что мы „благоустраиваем захоронения Первой мировой“, то он планировался как заголовок к серии таких материалов».

Фактически участники акции признались, что не особо разбирались в таких деталях, как наличие или отсутствие на месте их работ настоящего воинского захоронения, просто хотели поучаствовать в благом деле. Они также рассказали, что кенотаф поставлен далеко от захоронения, потому что его лучше видно с дороги, и люди могут остановиться около него, чтобы отдать дань памяти погибшим. «Где нужно было поставить памятник, как не по дороге на Виштынец? Это вообще самое приемлемое место, люди, что едут на озеро, сразу видят памятник», — уверены энтузиасты.

Правда, почему на кресте написано, что воины покоятся именно в этом месте, не совсем понятно. Однако участники акции считают, что как только останки перенесут, всё встанет на свои места. «Мы ни на что не претендуем — ни на звания, ни на ордена. Перенесут останки или не перенесут… В любом случае, что-то хорошее ради памяти мы сделали», — сказал Андрей Омельченко.

Вероятно, чем ближе будет юбилейная дата начала Первой мировой, тем больше ждёт нас подобных дискуссий. Напомним, что на уровне правительства региона принята программа, в рамках которой предлагается направить в 2013 году 9,3 млн рублей на ремонт и реконструкцию 24 захоронений русских воинов времен Первой мировой войны. Возможно, что захоронение в Кальтензее и войдет в этот список. Но не стоит забывать, что нашей области имеются более 500 захоронений, на которых похоронены русские воины. В общей сложности в области более 1000 захоронений времен Первой мировой. Однако на официальном учете значится всего 21, еще 4 относятся к категории выявленных. Пока что получается так, что в нашей области, единственной во всей России, где похоронены погибшие в боях Первой мировой, судьбу захоронений решают простые энтузиасты.

Текст — Оксана Майтакова, фото — Андрея Еремеева и Николая Троневского 

Комментарии к новости

Еще более мегапроект

Заместитель главного  редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему новый объект за 30 млрд руб. на Острове придуман не для калининградцев.