Что произошло в роддоме № 4?: пять вопросов к делу о гибели младенца

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Все новости по теме: Медицина

В деле и.о. главврача роддома № 4 Елены Белой пока что больше вопросов, чем ответов. И эти вопросы касаются не только конкретной трагедии, случившейся 5 ноября, но и в принципе системы оказания помощи роженицам. Четвертый роддом не раз упоминался в публикациях СМИ в связи с трагическими историями о гибели новорожденных. Но это не означает, что роддом плохой. Дело в том, что он является обсервационным — именно в него отправляют рожать женщин, которые не проходили обследование во время беременности, не сдавали анализы, болеют инфекционными заболеваниями и прочее. Поэтому у персонала роддома весьма высокая квалификация — как признавала бывший главный гинеколог Калининграда Галина Шумейко, на счету медиков этого медучреждения сотни спасенных жизней младенцев.

Почему мама малыша не встала на учет по беременности и родам и не прошла необходимые скрининговые обследования?

В России женщин ставят на учет в женские консультации по беременности и родам на сроке 12 недель. Женщины обязательно сдают по несколько раз анализы, проходят УЗИ-обследования, показывающие, как развивается плод, сдают тесты на ВИЧ, гепатит, генетические исследования. Если женщина во время беременности не обследуется, ее направляют в обсервационный роддом.

Почему женщину с «родильной активностью» на сроке 23–24 недели отправили в роддом № 4?

Дело в том, что срок беременности 23–24 недели является критически низким. Раньше преждевременные роды на таком сроке считались выкидышем. В 2015 году Россия взяла на себя обязательства, продекларированные Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), и в наших роддомах начали спасать и выхаживать младенцев с экстремально низкой массой тела.

В Калининградской области специальное отделение для таких детей базируется в Региональном перинатальном центре (РПЦ). Там же имеется реанимационное отделение и бригада реаниматологов-неонатологов. В своем спецпроекте про отделение «Новый Калининград» рассказывал, что каждый раз операция по появлению таких детей на свет требует серьезных манипуляций.

Есть ли в роддоме № 4 условия для недоношенных детей?

Если предположить, что роженицу отправили в роддом № 4 только из-за того, что она была не обследована (могла иметь какие-либо патологии, опасные для других женщин и детей), то есть ли в роддоме условия для рождения детей на сроке 23–24 недели? И если такие условия есть, то сколько младенцев экстремально низким весом родилось в роддоме № 4 с начала 2015 года?

И почему в Региональном перинатальном центре, полностью оснащенном соответствующим оборудованием, нет специальных обособленных боксов и операционных для необследованных женщин, у которых случаются преждевременные роды?

Помог ли дорогостоящий препарат сурфактант «Куросурф»?

По информации следствия, главврач дала указание не применять препарат сурфактант, цель которого — помочь раскрыться легким недоношенного младенца. При этом препарат все же применялся. Вероятно, что препарат применил кто-то из медиков роддома по собственной инициативе, но он не принес должного эффекта. Есть ли тогда причинно-следственная связь между требованием и.о. главврача не применять препарат (такой версии придерживается следствие) и гибелью младенца?

Если в роддом № 4 приезжала реанимационная бригада из Перинатального центра, то каков был вердикт неонатологов и почему ребёнка не забрали?

В тяжелых случаях в роддома региона прибывает экстренная бригада реаниматологов-неонатологов, которая базируется в Региональном перинатальном центре. Эти медики принимают решение о транспортировке младенцев в реанимацию РПЦ. По версии следствия, бригада приезжала, но Елена Белая отказалась передавать им новорождённого, несмотря на то, что Перинатальном центре ему могли оказать более качественную помощь.

Каков был вердикт реанимационной бригады, можно ли было спасти ребёнка и имеет ли главврач право принимать решение вопреки требованиям реаниматологов?

Текст — Оксана Майтакова для «Нового Калининграда»

«Новый Калининград» приносит искренние соболезнования семье погибшего мальчика.


Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».