Художественная развалина: что происходит с Домиком Коринта в Гвардейске (фото)

Зимой в социальных сетях начали появляться посты о плачевном состоянии памятника культуры в Гвардейске. Речь идет о доме на ул. Водной, в котором родился и провел детство художник Ловис Коринт, которого называют наиболее видным представителем немецкого импрессионизма. Журналисты «Нового Калининграда» съездили в Гвардейск и убедились, что его пытаются сохранить, насколько это возможно в случае с аварийным зданием, расселенным еще в 2015-м, реконструкция которого все начинается и начинается, да что-то никак не начнется. А заодно поинтересовались дальнейшей судьбой объекта.

Найти дорогу от главной площади Гвардейска до «Домика Коринта» несложно. Пускай местные не очень в курсе, кто вообще он такой, этот Ловис Коринт, не заблудиться помогает сам город — на торцах зданий сквозь метель проступают графические росписи, наследие проекта «Маленькие улицы большого художника». Обещанных информационных модулей, рассказывающих о художнике, мы не заметили, но и не то чтобы сильно искали.

Хлебные крошки на фасадах выводят на городскую набережную. В зимнюю непогоду здесь особенно уныло — путь к домику художника лежит мимо руин деревенского туалета, полусгнивших сараев, хибар с облупленными фасадами и стихийной свалки бытовой техники. Тон гнетущему пейзажу задает стена «исправительного» замка Тапиау на противоположном берегу Деймы, при одном взгляде на нее хочется удавиться где-нибудь за ближайшими гаражами.

Памятник регионального значения «Дом, в котором жил художник Ловис Коринт, 1825 года» идеально вписывается в свое депрессивное окружение. Волны полуобвалившейся черепицы, наглухо заколоченные фанерными листами окна, глубокие трещины на фасаде, уведомление о расселении дома, приколоченное слева над деревянной дверью с остатками советской синей краски. Изжеванный металлический забор украшают выцветшие бумажные лошадки, на которых еще можно разобрать имена «Олеся» или «Леша».

Ловис Коринт родился и вырос в Тапиау, нынешнем Гвардейске, в семье Генриха и Амалии Вильгельмины Коринт. «Семья была очень дружной у них, богатая была семья. У них была кожевенная мастерская и большой надел земли. Его земли доходили до нынешнего поселка Великолукское, большое фермерское хозяйство», — рассказывают сотрудники местной библиотеки.

«Дом был двухэтажным, однако второй этаж фактически являлся мансардным. На первом этаже располагались жилые комнаты и кухня с коптильней; крутая лестница из передней вела на мансардный этаж, где ночевала прислуга и батраки. С каменного крыльца открывался вид на конюшню, птичник, коровник, свинарник, овчарню, — их обитатели стали первыми моделями маленького Ловиса, у которого способности к творчеству проявились с раннего детства», — говорится на сайте областного Музея изобразительных искусств.

В 8 лет он остался без матери и переехал учиться в Кёнигсберге, затем его отец продал дом и переехал к сыну. Ловис Коринт впоследствии часто и с удовольствием возвращался в Тапиау, в том числе и вместе с женой, Шарлоттой Беренд-Коринт. Она вспоминала визит 1906 года, когда «лицо Ловиса воссияло» при виде отчего дома: «Ты видишь окошко на верхнем этаже? Там была моя комнатка. Там я написал свою первую акварель».

В общей сложности Коринт прожил в доме на ул. Вассерштрассе (ныне ул. Водная) около 15 лет. В Тапиау он возвращался после Первой мировой войны, подарил разрушенному городу несколько своих работ, которые долго висели в ратуше, но после новой войны бесследно исчезли. «Коринт написал более 130 портретов, 475 у него картин и более тысячи рисунков. Он пробовал все и у него все получалось», — рассказывают сотрудники библиотеки. Сейчас в местном музее сейчас есть только литография с автопортрета Коринта, с подлинной подписью художника. Её Гвардейску в 2017 году подарил немецкий профессор Фолькер Крайер, родственники которого когда-то жили в Тапиау. Литографию он купил на аукционе в Европе за 2 тыс. евро.


В советские и постсоветские годы дом на Вассерштрассе-Водной был обычной жилой двухэтажкой (одноэтажкой с мансардой, если точнее), пока в 2015 году его не расселили, обнесли забором и наглухо заколотили. К тому времени жить в этом здании было уже невозможно, его признали аварийным еще в 2011-м. Покинутый людьми, памятник стал разрушаться только быстрее. В ноябре 2017 года затяжные проливные дожди повредили часть кровли дома Коринта, черепица обвалилась, вода стала просачиваться внутрь здания, «поползла» торцевая стена здания. За полтора года ситуация только усугубилась.

Памятником дом признали еще в 2007-м, но проектом реконструкции здания местные власти начали заниматься лишь после того, как его покинули последние обитатели. Прежде чем получить финансирование и начать работы, необходимо составить проектно-сметную документацию (ПСД). Этим занялись власти Гвардейского городского округа, потому что объект принадлежит муниципалитету.

Дела с разработкой ПСД пошли не совсем гладко. Согласно заданию на проектирование, размещенному на сайте госзакупок, работы должны были начаться в июле 2017 года, а завершиться в сентябре того же года. Но первый конкурс был объявлен только в начале февраля 2018-го. Желающих выполнить инженерно-проектные работы и историко-культурную экспертизу за 1 млн рублей не нашлось ни с первого, ни со второго раза.

Тогда стоимость работ увеличили до 1,5 млн рублей, и в марте того же года контракт на проектирование получила московская компания «Еврострой». Документы подписали в марте, а завершилось проектирование только зимой 2018 года. Сейчас ПСД проходит госэкспертизу, выйти из которой она должна в первом квартале этого года (точнее в администрации сказать затруднились).

Как пояснили гвардейские власти, все это время они пытались как-то поддерживать ветхое строение. В 2016 году в здании установили пожарно-охранную сигнализацию. Ее вскоре повредили вандалы, пришлось переустанавливать и вновь консервировать объект. В январе 2018-го договор на охрану здания заключили с Росгвардией. В конце декабря прошлого года объект был газифицирован, для чего пришлось демонтировать часть забора, который уже восстановлен.

Дальнейшую судьбу объекта (при условии, что он дотянет до начала работ по реконструкции) определили еще в феврале 2017 года. Тогда было принято решение о передаче здания в областную собственность. Как пояснили корреспонденту «Нового Калининграда» в пресс-службе регионального минкульта, случиться это должно сразу после окончания работ по проектированию, то есть в первом квартале этого года. То есть где-то на два года позднее изначального плана.

Предварительная стоимость работ по реконструкции — 17,5 млн. рублей, уточнили в гвардейской администрации. Средства эти должны найти уже областные власти. Где именно регион их возьмет, когда их заложат в бюджет и можно будет приступить к работам, в пресс-службе уточнять не стали. В ответе на информационный запрос «Нового Калининграда» говорится только, что объект будет включен «в адресный инвестиционный перечень объектов капитального строительства», что бы это ни значило.

В здании планируется открыть филиал Музея изобразительных искусств. Как пояснила корреспонденту «Нового Калининграда» директор учреждения Галина Заболотская, концепция Дома-музея Ловиса Коринта в качестве филиала Музея изобразительных искусств была готова еще два года назад.

«Отдельный блок нашей постоянной экспозиции в Музее искусств посвящён Ловису Коринту. В собрании Музея более 100 печатно-графических работ Коринта, на основе коллекции был издан каталог. В настоящее время коллекция, посвященная Коринту, пополняется, мы приобрели открытки с видами Тапиау сформировали весомую библиотеку о Коринте. В 2015 году была выпущена книга о художнике („Ловис Коринт (1858–1925). Жизнь и творчество“ Г. Заболотская, прим.ред.). Мы провели три научные конференции по исследованию его жизни и творчества, одна из которых была международной. Представили концепцию будущего музея, экспозиционно-выставочное решение. Совместно с БФУ им. И.Канта разработали и представили дизайн проект каждого зала, есть несколько вариантов выстраивания экспозиции. Концепция разработана, представлена и одобрена специалистами и общественностью. После получения ПСД в неё, возможно, будут внесены корректировки», — пояснила Заболотская.


Разработанная музеем концепция подразумевает и использование территории вокруг. Музейные площади «одноэтажного с мансардой» домика площадью в 275 кв. м будут весьма ограничены. «Самые большие помещения музея не превышают 20 кв. м, они не способны вместить даже одну большую экскурсионную группу. Поэтому для этого здания очень важны территории вокруг музея. У нас есть примеры таких комплексов — это музеи Канта, Донелайтиса, Брахерта, которые работают на 50% за счет территорий, потому что сами они маловместительны», — отметила Заболотская.

Из ответа на информационный запрос «Нового Калининграда» пресс-службы областного правительства следует, что территории вокруг домика региону переданы не будут, только земельный участок, на котором расположен объект. Учитывая статус объекта, у него есть еще охранная зона. Однако вокруг домика ведется застройка. Еще в мае 2017 года было объявлено, что в 20 метрах справа от памятника планируется построить «аккуратный и стильный новодел».

Возводить двухэтажной с мансардой новодел начали во втором квартале 2017 года. Но дело заглохло где-то на стадии фундамента, судя по нынешнему состоянию объекта. Стройка должна была завершиться во втором квартале 2019-го, но сегодня выглядит скорее приостановленной.

Территория, которая теоретически может использоваться музеем, расположена слева от памятника. Но её благоустройство проектом реконструкции не предусмотрено. Власти Гвардейска, которым принадлежит земельный участок, подготовили проект обустройства прогулочной зоны у стрелки рек Преголя и Дейма.

Как сообщили в пресс-службе администрации, речь идет о создании культурного, художественного и общественного пространства «Стрелка замкового острова». Средства на нее муниципальные власти надеются получить по программе приграничного сотрудничества «Литва-Россия» на 2014–2020 годы. Речь идет о сумме в 34,5 млн. рублей.

«В рамках проекта предусмотрена реконструкция ул. Водной, в том числе обустройство уличного выставочного пространства и прогулочной зоны в районе дома № 12, — отметили в пресс-службе. — Проект прошел отборочный этап». Это решение также должно быть принято в первом квартале 2019-го, то есть максимум в конце марта. И в этом случае обустраивать территорию будут параллельно с реконструкцией «Домика Коринта».

Вопрос «успеют ли памятник восстановить, пока он не развалится окончательно», строго говоря, не стоит. Несмотря на «поехавшие» стены и полуобвалившуюся черепицу, здание хотя бы не было совсем уж заброшено, в отличие от того же «Домика Канта» в поселке Веселовка. И ветер с дождем вряд ли успеют «добить» то, что не успели угробить десятилетия умелого советско-российского хозяйствования.

Главное, чтобы он не повторил послеремонтную судьбу своего собрата по долгой и сложной реконструкции, который после окончания работ начали пинать между учреждениями культуры. Историко-художественный музей, который несколько лет продумывал музейную концепцию Домика Канта и собирал коллекцию, оказался не у дел, и эстафету перехватил Кафедральный собор. В итоге спустя полгода после окончания реконструкции (завершившейся с опозданием на год) никакого музея в Веселовке нет и в помине. А учитывая настойчивые голоса противников «чужой» истории, которые власти, к сожалению, вовсе не спешат затыкать, с реконструкцией «Домика Коринта» лучше поторапливаться. Не ровен час, его и вовсе признают очагом «вражеской культуры» и оставят разрушаться.

Текст — Алла Сумарокова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

Царство естественной лжи

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему 52% россиян считают власть лживой.