Не тиражировать ошибки: как в Калининграде обсудили увековечение павших

Все новости по теме: Память

«Пригубернаторский» совет по увековечению памяти погибших при защите Отечества — орган, действующий постоянно, но редко. Нынешнее заседание стало третьим за время существования Совета и первым за последние пять лет. А проблем в этой области у региона что называется, поднакопилось. А субъектам широкой страны с федерального верха как раз прилетело поручение принять часть полномочий по увековечению погибших при защите Отечества.

Сейчас в Калининградской области установлены имена около 20 тыс. советских солдат, память которых нигде не увековечена, отметил глава КРОО «Наследие Калининградской земли» («НАКАЗ») Дмитрий Востриков. Общественная организация годами собирала базу данных о солдатах, погибших на территории Восточной Пруссии, изучая военные и гражданские архивы. По полноте и достоверности информации эта база не имеет аналогов даже в России.

Однако пока её составляли, обнаружили огромное количество ошибок в официальных списках погибших. Оказалось, что в паспортах захоронений перепутаны имена, фамилии и отчества бойцов, их звания и даты жизни. Имена около 25 тыс. советских солдат занесены на плиты воинских захоронений по нескольку раз. Имена более чем 21 тыс. солдат занесены в именные списки или на плиты воинских захоронений, где они никогда похоронены не были.

При этом, пояснил Востриков, муниципальные власти и представители военно-мемориальной службы Балтфлота эти проблемы или вовсе игнорируют, или решают крайне медленно. «Процедура увековечения погибших при защите Отечества на плитах мемориалов по запросам родственников занимает от нескольких месяцев до нескольких лет. Столь долгое время объясняется неоперативностью и неподготовленностью органов местного самоуправления. <…> Значительное время в процедуре увековечения, до нескольких месяцев, занимает получение заключения о возможности увековечения, выдаваемого военно-мемориальной службой Балтийского флота», — отметил глава КРОО.

_NEV5744.jpg

Дмитрий Востриков

Чехарда со списками погибших, многочисленные ошибки на памятных плитах и волокита с процедурой увековечивания никак не отразились на плане подготовки к 75-летию победы в Великой Отечественной. Его утвердили еще летом прошлого года. Составителей информационной базы никак к работе не привлекали, не участвовали в ней и члены пригубернаторского совета по увековечению.

«Я не против народных гуляний, литературных и фольклорных фестивалей, спортивных соревнований и даже акции „Свеча памяти“, которая зачем-то в плане фигурирует три раза в разных разделах. Но мне представляется, что основной целью плана должно быть увековечение памяти тех, кто добыл для нас с вами Победу», — отметил Востриков.

В плане по подготовке на ремонт воинских захоронений отведено два года — с сентября 2018 по апрель 2020 года. А вот уточнять данные о погибших составители плана собираются всего месяц, причем аж в марте 2020 года. То есть уже после того, как основной ремонтный объем будет выполнен.

«Не надо менять плиты, если вы собираетесь тиражировать на них допущенные ранее ошибки. Сначала — актуализация списков, а потом уже замена плит», — явно не в первый и даже не во второй раз попросил областные власти не забывать о логике Востриков.

Антон Алиханов немедленно заверил председателя КРОО «НАКАЗ», что план подготовки к юбилею — не константа и вполне может быть изменен. «Действительно, надо было заранее консультации эти провести. Но ничего не мешает нам сейчас поправить. Что касается замены плит, я прошу управление внутренней политики вместе с Масловым (Евгений Маслов, глава областной службы охраны памятников) посмотреть, что сейчас муниципалитеты делают в рамках подготовки к следующему году, и все работы по замене плит [проконтролировать]», — сказал губернатор. Составленную «Наследием Калининградской земли» базу данных он назвал «предметом для гордости» и выразил стремление нести свет этого опыта в другие регионы страны, хоть и признал, что сначала надо научиться не игнорировать ее на собственных мемориальных плитах.

_NEV5732.jpg

Евгений Маслов

Евгений Маслов поднял еще одну проблему, связанную с памятью погибших в годы Второй Мировой. Так называемые «Книги Памяти» в бумажном формате, которые исправно издаются по всей стране с начала 80-х годов, себя стремительно изживают. Они изобилуют ошибками, которые кочуют из издания в издание, а вносить в них правки долго и дорого. Выходом мог бы стать электронный ресурс, но возникают проблемы с его «легализацией». По словам Маслова, примерно через полгода регионы получат полномочия и в этой сфере. Однако можно поручить муниципалитетам пользоваться составленной КРОО электронной базой уже сейчас. Губернатор немедленно поручил.

Следом слово взял представитель «Поискового движения России» Дмитрий Филатов, который рассказал о ситуации, сложившейся при реконструкции летного поля военного аэродрома в Чкаловске. В апреле прошлого года частный подрядчик при прокладке кабеля обнаружил в траншее кости советских воинов. Двоих бойцов даже удалось опознать, их останки передали родственникам в Барнаул.

Но затем контакт с подрядчиком был потерян. «До конца захоронение эксгумировано не было. Сотрудники компании ссылаются на некое экспертное заключения о том, что там останков нету. По факту останки там есть, я принимал участие в работах и знаю, что захоронение до конца не эксгумировано», — пояснил Филатов. При этом, отметили поисковики, экспертиза производилась при помощи прибора «георадар», не предназначенного для поиска костных останков, он показывает лишь водное насыщение грунтов.

В военно-мемориальной службе Балтфлота встали на сторону подрядчика. «Они ссылаются на архивные данные. Де-юре эти солдаты все перезахоронены и увековечены на мемориале в Чкаловске. А по факту они лежат в этой траншее, — пояснил Филатов. — То есть, когда были приказы об укрупнении воинских захоронений в 50–70 годы, эти работы были проведены только на бумагах. Военкоматы отчитались перед архивами Минобороны, а по факту солдаты перезахоронены не были. Это у нас в регионе сплошь и рядом встречается, и не только у нас».

Начальника военно-мемориальной службы Балтфлота на заседание Совета звали, но он не пришел, несмотря на прямое указание замкомандующего флота, пояснил Евгений Маслов. «Возможно, ему нечего сказать в качестве своей позиции», — предположил Маслов.

Как пояснила вице-мэр Калининграда Анна Апполонова, сейчас костные останки, которые успели эксгумировать с поля летного аэродрома, (161 пакет) хранятся в «надлежащем состоянии» в помещениях МУП «Альта». Их планируют торжественно захоронить в этом году, но сперва нужно дождаться заключения все той же неуловимой военно-мемориальной службы. Отдельной пикантности ситуации придает то, что имена людей, чьи останки хранятся в недрах городской ритуальной конторы, на мемориале на ул. Лукашева уже имеются.

Алиханов высказал мысль, что нужно попросить «коллег из Балтфлота» как-то «повлиять на подрядчика, который их обслуживает», чтобы поисковики могли продолжить работы по эксгумации останков. К кому именно был обращен этот призыв, осталось загадкой, но члены Совета уже перешли к следующему вопросу.

Из всех обсуждавшихся он был самым, мягко выражаясь, оригинальным. Председатель областной общественной организации ветеранов Юрий Быченков напомнил о «серьезных проблемах» с памятниками советским воинам в соседней Польше. «Согласно официальной позиции Варшавы, советские войска принесли Польше новую оккупацию, и поэтому памятники погибшим на территории страны, как они считают, следует ликвидировать», — пояснил Быченков.

Калининградские ветераны-общественники считают, что памятники эти нужно как-то спасать. И хотят создать в регионе мемориал из польских монументов. «Некоторые говорят: вот давайте мы свезем на территорию Калининградской области памятники из разных стран Европы», — отметил Быченков. Однако тут же сослался на мнение польских властей, которые, к счастью, объяснили авторам инициативы, что их памятники находятся не в лучшем состоянии, чем наши. И переезда просто не переживут.

«Перевозить памятники неверно. Они зачастую их сами изготавливали, сами их ставили», — отметил Алиханов. И предложил «закрыть вопрос» о переносе памятников из Польши.

_NEV5804.jpg

Антон Алиханов

Но есть у ветеранов и запасной план — изготовить макеты или копии этих монументов (их, к слову, около 200) и куда-то их потом торжественно установить. Предложений по локализации копий два — парк Победы и военно-мемориальный комплекс в Медведевке. Но и с этой идеей не все однозначно. «Здесь большой вопрос, сможем ли мы повторить те памятники, которые уже снесли. В каких, извините, масштабах их повторять? Они все разноформатные, разноразмерные», — поинтересовался Алиханов. Но отметил, что сама идея, на его взгляд, «неплохая».

В итоге участники совещания дружно решили, что вопрос нуждается «в глубокой проработке», потому что непонятно тут практически все. Даже точное количество спасаемых (копируемых?) памятников.

Затем участники совещания совершили скачок во времени и перенеслись в годы Семилетней войны, а именно в 1757 год. Сражение при Гросс-Егерсдорфе принято считать победоносным, хотя с точки зрения исхода всей войны историки и признают его бесполезным. Произошло оно в поле под нынешним поселком Междуречье в Черняховском районе. Сейчас решается вопрос мемориализации или даже музеефикации места сражения.

Как пояснил и.о. министра по внутренней политике Владимир Беспалов, музеефикация — более сложный путь, так как предполагает изъятие земель из сельхозоборота (часть поля сейчас распахивается). Сначала нужно провести археологические изыскания, потому что павших хоронили прямо на поле, затем установить памятники как на местах захоронений, так и на местах «героических событий того или иного эпизода» битвы, затем произвести маркировку поля различными информационными знаками, пояснил Беспалов.

Самый трудоемкий этап работ — археологический. «Возникает проблема нахождения останков воинов с обеих сторон. На данный момент неизвестно, где находятся погибшие воины, это более 3,5 тыс. человек. Они погибли буквально на небольшом участке протяженностью 800–900 метров», — пояснил чиновник.

Археологические работы — штука недешевая, источник их финансирования еще только предстоит определить. Первым этапом должна стать разведка с целью определить точные места захоронения останков. Эксгумировать все останки не следует, пояснили чиновники. Место погребения лучше оставить местом погребения. Однако прежде чем создавать мемориалы, необходимо дать поработать историкам.

Евгений Маслов высказался против «площадных раскопок», так как это «огромные деньги». «И возникнет неизбежно вопрос — „А кости?“. Ну не в музей же антропологии их сдавать», — отметил он.

По мнению директора Багратионовского музея истории края Александра Панченко, сначала лучше всего защитить объект юридически. «Начинать нужно со статуса, это достопримечательное место или поле сражения? А потом уже двигаться дальше. <…> У нас в области есть масса достопримечательных мест по факту, но юридически они не имеют защиты. Фридландское поле уже все застроено», — отметил Панченко.

Губернатор поручил составить «перечень поручений» по итогам обсуждения. Но какие конкретно решения будут приняты по итогам заседания, и будут ли они приняты вообще, осталось загадкой. Общаться на эту тему с прессой Алиханов отказался. Обсудив еще пару вопросов за пределами основной повестки, Совет по увековечению закруглил свое первое за пятилетку заседание. Под занавес губернатор пообещал его членам собираться все же немного чаще.

Текст — Алла Сумарокова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

В глубокой мусорной яме

Корреспондент Оксана Ошевская — о том, куда нас ведет «мусорная» реформа.