Может привести к экокатастрофе: чем опасно строительство канала через Балткосу

Все новости по теме: Экология

В марте в Польше планируют выбрать подрядчика для перекопа Вислинской (Балтийской) косы. Власти соседней республики хотят построить судоходный канал к порту Эльблонга и уже приступили к расчистке местности, вырубив около 10 тысяч деревьев на месте строительства. При этом, как показал материал журналиста «Газеты Выборчей Труймясто» Паулины Сигень, в самой Польше нет единства в данном вопросе: против строительства выступают международные экологические организации, а Евросоюз потребовал не начинать работы до одобрения проекта Еврокомиссией. «Новый Калининград» узнал, что думают о строительстве канала в России.

Будучи, по сути, единым географическим объектом, Балтийская и Вислинская косы разительно отличаются друг от друга. Вислинская коса (так называют её в Польше) — популярный морской курорт с благоустроенными пляжами, гостиницами и кафе. Балтийская коса (то есть ее российская часть) — излюбленное (со всеми последствиями) место для дикого отдыха калининградцев, пустеющий посёлок с неоригинальным названием Коса, руины заброшенного аэродрома Нойтиф, ангары которого пытаются спасти от сноса местные краеведы. На Вислинскую косу легко попасть на автобусе, на Балтийскую — только на пароме или частных лодках. Чтобы легально попасть с Балтийской косы на Вислинскую, надо совершать крюк через «материковую» Калининградскую область и Польшу — погранперехода на косе нет. В планах российских властей — масштабное строительство туристической инфраструктуры, подробности которого они отказываются раскрывать. В планах польских — превращение косы в остров. И эти планы, в отличие от российских, крайне близки к реализации.

Наибольший протест строительство канала вызывает у экологов — польских, международных, российских. Против строительства уже выступил Greenpeace. Польские экологи утверждают, что правительство фактически вынесло политический приговор Вислинской косе и заливу. Власти республики утверждают, что риски минимальны, а экономическая польза превышает потенциальный вред экосистеме косы и залива.

Доцент института природопользования, территориального развития и градостроительства БФУ им. И. Канта Олег Басс уверен, что сооружение пролива на польской территории крайне негативно скажется на экологическом состоянии Калининградского (в Польше его называют Вислинским) залива за счет изменения условий водообмена через существующий пролив у Балтийска. Согласно историческим материалам, в разные временные отрезки водообмен между морем и заливом происходил в разных частях косы — прорывы косы в XI — XVI веках (шесть проливов) происходили под воздействием природных процессов, и всегда образование нового пролива приводило к занесению наносами более древнего или менее глубокого. При этом Балтийский пролив практически с момента своего последнего образования в 1510 году постоянно искусственно углублялся до 11-12 метров, то есть случае реализации польского проекта следует ожидать его значительной заносимости морскими наносами от строительства нового канала.


«Реализация польского проекта может привести к экологической катастрофе в акватории Калининградского залива и вызвать серьезные социально-экономические и политические проблемы, что, в свою очередь, требует серьезного внимания и всестороннего изучения», — утверждает Басс. По его словам, проект строительства канала через польскую часть косы является реальной угрозой для существования водной системы Калининградского залива. Это приведёт к увеличению солености вод Калининградского (Вислинского) залива, что, в свою очередь, повлечёт за собой угнетение или гибель пресноводных видов гидробионтов. В широком «потребительском» смысле это означает резкое снижение рыбохозяйственной продуктивности лагуны.

Подобное уже происходило в 1916 году, когда проект перекрытия системой шлюзов рукавов дельты Вислы (рукав Ногат и др.) значительно снизил пресноводный сток в залив. В результате засоления вод произошла массовая гибель пресноводных видов рыб, зоопланктона и бентоса. Это явление немецкие ученые в своё время назвали «болезнь залива», рассказал «Новому Калининграду» учёный.

По оценке Олега Басса, масштаб предполагаемого строительства грандиозен — проект подразумевает единовременное перемещение и складирование 7,5 — 9,2 млн. куб. метров песчаных (отложения косы) и илистых грунтов (дноуглубительные работы на судоходных каналах в мелководной акватории Вислинского залива). Кроме того, в дноуглублении нуждается Эльблонгский канал, соединяющий залив с портом. «Дноуглубительные работы на протяжении 25-26 км приведут к значительному увеличению мутности вод залива, снижению прозрачности и, как следствие, негативному воздействию на донные организмы и растительность — кормовую базу мест нереста и нагула промысловых видов рыб», — уверен кандидат наук.

Что касается минимизации ущерба при строительстве, то эколог сомневается, что это возможно. «В некоторых эскизных проектах канала через Балтийскую косу предусматривается сооружение шлюзов, регулирующих водообмен между морем и заливом, но работоспособность и эффективность предлагаемых конструкций в сочетании с действующими природными процессами вызывает определенные сомнения», — говорит он.


Основная проблема сегодня заключается в том, что Польше, России и Евросоюзу всё ещё не удалось наладить диалог по этому вопросу: польская сторона не намерена сдавать позиции, несмотря на протест с обеих сторон границы и обеспокоенность Еврокомиссии. Район предполагаемого строительства является особо охраняемой территорией европейской программы «Natura 2000» и трансграничной акваторией. Кроме того, Россия и Польша являются участниками Хельсинской конвенции по защите морской среды Балтийского моря, подразумевающей оповещение других участников о возможных негативных воздействиях на экологию Балтики, а также совместную работу над минимизацией ущерба (7 статья). Есть ещё конвенция ЭСПО об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, однако Россия, в отличие от Польши, не является её участницей и не может выдвигать требования.

Правительство Калининградской области о своём отношении к строительству канала высказывается крайне осторожно. В январе губернатор Антон Алиханов заявил, что перекоп косы не вызывает у него беспокойства. «Даже если они начнут строить канал и копать остров, никаких поводов для беспокойства регион не видит, за исключением экологических рисков в виде ущерба, который может быть нанесен водному хозяйству, рыбам в заливе», — сказал он.

В марте в эфире радио «Комсомольская правда» Алиханов прокомментировал позицию Еврокомиссии по строительству канала словами «разум пока преобладает». «Ну и мы по своим каналам тоже коллегам из МИДа сигнализировали — чтобы они ещё раз напомнили и нашим европейским друзьям о том, что — ну, надо соблюдать и двусторонние договорённости. Они с нами вообще-то должны были соответствующие консультации провести — и согласовать вопрос, потому что у нас есть соглашение по этому заливу между Россией и Польшей. Помимо того, что по таким решениям ещё и Еврокомиссия должна оформить согласие. Ну и там вот свою лепту внесли. <...> От планов политических как минимум Польша в этом направлении не отказалась. Но — посмотрим. Партия власти продвигает идею этого канала — это ж политический проект, в том числе. Наша задача небольшая — подавать сигналы и, если надо, громко кричать», — сказал он.


Региональное минприроды в ответ на запрос «Нового Калининграда» сообщило, что не может оценить экологические последствия от строительства канала, потому что для этого «необходимо получить проектную документацию от польской стороны, а также провести экологическую экспертизу проекта». Областное министерство не имеет возможности напрямую взаимодействовать с польской стороной по вопросу строительства канала, этим занимается федеральное Минприроды.

Федеральное министерство действительно уже не раз высказывалось по вопросу строительства канала. Так, в сентябре 2018 года российское Минприроды выразило «серьезную обеспокоенность планами польских властей реализовать проект строительства судоходного канала через Балтийскую косу» в ходе встречи с заместителем посла Польши Мирославом Чещликом.

В декабре своё беспокойство министр природных ресурсов России Дмитрий Кобылкин лично озвучил министру экологии Польши Генрику Ковальчику во время конференции ООН в Катовице. Кобылкин «подчеркнул, что при реализации проектов, которые могут оказывать трансграничное воздействие, необходимо проведение оценки влияния на окружающую среду с целью обеспечения экологической безопасности Балтийского моря», и вновь напомнил о международных конвенциях, регулирующих этот вопрос (ЭСПО и Хельсинской).

«Учитывая это, польский министр заверил, что при рассмотрении планов сооружения объекта будут учтены мнения экологов», — сообщала пресс-служба Минприроды. Известно, что было потом — объявленный тендер, вырубка 10 тысяч деревьев, протесты экологов и требования приостановить реализацию проекта со стороны Еврокомиссии. Вместо успокоившегося в декабре российского Минприроды обеспокоенность начал выражать Совет по правам человека при президенте России.

Текст — Татьяна Зиберова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград», Андрей Фимушкин, wikimedia.org, CC BY-SA 3.0

Комментарии к новости

Немец не прошел

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о том, почему стоит забыть о самой долгожданной калининградской инвестиции.