Заключенные ИК-8 порезали вены и заявили о пытках. В УФСИН назвали это шантажом

Все новости по теме: Исправительная система


В исправительной колонии № 8 в Калининграде несколько заключенных совершили попытку массового суицида. В соцсетях появилась информация, что после этого их якобы жестоко избили сотрудники колонии. Родственники заключенных пишут обращения в правозащитные организации и прокуратуру. В УФСИН и ОНК заявляют: проблема сильно преувеличена.

ФКУ «Исправительная колония № 8 УФСИН по Калининградской области» расположено в Калининграде на проспекте Победы, 205. Это мужская колония общего режима, рассчитанная на 1004-х человек. В учреждении имеется участок особого режима на 300 человек и собственная инфекционная больница на 67 коек. На территории колонии осужденные обустроили кафе, где они могут приобретать какие-то блюда. Как сообщает пресс-служба регионального УФСИН, в колонии № 8 периодически устраивают дни открытых дверей и спартакиады. Ведомство также отчитывается и о том, что сотрудники УФСИН регулярно пресекают попытки переброса на территорию ИК-8 мобильных телефонов и сим-карт, использовать которые заключенным запрещено.

В 2018 году проверку в ИК-8 провел лично прокурор области Сергей Хлопушин, который хоть и отметил «некоторые нарушения», но серьезных изъянов не обнаружил. «В целом права лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, администрацией исправительного учреждения соблюдаются. Осужденные обеспечены жилыми помещениями, трехразовым питанием, вещевым имуществом», — подвели итоги той проверки в ведомстве. В августе 2019 года по представлению прокуратуры УФАС оштрафовало замначальника колонии за нарушения федерального закона о госзакупках.

В соцсетях появилось открытое письмо с рассказом о массовой попытке суицида заключенных в ИК-8 и последующем их избиении сотрудниками колонии

В начале сентября 2019 года в соцсетях начали распространяться сообщения с пометкой «максимальный репост» и информацией о том, что несколько заключенных ИК-8 в Калининграде совершили попытку массового суицида. В частности, пост появился в комментариях на стене официальной страницы регионального УФСИН в «ВКонтакте», однако позже все комментарии, включая этот, были удалены.

В тексте сообщения говорилось, что 3 сентября 2019 года восемь заключенных ИК-8, находясь в штрафном изоляторе (ШИЗО), «порезали себе вены на руках в отчаянной надежде привлечь к себе внимание надзорных и контролирующих ведомств». Заключенные, согласно тексту, пошли на такие меры, потому что «цивилизованные методы борьбы с произволом сотрудников в исправительной колонии № 8 не работают» и «ни одна жалоба, написанная осужденными, не покинула стен учреждения».

Как написали авторы данного поста, рано утром на следующий день после попытки массового суицида, всех осужденных на строгий режим и находящихся в ШИЗО заключенных сотрудники колонии выводили по одному во двор (туда, где нет камер видеонаблюдения) и избивали. «Во двориках осужденных заставляли принять так называемое „безопасное положение“ (по всей видимости, речь идет о позе с расставленными на ширину плеч ногами и убранными за спину руками — прим. ред.), после чего стали зверски избивать их, помимо кулаков и ботинок используя „спецсредства“, электрошокеры и резиновые дубинки, — говорилось в сообщении. — Сотрудники били осужденных не только по корпусу, как это обычно происходит, но также и по голове и лицу». В публикации заявляется, что продолжались «истязания» порядка шести часов и после этого пострадавшим не оказали медпомощь, а доктор написала в карте осмотра осужденных, что побоев не обнаружено.

В ОНК считают, что заключенные не собирались сводить счеты с жизнью, а организовали акцию для привлечения внимания

4 сентября 2019 года в обеденное время председатель региональной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Светлана Кондратьева и секретарь ОНК Мария Шпутенкова выезжали в ИК-8. Правозащитницы рассказали «Новому Калининграду», что у их визита в колонию был другой повод. В больнице при колонии членам ОНК сразу же сообщили о происшествии и предоставили медосвидетельствования потерпевших.  


В пресс-службе УФСИН «Новому Калининграду» сообщили, что порезы себе нанесли только трое заключенных, отбывающих срок за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Кондратьева эту информацию подтвердила и уточнила, что потерпевшие нанесли себе травмы лезвиями, которые достали из одноразовых бритв. Один молодой человек порезал себе шею, а двое других — руки. «Там не было попытки суицида — там было членовредительство. Порезы не опасные для жизни. Медпомощь им была оказана. Скорая не понадобилась. Это было сделано демонстративно, для привлечения к себе внимания», — уточнила Кондратьева. 

Как поясняют правозащитницы, заключенные были недовольны тем, что сотрудники колонии уже неоднократно продлевали им срок содержания в ШИЗО за неисполнение правил внутреннего распорядка. «После прогулки дежурный по камере должен убрать дворик, а они принципиально отказываются это делать и говорят, что они „не уборщики“. Это ниже их достоинства, они считают, — пояснила суть конфликта Кондратьева. — Я так и сказала им: „Мы не видим здесь ущемления ваших прав со стороны сотрудников учреждения, потому что вы нарушаете режим“».

Попали в ШИЗО молодые люди, которые уже не первый год находятся в заключении, как раз за нарушение внутренних правил — так, один из них избил другого заключенного, а второй устроил постирочные мероприятия во время построения перед завтраком. Обе правозащитницы отмечают, что во время их встречи с потерпевшими те не жаловались им на избиения и никаких следов побоев на их лицах или теле заметно не было. «Не похожи они на избитых — сами пришли своими ногами и ушли. Там одному зашили руку, а шею другому даже не потребовалось зашивать — просто обработали зеленкой. Они могли нам жалобу написать, могли сказать, что через нас хотят передать что-то. У них есть право с нами наедине поговорить, но они этого не сделали», — подчеркнула Кондратьева.

После этого случая в НКО никто из заключенных ИК-8 или их родственников с жалобами не обращался. По сообщению регионального УФСИН, все трое заключенных, нанесших себе увечья, сейчас продолжают пребывать в ШИЗО. «По данному факту проводится проверка», — говорится в ответе ведомства.

Заключенные ИК-8 также заявляют о плохом состоянии жилых корпусов и выкладывают видео с плесенью на стенах. В ОНК говорят, что в колонии идет ремонт

Одновременно с постом про попытку массового суицида в редакцию «Нового Калининграда» прислали фото- и видеоматериалы, снятые самими заключенными на территории ИК-8 (дата съемки неизвестна). Авторы видео утверждают, что администрация колонии «нарушает условия содержания». По словам заключенных, в жилых корпусах, где размещается отряд № 5, стены все «черные, грязные, в плесени и в грибке». Обратили заключенные внимание зрителей и на стены в ванной комнате, с которых осыпается штукатурка и видны влажные подтеки. «Невыносимо холодно и сыро», — говорит голос за кадром, добавляя что из-за всего перечисленного увеличивается риск заражения заключенных туберкулезом. 


Как отмечает председатель ОНК Калининградской области Светлана Кондратьева, лимиты по наполнению данной колонии соблюдаются. К организации питания в колонии у наблюдателей тоже практически нет претензий, хотя и случалось, что «вместо свежих овощей для приготовления блюд используют сушеные». Почту и прессу заключенные ИК-8, по заверениям членов ОНК, тоже получают вовремя — все жалобы по этому поводу подтверждения не нашли. «Там ничего не нарушено. Эта колония более или менее нормальная», — сообщила Кондратьева. Что касается заявлений о плесени и сырости в жилых корпусах, то тут, говорит правозащитница, действительно были некоторые проблемы из-за протекающих крыш.

«То, что видно на стенах — это последствия. Сейчас крыши все отремонтированы. Сделан ремонт душевых и медкабинете. Лично члены ОНК контролировали этот процесс. Уже начинаются работы в спальных помещениях, будут ремонтировать карантинное отделение. Они не могут в один день это делать», — сообщила Кондратьева и добавила, что помещение ШИЗО в ИК-8 «самое лучшее в области». 

Мать осужденного Наталья Львова рассказала «Новому Калининграду», что сын во время звонков или сообщений с «мобильного телефона товарища» рассказывал, что в ИК-8 плохое медицинское обслуживание и надолго задерживается корреспонденция.

В региональном ОНК признали, что с точки зрения медицины в колонии действительно все не так гладко. «Была проблема с инфекционистом — даже пришлось собирать круглые столы по этому поводу с прокуратурой, с минздравом. Не хотят специалисты ни за какие деньги идти работать с таким контингентом. Сейчас инфекционист пришел», — рассказала Кондратьева и добавила, что если нет возможности оказать медпомощь заключенным в самом учреждении, то их вывозят на лечение в гражданские больницы. В УФСИН уверяют, что вся корреспонденция осужденных регистрируется и отправляется адресатам в установленном законом порядке.

Заключенные жалуются родственникам на истязания сотрудниками колонии. В УФСИН уверяют, что заключенных ИК-8 никто не пытает

Мать одного из порезавших вены заключенных ИК-8 Наталья Львова рассказала «Новому Калининграду», что ее сын уже не впервые предпринимает попытку суицида — прошлая была год назад, когда он также находился в штрафном изоляторе. «Он тогда в ШИЗО находился уже год — ему каждый раз по надуманным фактам по 15 суток добавляли, — говорит Львова. — А там (в изоляторе — прим. ред.) его просто били — требовали, чтобы он подписал признание, что нарушил правила. Чтобы эти истязания прекратить, он головой начинал биться о стену, чтобы кровь пошла, либо мог схватить что-то острое (нож канцелярский или еще что). Вот он порезал себе горло. А его даже в больницу не направили, потому что туда могут адвокаты пройти, а это им невыгодно. Его как-то грубо залечили, и я видела потом эти шрамы на горле».

В последний раз Львова видела сына во время свидания в мае 2019 года. 22 августа 28-летнему заключенному удалось связаться с матерью по телефону. Он сообщил, что уже почти четыре месяца находится в изоляторе и его снова вызывают на комиссию, а значит намерены продлить пребывание в ШИЗО. О том, что сын в сентябре вновь нанес себе увечья, Львова узнала в тот же день от других заключенных. «Потом издевались над ними шесть часов — их просто жарили электрошокерами», — уверяет Львова, ссылаясь на слова человека, который «был в ШИЗО и детально знает, что там происходило». Львова позвонила в ОНК и омбудсмену, отправила электронное письмо прокурору области Сергею Хлопушину и в Генпрокуратуру РФ, а также отправила открытое письмо на сайт Gulagu.net.

Похожую историю рассказала «Новому Калининграду» сестра другого пострадавшего заключенного Анжелика Ашурмамедова. По словам девушки, ее брат также неоднократно жаловался на отправление его по любому поводу в изолятор, где он проводил до года. «Он говорил, что в изоляторе сотрудники колонии их регулярно избивают. Рассказывал про какой-то „стакан“, то есть помещение какое-то в подвале, куда заключенных заводят, раздевают догола и бьют, — уверяет Ашурмамедова. — К нему не пускали адвоката по несколько месяцев. Брат мне сказал, что если три месяца от него не будет звонков и писем, чтобы я шла в прокуратуру. Я так и делала, но мне приходили отписки о том, что брат в ШИЗО за нарушения».

В пресс-службе регионального УФСИН «Новому Калининграду» сообщили, что за каждым из порезавших себя заключенных числится не менее 50 нарушений, связанных с отказом исполнять законные требования сотрудников колонии. Попытка суицида, уверяют в ведомстве, носила «демонстративно-шантажный характер». Причем после инцидента сотрудники УФСИН провели беседу с заключенными, и от них заявлений «о незаконном применение физической силы и технических средств не поступало». 


Председатель региональной ОНК заявляет, что не только в данном случае, но и ранее они не получали жалоб от заключенных ИК-8 на побои со стороны сотрудников колонии. «Мы очень часто бываем в восьмой колонии. Нет там у нас жалоб на применение физической силы, на насилие. Хотя мы всегда приходим и спрашиваем: „Не совершают ли сотрудники колонии каких-то противоправных действий по отношению к вам или к другим заключенным? Не унижают ли вас, не оскорбляют ли?“. Они если говорят, что к ним спецсредства применяют, то это наручники в первую очередь. Очень редко применяют электрошокер — но это уже когда человек, допустим, не дает себя осмотреть и оказывает сопротивление. Но чтобы избивали, я таких случаев не помню», — рассказала Кондратьева.

В Калининграде уже были скандалы, связанный с обвинениями в пытках и жестоком обращении в исправительных колониях. Прокурор области, омбудсмен и глава УФСИН считают, что это единичные случаи

В марте 2017 года калининградские правозащитники обвинили сотрудников исправительной колонии № 13 в жестоком обращении с одним из заключенных — 30-летним Сергеем Елисеевым. Ему во время беспорядков в колонии в 2014 году надзиратели сломали руку. В региональном ОНК уверяли, что из-за бездействия врачей конечность осужденного неправильно срослась и существует угроза ампутации. В УФСИН сообщили, что сразу после получения травмы Елисеев «занимался членовредительством» — неоднократно сам специально ломал гипс, снимал лангету, чем препятствовал сращению перелома.

В сентябре 2017 года двое заключенных колонии строгого режима № 9 объявили о голодовке и зашили себе рты — они протестовали «против пыток и жестокого обращения». Жена одного из заключенных устроила одиночный пикет у стен колонии в поддержку мужа. Позже протестующие сняли нитки со своих ртов и прекратили голодовку. Тогда в УФСИН заявили, что действия заключенных направлены на «дестабилизацию деятельности исправительного учреждения». Факт пыток в ведомстве отрицали.

Осенью 2018 уполномоченный по правам человека в Калининградской области Владимир Никитин отмечал, что случаи применения пыток к людям со стороны силовиков есть, но они носят «несистемный характер». В январе 2019 года прокурор области Сергей Хлопушин высказал похожее мнение — он утверждал, что в регионе зафиксированы лишь единичные случаи насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов. «Конечно, в каждой системе есть люди, которые нарушают закон, в том числе и применяют физическое насилие незаконное к гражданам. Но эти лица выявляются, в том числе и службой собственной безопасности этих ведомств», — ответил Хлопушин на вопрос ведущих о том, как в регионе обстоит ситуация с пытками и насколько эта практика распространена. Спустя месяц начальник регионального УФСИН Алексей Чириков в эфире местной радиостанции заявил, что случаев применения пыток над заключенными в регионе нет. 

В региональном ОНК добавили, что бывают «частные случаи» насилия, как, например, история с уголовным делом в отношении замначальника ИК-9 Даврона Хакимова. Летом 2018 года его обвинили в превышении должностных полномочий за то, что он сломал ребра одному из заключенных. Однако каких-то сообщений о системных избиениях осужденных в калининградских колониях к ним не поступает. 

«У нас сейчас пыток нет — особенно коллективных. Нет в Калининграде такого. Чисто логически: у кого есть сейчас желание кого-то бить, если на этом сосредоточено такое внимание? Просто есть орущие в интернете люди, которым делать нечего», — заверила Кондратьева.

Текст — Екатерина Медведева, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.