«Я доброе дело делаю. Кормлю народ»: продавцы санкционки о товаре и покупателях

Виталий Невар / Новый Калининград

В Калининграде таможенники за каждый рейд изымают около тонны продуктов питания из Европы. 20 декабря, например, на Центральном рынке было обнаружено 740 килограммов запрещённых товаров. Что об этом думают продавцы «санкционки», покупатели и конкуренты — в материале «Нового Калининграда».

«Ужасное соседство! Все идут к ним, у меня мало покупают. В основном те, у кого денег не хватает, — возмущается продавец ларька с мясной продукцией. Женщине за прилавком за 60, а объект её недовольства — расположенный рядом магазин с польскими продуктами. — Как они не понимают, что вредят этим и Калининграду, и России вообще? Кто знает, какие там продукты? Никто не проверял, может у них мясо с бешенством, которым поляки специально нас травят».

Владельцы торговых точек с «санкционкой» считают иначе. Ева (имя изменено) занимается этим уже более трех лет и охотно рассказывает о своей мотивации. «Я доброе дело делаю, кормлю народ. Они же травятся этим всем, давятся. Наша колбаса — просто ужасная. Я как-то покупала — есть невозможно. Одно сало, мяса вообще нет. А тут ешь и чувствуешь, что из мяса сделано, а не из бумаги. Так что только польскую ем», — добродушно заявляет она, всплескивая руками.

Однако проблемы с покупателями испытывают и здесь. «Покупают нечасто, все деньги копят к Новому году. Выручки побольше ожидаю в конце месяца. Ну а в январе всегда глухо, с этим ничего не сделать», — говорит Ева, вертя в руках упаковку польских трубочек для молока.

Продавец другого магазина с запрещенкой, Валентина, соглашается: выручки редко бывают выше 10 тысяч в день. «А еще аренда, счета разные, что-то портится, зарплату мне платят — тоже убытки для хозяев. Не понимаю, почему они продолжают этим заниматься, но тему не поднимаю — мне нравится место, работа не хлопотная», — рассуждает она. Покупателей немного, наплыв обычно бывает утром и в шесть часов вечера, когда люди возвращаются с работы домой.

Чаще всего заходят женщины и семейные мужчины. «Мужикам вообще-то неважно, что есть. Но семейные русской бумагой питаться не хотят», — рассказывает Ева. Берут в основном сыры и сосиски. Покупателей интересует свежесть продуктов и условия их хранения, но с этим проблемы есть только у тех, кто торгует на улице, уверена женщина.

«У меня тут все свежее, а скоропортящиеся продукты я не вожу. Колбасы — только упакованные в вакууме, сыры — или в вакууме, или с большим сроком годности. Молоко только пастеризованное, в бутылках. Так и везти удобнее, и стоит долго, — говорит она, показывая витрину. — Йогурты, молочка, колбасы, сыры — все в холодильнике. На полках не держу, я людей травить не хочу».

Однако контроля за такими магазинчиками все равно нет, остается лишь надеяться на добросовестность продавцов. Обмануть покупателя, не владеющего польским, легко: можно выдать срок годности за дату производства или сыграть на незнании того, что в Европе дату пишут по-другому. Но всем известные точки санкционной торговли в центре города продолжают функционировать, как и маленькие магазинчики.


Чаще всего покупатели выбирают один конкретный пункт, где их все устраивает, и ходят отовариваться туда. «Я случайно наткнулась на этот магазин месяцев 5 назад, как переехала в Калининград, — рассказывает Анна, постоянная покупательница одного из таких магазинов. — С тех пор все основное тут покупаю. За хлебом, конечно, в „Викторию“ бегаю. Цены на иностранные продукты высокие, но иногда уж слишком сильно хочется немецких шоколадок и нормального мяса».

Женщина объясняет, что не единожды пыталась экономить и покупать российские продукты, но они не оправдали её ожиданий. «Я привыкла и отвыкать не собираюсь, — смеется калининградка. — Детей кормить нужно, а покупать порошковую сметану не хочу. На рынок за фермерской тоже каждый раз не набегаешься. Всего остального это тоже касается».

В областном центре ежемесячно ведут борьбу с незаконными продуктами. Чаще всего целью властей оказываются уличные торговцы и Центральный рынок, до магазинчиков во дворах контролеры пока не доходят. Продукты изымают и потом уничтожают. В этом, по мнению Владимира Путина есть экономический смысл. «Иногда с точки зрения экономики лучше что-то пустить под нож, чем просто раздать. Как это ни странно звучит. Потому что это сохранение рабочих мест, сохранение определенного уровня рентабельности производства, ценовой политики и так далее», — считает президент.

Однако выводы экспертов говорят, что за годы продуктового эмбарго российские потребители теряли 445 млрд рублей в год, или около 3000 рублей на человека, а к успеху импортозамещения можно отнести только свинину, птицу и помидоры. За счет роста внутреннего производства к 2018 году цены на них опустились ниже уровня 2013 года, а потребление выросло.

Сейчас за незаконную торговлю продавцам «санкционки» в Калининграде грозит штраф до 3000 рублей, который власти собираются поднять на тысячу. В пояснительной записке к региональному законопроекту отмечается, что «такая торговля не только ухудшает облик города, но и наносит значительный ущерб ее экономике, способствует развитию недобросовестной конкуренции, незаконной трудовой миграции и, как следствие, усугубляет криминогенную обстановку в городе».

Продавцы, тем не менее, отказываться от своей деятельности не спешат. «Я человек добропорядочный, честный. Никогда никого не обидела. Закон нарушать страшно, да, но нам не оставляют выбора. Я не хочу травиться. Были бы у нас качественные продукты и разнообразие, то никто бы санкционку не возил. Людям рисковать неохота, но ерунду жрать тоже мало кому нравится» — эмоционально объясняет Ева.

В Калининградской области объемы санкционной торговли по разным подсчетам составляют примерно от 1,5 до 3 миллиардов рублей в год, рассказал «Новому Калининграду» заместитель гендиректора торговой сети «Спар» Алексей Елаев. «Вся продовольственная розница Калининградской области — это примерно 70 миллиардов рублей. Получается, [на санкционку приходится] от 2 до 3 процентов всей продовольственной розницы Калининградской области», — говорит он, обращая внимание на то, что такие торговцы находятся в более лояльных условиях: им не нужно платить налоги.

Теневой рынок такого объема, по мнению Елаева, не может не влиять на всю легальную розницу Калининградской области. «Влияние неизбежно, а вот силу такого влияния предсказать достаточно сложно. Потому что в данном случае они, по большей мере, конкуренты для небольших, но легальных торговых точек, а не крупных сетей» — уточняет специалист.

Текст — Яна Сироткина, фото — Виталий Невар / Новый Калининград

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

С легкой руки премьера

Замглавреда «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, как вероятно был поставлен рекорд хищения из бюджета.