«Бытовая комфортность» непроколотых пальцев: семьи с больными детьми судятся с облвластями

«Бытовая комфортность» непроколотых пальцев: семьи с больными детьми судятся с облвластями

В Калининградской области продолжается противостояние родителей детей, больных диабетом, и чиновников областного минздрава. Государство обязалось выдавать таким семьям необходимые лекарства и технические средства, но в самом западном регионе больные дети всей необходимой помощи от властей не получают. О накале ситуации говорит хотя бы тот факт, что львиная доля вопросов, заданных министру здравоохранения Александру Кравченко на прямой линии «ВКонтакте» в начале октября, была посвящена именно этой проблеме. Недавно многолетний конфликт ознаменовался важным событием: суд встал на сторону одной из калининградских мам, в интересах которой (и неопределенного круга лиц) с иском против регионального минздрава обратился прокурор Ленинградского района. Подробности — в материале «Нового Калининграда».

«Повышение бытовой комфортности вводит в заблуждение»

Перечень медицинских средств и препаратов, которые должны выдаваться для диабетиков на бесплатной основе, сформулирован в нескольких документах. Например, в постановлении Правительства РФ № 890 от 30.07.1994 г. Там указано, что при диабете необходимо бесплатно выдавать все необходимые лекарственные препараты и средства диагностики.

Государство обязано на безвозмездной основе выдавать довольно обширный перечень медицинских средств для диабетиков: от спиртовых салфеток до имплантируемых инъекционных портов. Но в Калининградской области есть свои сложности.

В регионе сложилась особо острая ситуация вокруг проблемы обеспечения детей системами непрерывного мониторинга глюкозы и препаратом «Глюкагон».

Конфликт, связанный с отказом областных властей предоставлять системы непрерывного мониторинга глюкозы, имеет давнюю историю. Жители региона уже многократно обращались в суд, собирали подписи и готовили петиции на имена высших должностных лиц, но результата это не принесло.

Система непрерывного мониторинга глюкозы представляет собой устройство, которое перманентно анализирует уровень сахара у больного. Преимущества этого метода отслеживания были признаны многими специалистами: например, рекомендованы президентом российской диабетической организации, доктором медицинских наук, диабетологом Александром Майоровым. Сторонники использования системы утверждают, что она хороша тем, что помогает выстраивать графики колебаний уровня сахара в крови. Тем более что в области на сутки выдают на руки лишь по 4 тест-полоски, и с таким их количеством затруднительно проводить анализ изменения уровня глюкозы, особенно для больных с нестабильными сахаром. Кроме того, это избавляет родителей от необходимости много раз прокалывать кожу ребенку на пальцах для измерения сахара при помощи тест-полосок.



Средний срок службы такой системы — 2 недели, цена — около 5 тысяч рублей. Выходит, что родители, которые хотят дать своему ребенку качественные средства отслеживания уровня сахара, должны тратить в месяц около 10 тысяч рублей. Вместе с тем, в других регионах страны власти выдают системы непрерывного мониторинга глюкозы на безвозмездной основе без дополнительных судебных тяжб.

О необходимости использования мониторинга говорят на федеральном уровне: так, например, 27 сентября президент Владимир Путин распорядился разобраться с дефицитом этих устройств в стране. Федеральные власти готовятся развернуть масштабную программу «Борьба с сахарном диабетом», которая, в том числе, предполагает использование отечественных систем непрерывного мониторинга.

Главный аргумент областного минздрава в споре с родителями заключается в том, что система мониторинга, в отличие от тест-полосок для обычных глюкометров, производит забор данных не из крови, а из межклеточной жидкости. Это означает, что она показывает не фактический уровень сахара в момент времени, а фиксирует показания с небольшой задержкой, буквально в 5 минут, что, по словам чиновников, может нанести вред здоровью.

Здесь очень показателен ответ за подписью и.о. регионального министра здравоохранения Наталии Берездовец, который получила на свое обращение одна из семей. Среди прочего там были такие формулировки: «Повышение бытовой комфортности при использовании указанных систем для исследования уровня глюкозы, непринятие во внимание отставания показателей глюкозы на датчике НМГ (системы непрерывного мониторирования глюкозы — прим. „Нового Калининграда“) от действительного уровня глюкозы в крови, вводят в заблуждение пациентов, использующих данный дополнительный девайс, подменяя основные методы исследования с целью контроля сахарного диабета у детей».

Губернатор Антон Алиханов на протяжении нескольких лет периодически говорит о необходимости обеспечить системами непрерывного мониторинга некоторые категории детей, однако сам однажды во время прямой линии называл эти средства продуктом «агрессивного маркетинга иностранных фармкомпаний».

Ситуация, связанная с отказом региональных властей бесплатно выдавать системы непрерывного мониторинга глюкозы, была рассмотрена на уровне Следственного комитета РФ. Тогда председатель организации Александр Бастрыкин распорядился провести проверку, после чего было заведено несколько уголовных дел. Но в скором времени их прекратили, и далеко идущих последствий у этого решения не было.

Помимо случая с системами непрерывного мониторинга глюкозы много споров вызывает отказ областного минздрава в бесплатной выдаче препарата «Глюкагон». При том, что он включен в перечень «Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов». Его применяют в тех случаях, когда человек с сахарным диабетом теряет сознание, он нужен для предотвращения тяжелых случаев гипогликемии. Стоимость одной дозы препарата приближается к 800 рублям.

Дело в том, что система мониторинга, как и лекарственный препарат, не входят в «льготный» перечень средств, закупаемых на федеральном уровне, регионам дали право самостоятельно решать, выделять ли деньги. Многие решают в пользу больных детей — например, так делают в Дагестане, который богатым субъектом точно не назовешь. Власти Калининградской области рассудили иначе.

Суровый допрос

В октябре калининградка Татьяна Коткина, мама больного сахарным диабетом ребенка, оказалась вместе со своим сыном в клинике в Москве. Врач прописал лечение, которое, в том числе, предполагает применение систем непрерывного мониторирования и потенциальное использование «Глюкагона» в случае обострений. После того, как минздрав Калининградской области отказался бесплатно выдавать медицинские средства, женщина обратилась в прокуратуру, а далее последовал суд.



Разбирательство, начатое еще в январе, завершилось лишь в конце сентября. Оно предполагало участие медицинских специалистов, для этой цели привлекли экспертов из Санкт-Петербурга. Они присоединились к процессу по видеосвязи.

«Врачи-эндокринологи, проводившие экспертизу, сказали, что по всем регламентам положено использовать и мониторинг, и „Глюкогон“, — рассказывает Татьяна Коткина. — И потом три с половиной часа представитель министерства здравоохранения устраивал суровый допрос этих самых врачей, которые вообще были в шоке от заседания. Вплоть до того, что они вообще сказали, что им нужно было прийти с адвокатами, раз уж здесь такие вопросы решаются. И они полностью подтвердили, что ребенку необходимы эти средства для того, чтобы он мог сохранить свое здоровье».

Впрочем, собеседница смотрит в будущее без излишнего оптимизма. С ее слов, в областной судебной практике уже был один случай, когда у родителей больного ребенка получилось выиграть дело. Но конец у той истории выдался все равно безрадостный: минздрав подал апелляцию, которую выиграл. Больше того — тогда на маму возложили обязанность покрыть все судебные издержки.

Поэтому, пока решение суда не вступило в силу, велика вероятность того, что чиновники от здравоохранения обратятся за обжалованием в вышестоящие инстанции. «Минздрав Калининградской области, как я думаю, на этом не успокоится, будет подавать апелляцию и добиваться всеми способами, чтобы мой ребенок не получил назначенного лечения», — убеждена Татьяна.

Что сейчас говорят власти

Министр здравоохранения Калининградской области Александр Кравченко прокомментировал ситуацию во время прямой линии «ВКонтакте». Он был максимально корректен и, в отличие своего заместителя, намекать на то, что родители борются за системы НМГ для повышения «уровня бытового комфорта», не стал. Но сообщил, что действует строго в рамках закона. «Внутри детского здравоохранения один из очень крупных вопросов — это система непрерывного мониторинга глюкозы. Эта проблема сегодня, собственно, носит всероссийский характер. Мы очень позитивные эмоции испытываем от того, что принимается федеральная программа, будут расширены показания для применения систем непрерывного мониторинга глюкозы, ждем внесений в норматив и очень надеемся, что эта программа запустится и мы сможем обеспечить тех, кто будет предусмотрен программой, системами непрерывного мониторинга глюкозы, а сегодня мы вынуждены работать в рамках стандарта».

Чиновник также рассказал, почему в Калининградской области, не выдается ряд средств для детей-диабетиков: «Мы действуем в рамках действующего законодательства, по стандарту, обеспечивая всех чем должны, и очень ждем расширения полномочий и возможностей обеспечить тем, чем хочется».

Текст: Павел Каменев, фото: Pavel Danilyuk / Pexels (Creative Commons), Юлия Власова / Новый Калининград

Нашли ошибку? Cообщить об ошибке можно, выделив ее и нажав Ctrl+Enter

[x]


Есть мнение: отрицание, гнев, торг, депрессия, увольнение Любивого

Обозреватель «Нового Калининграда» Денис Шелеметьев — о недосказанностях в деле экс-главврача БСМП.