Уголовное дело закрыто: прокурор отказал родителям погибшего младенца

Максим. Фото из семейного архива Виктории и Сергея Распертовых
Все новости по теме: Медицина

Следственный комитет принял решение возбудить уголовное дело по факту гибели двухмесячного Максима Распертова, который умер в июне 2015 года в Детской областной больнице. Однако и.о. прокурора Центрального района дело закрыл. Адвокат семьи потерпевших считает, что прокурор даже не изучал экспертизу.

И.о. прокурора Центрального района Николай Мяшин принял решение отменить постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» по факту смерти новорожденного Максима Распертова. Текст документа предоставили редакции «Нового Калининграда.Ru» родители мальчика.

«Ребенок родился доношенным, зрелым, жизнеспособным, имеющим признаки живорождения, — отмечают эксперты. — Об этом свидетельствует масса тела и длина при рождении, отсутствие уродств и пороков развития, не совместимых с жизнью, а также наличие пульсации пуповины. Однако у новорожденного имелись развившаяся в родах тяжелая гипоксия, гиповолемический шок, которые без проведения адекватной своевременной терапии являлись угрожающими жизни и дальнейшему развитию ребенка».

Уголовное дело было возбуждено Следственным комитетом РФ в пятницу, 12 февраля 2016 года. Прокурор вынес постановление об отмене во вторник, 16 февраля. Николай Мяшин обосновывает свое решение тем, что следователи не провели опросы медиков Детской областной больницы, где скончался ребенок, не была истребована меддокументация из этого лечебного учреждения. Прокурор не нашел в материалах дела сведения, свидетельствующие о совершении в отношении новорожденного младенца преступления врачами роддома № 4 Калининграда. «Также в указанных материалах отсутствуют сведения о том, что смерть ребенка наступила в результате действий или бездействий указанных врачей, в связи с чем у следователя отсутствовали основания для возбуждения уголовного дела», — отмечается в документе.

Адвокат семьи родителей мальчика Александр Добральский утверждает, что уголовное дело было прекращено незаконно. По его словам, семья намерена обжаловать прокурорское решение в суде.

«Прокурор даже не читал экспертизу, — считает Добральский. — Экспертиза проводилась полгода, мы с Викторией и ее супругом Сергеем изучали ее неделю. Мог ли прокурор изучить ее за выходные и сделать соответствующие выводы об отказе в возбуждении уголовного дела?»

По словам адвоката, в экспертизе есть несколько конкретных моментов, указывающих на прямые нарушения со стороны врачей. «К примеру, в соответствии с письмом Минздрава, если ребенок родился с асфиксией, врачи обязаны были оказывать ему помощь на месте. Ребенок родился с показателем ноль по шкале Апгар, пишут эксперты. Ему начинают оказывать помощь, и через 10 минут его состояние достигает 6 баллов по шкале Апгар, однако ему прекращают оказывать помощь. Это первое прямое нарушение, — обратил внимание адвокат. — Далее, ребенка перевозят в Региональный перинатальный центр, при этом вызывают скорую помощь, прекратив оказывать ему помощь. В РПЦ у ребенка на фоне гипоксии развивается судорожная реакция, однако вместо противосудорожных препаратов он получает препараты, ослабляющие мышечный тонус».

Также, по словам адвоката, эксперты полагают, что у медиков не было необходимости ампутировать матери матку, что лишило ее возможности снова иметь детей.

В экспертизе отмечается, что лечение ребенку медики роддома и реанимационной бригады назначили верно, однако стартовая терапия была прервана преждевременно, поскольку через час ребенок был транспортирован в Региональный перинатальный центр. Эксперты усмотрели в этом нарушением алгоритмов оказания помощи новорожденному.

«В заключении экспертизы сказано, что между действиями врачей содержится прямая связь между наступившими последствиями смерти, и заключается она в нарушении алгоритмов лечения. Следователи СК именно поэтому возбудили уголовное дело, — заявил адвокат. — В принципе, для возбуждения уголовного дела нам нет необходимости получать эту экспертизу, достаточно факта смерти новорожденного ребенка и того, что мать лишилась матки. Должно возбуждаться дело, и в рамках этого дела проводится проверка. А это совсем другая проверка, не то что доследственная. Например, как у нас это происходит при других обстоятельствах — сначала просто возбуждается дело, потом уже назначается экспертиза и проводятся прочие действия. Возбуждаются десятки дел из серии „есть основания полагать, что документ подложный“ без всяких экспертиз. А тут сам факт смерти ребенка».

Кроме того, по словам Добральского, из меддокументации практически исчезли упоминания о том, что Виктории в процессе родов кололи анальгин и но-шпу. «Сначала писали, что кололи анальгин с но-шпой, потом — что только но-шпу. Но надо понимать, что в момент родов женщина находится в схватках, и укол анальгина — это для организма, как глоток алкоголя, серьезнейший стресс», — отметил он.

Добральский поднял вопросы по поводу того, почему женщине кололи одновременно стимулирующие препараты и те, которые ослабляют схватки.

«Кроме того, так и непонятно — что за препарат ввели Виктории, после которого у нее развился анафилактический шок. Почему ампулы от этого препарата не были направлены на экспертизу? — отметил адвокат. — Прокуратура в данном случае не защищает интересы тех, кого она должна защищать. Прокурор вообще не в курсе, что подписывал. К тому же подписывал и.о. прокурора, а не сам. И я считаю, что это типичный ход, чтобы прокурор мог сказать, что он не имел к этому документу отношения. Мы считаем, что они намерены создать как можно больше препятствий у нас на пути. И мы будем через суд обжаловать это постановление».

Также семья намерена подать иск в суд в рамках гражданского судопроизводства о компенсации за причиненный ущерб. В рамках рассмотрения дела потерпевшая сторона намерена просить провести экспертизу в федеральном центре.

Отметим, что «Новый Калининград.Ru» направил запрос по поводу постановления и.о. прокурора Центрального района в прокуратуру Калининградской области.

«Новый Калининград.Ru» рассказал об истории молодой семьи в августе 2015 года. По словам отца погибшего мальчика, главврач родильного дома Альвина Беспалко сообщила ему, что у его супруги случился «анафилактический шок», вызванный введением но-шпы с анальгином. «Она сказала, что они вводят его абсолютно всем роженицам, и подобной реакции они не ожидали и не были готовы, но сделали всё необходимое, чтобы спасти жизнь матери», — рассказал Сергей. При этом он отметил, что раньше аллергии на анальгин у его жены никогда не было. Также позже медики перестали упоминать в документах анальгин, полагая, что аллергическая реакция всё же развилась на но-шпу.

«Я также спросил, все ли в порядке с Викой, меня заверили, что да», — рассказывал тогда Сергей. Однако спустя шесть дней врач сообщил молодой женщине, что во время операции у нее была удалена матка и она больше не сможет иметь детей. «Я узнал о трагедии только после звонка Вики. Она была в истерике и просила срочно приехать. Я зашёл к ней в палату и увидел, что она сидит на полу у открытого окна на четвертом этаже в полном одиночестве вся в слезах», — рассказывал Сергей. Он обратился в прокуратуру и Следственный комитет, чтобы установить все обстоятельства трагедии, произошедшей с его семьей, и выявить виновных.

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.