Имитация Вечного огня: что происходит с мемориалами под Калининградом

Все новости по теме: Память

Во вторник журналистам показали несколько воинских мемориалов, посвященных Великой Отечественной войне. В ходе рейда выяснилось, что братские могилы и памятники находятся в хорошем состоянии. Однако глобальная проблема увековечения памяти павших бойцов до сих пор не решена.

Вечный огонь из картона

Сначала журналисты побывали в Багратионовском районе — пос. Нивенское, Владимирово и самом Багратионовске, где в прошлом году братские могилы приводили в порядок. На первый взгляд с воинскими мемориалами здесь все в порядке — трава выкошена, бордюры побелены, плиты с увековеченными именами погибших воинов сияют новизной.

Аналогичная ситуация — в посёлках Домново Правдинского района. В районе пос. Шатрово представителям СМИ показали памятный знак, который возводят калининградские байкеры в память о погибших в 1945 году воинах-мотоциклистах.

«Именно в этих местах погибло большое число бойцов 2-го отдельного гвардейского мотоциклетного полка Ярцевского и 271-го моторизированного батальона ОСНАЗ, бойцов СМЕРШ. Больше 200 человек по списку безвозвратных потерь. Бои проходили именно здесь с 4 по 7 февраля 1945 года, — рассказал руководитель мотодвижения „Колесо истории“ Дмитрий Копырзов. — „Автотор“ передал нам этот участок, и мы сами возводим мемориал в память о тех, кто погиб здесь, кто выжил». По его словам, работы по возведению мемориала начались в 2015 году, каждые выходные на этом месте работают калининградские мотоциклисты, которые сами собирают деньги на возведение памятного знака. Открыть мемориал планируется в мае 2016 года.

Чуть дальше — в районе пос. Клюквенное — также при поддержке общественных организаций был обустроен еще один мемориал. О том, что здесь похоронен красноармеец, было известно еще с советских времен. Памятник на месте захоронения в 2010 году открыли поисковики из отряда «Совесть» при помощи регионального управления Минюста и нотариальной палаты. А не так давно представители общественной организации «Наследие Калининградской земли» установили имя погибшего бойца — гвардии старшего сержанта Владимира Воскресенского.

«Он погиб в апреле 1945 года», — рассказал глава организации Дмитрий Востриков. В апреле на месте захоронения была установлена табличка, на которой увековечили имя красноармейца. «Местным властям просто остается поставить захоронение на учет, как того требует российское законодательство, — отметил Востриков. — Сделать это достаточно просто — ведь вся работа уже выполнена общественными организациями, остается лишь оформить несколько бумаг».

В поселке Переславское Зеленоградского района воинский мемориал также находится в отличном состоянии. Здесь увековечены имена более 6,3 тысяч погибших воинов, в том числе шестерых Героев Советского Союза.

Однако журналисты обнаружили на захоронении весьма странную имитацию Вечного огня — в трубу, из которой должен идти газ, вставлена металлическая заглушка, к которой прикреплен лист из плотного картона с нарисованным пламенем.

В пресс-службе правительства Калининградской области корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» пояснили, что Вечный огонь на мемориале зажигают во время праздников, подключая баллонный газ. В планах властей — в 2017 году провести на территорию мемориала газопровод, чтобы огонь горел постоянно.

Мемориал в Переславском — один из 31 в Калининградской области, на которых еще в советские времена были установлены чаши Вечного огня, но не подведен газ. В итоге Вечный огонь на таких мемориалах зажигают по праздникам и памятных дат, подключая газовые баллоны.

Почему местные власти в Переславском решили имитировать Вечный огонь таким странным образом, выяснить не удалось — глава местного теруправления для комментариев в среду утром был недоступен.

Ошибочно увековечены

Воинские мемориалы в Калининградской области находятся в порядке, сияют внешним лоском и чистотой, но на самом деле проблем масса. По словам руководителя общественной организации «Наследие Калининградской земли», создателя сайта Prussia39.ru Дмитрия Вострикова, в регионе нет ни одного мемориала, на которых имена бойцов были бы увековечены без ошибок.

«К примеру, в пос. Домново на мемориальной плите имя красноармейца Кривощапова написано дважды — сначала он значится в списке офицерского состава, затем — в списке старшин. Дата гибели — 17 января 1945 года, когда тут боёв ещё не было», — рассказал Дмитрий Востриков.

По данным краеведов, 20-летний гвардии младший лейтенант, уроженец Тамбовской области Владимир Андреевич Кривощапов погиб в бою и был похоронен недалеко от бывшего населенного пункта Зеехаузен на территории современного Нестеровского района. В 50-е годы прошлого века во время укрупнения воинских захоронений его останки должны были перезахоронить в братской могиле в центре пос. Фурмановка. Однако его имени на мемориальных плитах в Фурмановке нет.

Тот факт, что останки молодого командира в 50-е годы могли перевезти из Нестеровского в Правдинский район и захоронить в пос. Домново, вызывает у краеведов большие сомнения. Как и сам факт, что останки в принципе перезахоранивались. Скорее всего, гвардии младший лейтенант Кривощапов до сих пор лежит в земле где-то в Нестеровском районе.

Почему его фамилия вдруг появилась на мемориале в пос. Домновно, неизвестно — документы о массовых укрупнениях воинских захоронений в 50-е годы не сохранились.

Аналогичная история — на мемориале в Багратионовске. «Красноармеец Ивасенко увековечен в двух местах — здесь, в Багратионовске, и в Прадинском районе. А последние дни жизни провел в полевом госпитале у местечка Луизенталь, что рядом с пос. Гвардейское, — рассказал руководитель Багратионовского музея истории края Александр Панченко. — А есть имена, о которых мы вообще ничего не знаем, и они не увековечены нигде». По мнению краеведа, в Калининградской области должен быть единый центр, который занимался бы проверкой достоверности имен, записанных на плитах, а также найти имена тех, кто еще не увековечен.

Эту же мысль несколько лет пытается донести до властей и создатель сайта Prussia39.ru Дмитрий Востриков. «Сначала нужно установить списки, выверить их, а потом уже наносить. Потому что к 70-летию в области на многих мемориалах установили новые плиты, но на них просто скопировали те ошибки, которые были сделаны еще в советские времена, — рассказал Востриков. — На мой взгляд, нужно взять мораторий года на два, провести эту работу, а потом уже вкладывать деньги в ремонт мемориалов».

Политическое безволие

Еще одна проблема — так называемые первичные захоронения, которые исчезли с официальных карт после укрупнения братских могил в 50-70-е годы, но на самом деле до сих пор существуют. Только общественная организация Вострикова обнаружила документы на 3 тысячи таких могил, и лежат ли там до сих пор бойцы, неизвестно. Системной работы по поиску таких «первичек» в Калининградской области не ведется, зато ими активно интересуются так называемые «черные копатели».

«Проблема возникает практически во всех муниципалитетах, где ведется строительство. В Калининграде у властей есть заинтересованность в установлении мест первичных захоронений перед началом строительства каких-либо объектов, — рассказал Востриков. — Проблема глобальная. Три тысячи первичных захоронений — это не верхний предел, и вполне возможно, что солдаты до сих пор лежат в земле безымянными. Как эту проблему решать? Это другой вопрос».

По словам Вострикова, в Белоруссии созданы альтернативные военизированные формирования, которые занимаются поиском забытых могил. В Польше это — задача Красного креста, в Германии существует Союз по уходу за воинскими захоронениями.

В Российской Федерации функции поиска и увековечения воинов переданы Минобороны, но реальной работы никто не видит. Сегодня поиск забытых бойцов — в основном дело рук копателей-поисковиков.

По мнению руководителя Службы охраны памятников Калининградской области Евгения Маслова, власти региона провели большую работу с органами местного самоуправления, чтобы минимизировать ошибки при увековечении новых имён. «Опыт мемориальной работы в прошлый, юбилейный год Великой Победы научил органы местного самоуправления, что в этих вопросах не надо спешить. Сейчас мы не видим такого массового увековечения, все понимают, что вначале надо провести исследовательскую работу. Даже подкрепленные архивными документами списки, которые органам власти передают те же общественники, увековечиваются не сразу. Их тщательно проверяют», — рассказал Евгений Маслов.

По его словам, вопрос исправления информации, которая уже нанесена на мемориальных плитах, нужно тщательно обсудить. «В прошлые два года в области выполнен большой объем работ по ремонту и благоустройству воинских захоронений. На многих мемориалах увековечены новые имена погибших, выявленные в ходе поисковых работ, подтвержденные военно-мемориальной службой Балтфлота. Старались внимательно работать с информацией, тем более что в 2015 году мы уже могли пользоваться данными обобщенного банка данных „Мемориал“, уникальным архивом нашего калининградского сайта Prussia39.ru, — рассказал чиновник. — Но быстро решить эту проблему, которая существует десятилетия, вряд ли получится. Думаю, что потребуется ещё два-три года, для того чтобы провести полноценную ревизию увековеченных и неувековеченных имен, или увековеченных неоднократно, чтобы наносить на новые плиты правильную информацию. Что касается надписей, которые существуют, но нанесены ошибочно, то, на мой взгляд, это вопрос непростой, деликатный, и требует общественного обсуждения. Наверное, в этой ситуации нужно не гнаться за идеальной картинкой, а с уважением относиться к имени увековеченного защитника Отечества».

Глава общественной организации Дмитрий Востриков считает, что ответственность за увековечение погибших бойцов необходимо передать на региональный уровень, создать учреждение или подразделение, которое занималось бы полностью этой работой — поиском захоронений, проверкой достоверности списков воинов, увековечением имен тех, кто пока еще забыт, ремонтом мемориалов.

«Я не понимаю, почему на муниципалитеты сваливают эту работу, ведь бойцы погибали не за муниципалитет, они погибали за Россию, и обязанность нашего государства — помнить о них. Финансировать работы должен федеральный центр, Министерство обороны», — полагает Востриков.

О проблемах с увековечением памяти погибших бойцов на территории Калининградской области, которая является особым в этом плане регионом, представители общественных организаций говорят не первый год. Как и о проблеме с поиском забытых захоронений времен Великой Отечественной. Однако для их решения нужна твердая политическая воля, которой, увы, у наших правителей пока не наблюдается.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.