Что они курят?: меценат Татузов о янтаре, китайцах и толуоле

Евгений Татузов
Все новости по теме: Янтарь

Янтарную отрасль опять лихорадит. Казалось бы, в регионе регулярно проводятся аукционы для янтарщиков, сырье можно купить на бирже в Санкт-Петербурге, но жалобы на его нехватку звучат вновь и вновь. Ситуацию обострил эпохальный контракт с китайцами на 10 млрд рублей, подписанный год назад. «Янтарь выгребают подчистую и увозят в Китай», — как мантру повторяют переработчики. Но в разговорах с журналистами свои имена, как правило, просят не называть. Меценат Евгений Татузов — директор питерского фонда «Развитие благотворительных программ», питерской же галереи «Янтарный дом», многие годы связанный с Калининградом (он подарил областному Музею янтаря большую коллекцию работ, которую называют уникальной) — согласился высказаться открыто. «Новый Калининград» приводит эту беседу.

— На самом деле там аховая ситуация, просто грабёж средь бела дня. Да, переработчики задают вопросы, но у Янтарного комбината есть «ежовые рукавицы» — внутренние торги, к которым особо любознательных комиссия может не допустить, и такие случаи уже были. Я лично знаю почти всех старожилов в янтарной отрасли. Им не просто тяжело выживать в этом беспределе. Они, выражаясь медицинским языком, на грани паллиатива, а главный источник интоксикации, к сожалению, — Янтарный комбинат, косвенно — региональная власть, которая почему-то молчит, изредка имитируя участие, но все ее действия странные и неуклюжие.

Вы сами янтарь у комбината покупаете? И что тогда с проектом реконструкции Башни Врангеля, который вы предлагали (проект предполагал создание «янтарных палат»; к работе был приглашен известный реставратор Александр Крылов, воссоздавший Янтарную комнату — прим. «Нового Калининграда»). Судя по всему, надежду вы потеряли?

— Раньше у меня была идея объединить всех вокруг Музея янтаря, вокруг большого янтарного искусства. Даже пошёл на риск, подарив уникальную коллекцию на солидную сумму. В этом году привёз ещё одну коллекцию и предлагал оставить её государству, но всё бестолку — не видим, не слышим, не хотим. Будто я вашим руководителям предлагаю мебель на даче поменять.

Мне, человеку свободному, вложившему в развитие янтарного искусства Калининградской области больше, чем кто-либо в её истории, и получившему в ответ смачный плевок, говорить правду легче. Сам прошёл через все круги этого ада и давно предупреждал многих переработчиков о том, что всех нас в недалёкой перспективе ждёт самоликвидация. Такое уже было на этой земле, правда, в истории Пруссии. Где сейчас преемники прусских мастеров?

С чем сталкивался лично я, пытаясь купить янтарь на комбинате? Ответ всегда был один — янтаря нет и не будет. А ведь наши уникальные изделия создают имидж не только Калининградской области, но и всей страны. В мире такого нигде нет. Та же самая ситуация сейчас с переработчиками. Нет, мы не стали самоликвидироваться.

Мы начали очень тщательно во всём разбираться и достигли некоторых успехов, практически провели собственное расследование. Факты открылись просто поразительные. Если снять фильм об этом, то самое точное название для него будет — «Оборзевшие».

— Даже так?

— На днях «выполз» на поверхность второй контракт между Янтарным комбинатом и фактически китайской «Линлун Амбер» ещё на 680 тонн, о котором почему-то замалчивали с 16 октября (в среду портал Rugrad.eu сообщил об этом контракте со ссылкой на директора Янтарного комбината Михаила Зацепина; в четверг Зацепин в своем «Фейсбуке» подтвердил отношения с новым партнером — ООО «Линлун Амбер», являющейся 100% дочерней компанией китайской ювелирной компании Jiangsu Yulingljng Jewelry Technologu Co., Limited (JYJT) — прим. «Нового Калининграда»).

0NV_4666.jpg

— Контракт на 680 тонн — при том, что в 2017 году Янтарный комбинат добыл «рекордные 450 тонн янтаря»?

— Да, и первый эпохальный контракт с JYJT тоже на 680 тонн — по нему они выметают всё самое крупное и лучшее (речь о контракте на 10 млрд рублей, заключенном год назад — прим. «Нового Калининграда»). Согласно его условиям 50% сырья нужно переработать на территории Калининградской области, но никто этого делать не будет. Тему ловко похоронили, заключив договор с «дочкой» JYJT — «Линлун Амбер», зарегистрированной по месту массовой «прописки» юридических лиц в Калининграде, на ул. Дзержинского, 242 (там сауна, автосервис и многое другое), на поставку такого же объёма — 680 тонн, но на мелкую фракцию от -4 до +16 мм. Свершилось чудо! Дождались! Идём пить шампанское! Получается, это и есть те обещанные для переработки в Калининградской области 50%. Интересно, что они курят? Мы вроде все в здравом уме и трезвой памяти.

— Вы пытались выйти на «Линлун Амбер»?

— Да, нам хотелось посмотреть на этого покупателя-благодетеля, задать ему некоторые вопросы. Может, мы что-то неправильно поняли? Долго искали, нигде не нашли. Директор, по слухам, то ли доярка, то ли свинарка в прошлом. Как её угораздило стать стратегическим переработчиком янтаря? Да ещё янтарной крошки? К слову сказать, я вообще не видел, чтобы её кто-либо в таких количествах обрабатывал. В общем, нам обнаружить эту компанию в регионе не удалось. Зато повезло «Ювелирпрому». Он её не только нашёл, но и договор на переработку успел заключить (Михаил Зацепин с своем «Фейсбуке» пишет о том, что заключен контракт между «Линлун Амбер» и АО «Янтарный ювелирпром» на переработку 37 тонн янтаря — прим. «Нового Калининграда»). Чудеса да и только. Впрочем, к чудесам «Ювелирпрома» нам не привыкать, не такое бывало.

— Вы говорите, что по первому контракту вывозится все самое лучшее. Вам известно, какие фракции в нем указаны?

— Да, известно. Контракт составлен в соответствии с требованиями ТСП (торгово-сбытовой политикой) комбината — основным документом, регулирующим его торговую и прочую деятельность. С учётом усреднённого годового среза добычи (добытого объёма) там все фракции — от 5 до 100 г — 20%, от 4 до 16 мм — 80%. Но большое влияние на стоимость влияет, конечно, сортность. ТСП, как и сам первый контракт, продумывали и составляли умные люди. Одного они не учли — читать и вникать в это произведение будут другие умные люди. Документ этот «мутный», с двойным дном, ориентированный в основном на экспорт янтаря, что мы и видим. Такая же муть и в отношении янтарного искусства в пункте 10.7, в котором отсутствует сам механизм его реализации (речь о возможности 50% скидок при продаже янтаря, предназначенного для создания «художественных объектов высокой значимости» с последующей передачей государственным или муниципальным музеям — прим. «Нового Калининграда). Переработчики не сразу поняли, в чём дело, а когда поняли, было уже поздно. Возможностей для манипуляций там пруд-пруди. «Вырастет у сына свин, если сын свинёнок». Так и с первым контрактом — не просто свин — свинище.

— Может ли 680 тонн янтаря стоить 10 млрд рублей?

— Может. Но только если это некрупные фракции, 3 сорт. Следуя этой логике, теперь наши славные переработчики должны с ума от счастья сойти от изобилия 1 и 2 сортов фракций 5–100 г. На деле — с ума сходят от их отсутствия. Где же ты, янтарь-невидимка? На бирже? На внутренних торгах? Смешно. Так вот что я вам скажу. Практически всё ушло в Китай — 62% весовой сортировки 1 и 2 сортов, что фактически является двукратным завышением содержания наиболее востребованного у наших производителей янтаря. Но даже это полбеды. Главный вопрос — откуда такой объём взялся? Добыли в 2017 году 1 сорта 6%,а отгрузили 13,5%. Волшебники! Только отняли этот объём у своих. Теперь есть второй контракт — нате, перерабатывайте. А то, что в первом было — это ошибка вышла, бывает. Скажем дядям спасибо, что ещё третий контракт не появился. Как там Антон Андреевич говорил? «Если вы овцы, то вас будут стричь» (Антон Алиханов заявил это в отношении предпринимателей, у которых чиновники вымогают взятки — прим. «Нового Калининграда). Правильно, Антон Андреевич, нас и стригут. Однако 300 млн рублей налогов, конечно, хорошие деньги для бюджета (столько налога на прибыль Янтарный комбинат перечислил по итогам 9 месяцев 2017 года — прим. «Нового Калининграда»), но могло быть в 2 раза больше. Не так ли?
kombinat_2.jpg

— Янтарный комбинат утверждает, что участники закрытых аукционов, которые проводятся только для местных переработчиков, всегда могут посмотреть, что на него выставлено. Торги проводятся регулярно, откуда тогда жалобы?

— Фикция полная. Там если что-то стоящее появляется, за это драчка жуткая идёт. Да, иногда подкидывают. Чтобы волки были сыты, овцы должны быть целы. Но потом люди уже проплаченное вместо положенных трёх недель по три месяца ждут, и таких очень много. Какие рабочие места? Идут массовые сокращения. Какая конкуренция? Статистика таможенной службы удручающая: импорт янтарных изделий в Калининградскую область превысил экспорт из неё в 2 раза! Представляете, что будет, если в Испанию завезти апельсинового сока в два раза больше, чем она производит? Или мясо в Бразилию? Да там через неделю на уши всех поднимут. А у нас ничего, нормально.

— Тем не менее и Янтарный комбинат, и власти всерьез рассчитывают на создание в регионе некого янтарного кластера.

— Вы знаете, допустим, вы летчик и я летчик. Вы на истребителе, а я на кукурузнике. Но мы с вами оба можем летать. Будет у нас кластер кукурузников, а в Китае, в Европе, в Гонконге будут летать на истребителях. Вот людям говорят про кластер, а они: а с чем работать-то? Сырье — самое главное. Их хотят «поселить» или на базе Янтарного комбината, или у Емельянова в Коврово. Но вот у нас есть Дарвин (ювелир Вячеслав Дарвин — прим. «Нового Калининграда») на Правой набережной, Емельянов (Александр Емельянов, основатель «Янтарно-краснодеревной мануфактуры „Емельянов и сыновья“» — прим «Нового Калининграда») в Коврово, Симонов (ведущий переработчик, глава компании Сувениры Балтики, председатель Янтарного союза — прим. «Нового Калининграда») — на Портовой. Я не представляю, как они вместе соберутся, не понимаю, зачем это. Использовать кластер как образовательную, учебную базу — да. Ну чтобы туристы приезжали за покупками в одно место. И чтобы деньги выбивать из бюджета, какие-то гранты получать. Других причин я не вижу, зачем это. Никто не может на этот вопрос ответить. На бумаге все красиво: развитие, преемственность. Но давайте спросим у переработчиков: готовы ли они в Коврово перебраться?

Есть еще одна сторона. Это даже чревато. Об этом не принято говорить, но многие янтарщики пользуются такой отравой, как толуол. Страшная химия, компонент взрывчатки, но она взаимодействует с янтарем, из третьего сорта делает первый: затягивает трещинки, снимает корочку. Специалист разберется, конечно, но обыватель не поймет. Это страшная жидкость, токсисчная, самого высокого уровня токсичности. Но ей пользуются, чтобы хоть как-то на рынке выживать. За это садят. И этот толуол разбросан по всему городу, как они его будут концентрировать в кластере, я вообще не представляю. А без толуола они не конкуренты китайцам.

«Новый Калининград» направил официальный запрос в Калининградский янтарный комбинат по поводу изложенных фактов.

Текст — Оксана Ошевская, фото — Виталий Невар, Кирилл Клейков, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

Чиновник эпохи разочарования

Вадим Хлебников о том, почему за два года Антон Алиханов не сумел оправдать надежд.