Бенитес и Родригес: как глава неманского ЦБК попал в тюрьму Гватемалы

Фото — amslerPIX, Flickr
Все новости по теме: Бизнес

В Гватемале вынесли приговор бывшему владельцу ООО «Неманский целлюлозно-бумажный комбинат» (НЦБК) Игорю Биткову — его как участника организованной преступной группы осудили на 19 лет лишения свободы. Жену и дочь Биткова приговорили к 14 годам тюремного заключения каждую. Семью признали виновной в серии преступлений, связанных с использованием поддельных документов. Игорь Битков и члены его семьи под чужими именами бежали из России в 2008 году. Российские правоохранительные органы преследовали Биткова в том числе по обвинению в отмывании денег и преднамеренном банкротстве НЦБК. Сам предприниматель утверждал, что он вынужден был эмигрировать в Гватемалу из-за проблем с властями и «русской мафией». На след подозреваемых при этом вышли не силовики, а юристы, нанятые российскими банками, которым Битков задолжал деньги. «Новый Калининград» рассказывает, как складывалась жизнь и карьера Игоря Биткова.

Тетради европейского качества

В 1993 году Игорь Битков вместе со своей женой Ириной, выпускницей Петербургского университета МВД, создал Северо-Западную лесопромышленную компанию (СЗЛК). Она объединила целый ряд предприятий, занимавшихся производством бумаги и бумажно-беловых изделий. В компанию входил и «Неманский целлюлозно-бумажный комбинат».

В 2005 году Битков рассказывал, что после модернизации предприятие сфокусируется на производстве «дорогой» бумаги, стоимость которой за тонну значительно превышала расценки конкурентов. Предприниматель строил планы по завоеванию «лидирующего положения» в целевых сегментах на выбранных рынках — в производстве и реализации специальных видов бумаг (жиростойких, влагопрочных, цветных, бумаг с пониженным объемным весом, бумаги-основы для производства обоев и высокоплотных бумаг); свою продукцию он собирался экспортировать на европейский и американский рынки.

«Также мы активно развиваем производство бумажно-беловых изделий для школы и офиса», — заявлял Битков. Говоря о НЦБК, бизнесмен утверждал, что это — «лучшее тетрадное производство в России, созданное с нуля». Комбинат, по словам Биткова, ежесуточно выпускал более полутора миллионов штук блокнотов, альбомов для рисования, папок для черчения и тетрадей «европейского качества». Планировалось, что НЦБК будет выпускать около 40 тысяч тонн бумаги — на первом этапе, а после выхода на полную мощность — 60 тысяч тонн в год.

859a4d9639f464b6435b520502cd9976.jpg

«Мы создавали новые продукты, которые были уникальны не только в стране, но и в мире. Наши специальные жиро- и влагопрочные бумаги заняли нишу до 10% мирового рынка. Наша специальная печатная бумага с пониженным объемным весом дала нам возможность успешно конкурировать с мировыми лидерами в производстве бумаги. Все наши успехи были связаны с инновационными решениями, новыми продуктами и внедрением современных технологий», — писал Битков в июле 2015 года, уже после побега в Гватемалу.

Предприниматель строил амбициозные планы — к 2010 году комбинат должен был войти в сотню крупнейших целлюлозно-бумажных компаний мира.

Банкротство

В 2006–2007 годах НЦБК получил в банках кредиты на несколько миллиардов рублей. Как писал «Коммерсант», среди крупнейших кредиторов числились ВТБ, «Сбербанк», «Газпромбанк» и ряд других банков. К примеру, «Сбербанку» предприятие Биткова задолжало 450 миллионов долларов. А вскоре комбинат перестал обслуживать свои долги и перед другими банками. Весной 2008 же года Арбитражный суд Калининградской области по заявлению НЦБК ввел процедуру наблюдения в отношении комбината. А вскоре предприятие признали банкротом. Однако руководство НЦБК в лице супругов Битковых заподозрили в сомнительных махинациях. По данным регионального УМВД, в 2009 году при получении кредита для предприятия были похищены денежные средства в особо крупном размере. Следствие предполагало, что Битков, являясь одним из представителей комбината, преднамеренно обанкротил ЦБК.

Выяснилось, что всего за две недели до подачи заявления о банкротстве находящееся в критической ситуации предприятие заключило договор покупки у ООО Vilda Consult компании «Светоч» — петербургской фирмы по производству тетрадей. Незадолго до указанного события стоимость этой не обладающей даже собственными помещениями фирмы оценивалась примерно в 20 млн руб. Однако НЦБК приобрел 100% в уставном капитале ООО за 3,7 млрд руб. Расплатиться с Vilda Consult комбинат-банкрот, естественно, не смог, и эта офшорная компания стала одним из крупнейших кредиторов.

Арбитраж впоследствии признал сделку между НЦБК и Vilda Consult недействительной, а действия продавца и покупателя — недобросовестными и нарушающими права других кредиторов. В сделке усмотрели признаки преднамеренного банкротства. В 2015 году следствие предъявило Игорю Биткову заочное обвинение по статье 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство» и объявило его в международный розыск.

Бизнесмены в свою очередь утверждали, что не могли похитить деньги «физически», поскольку средства за «пределы банков не уходили». Также, по словам коммерсантов, обстоит дело и с обвинением в преднамеренном банкротстве. Бизнесмены утверждают, что все операции по кредитным средствам контролировал «кредитный комитет», следивший за всеми расходами.

0NVV8927.jpg

«Мы были преуспевающими бизнесменами с хорошо развивающимися предприятиями. Все внезапно изменилось в мае 2008 года, когда компания подверглась рейдерской атаке со стороны трех государственных банков — „Сбербанка“, ВТБ и „Газпромбанка“, внезапно потребовавших досрочного возврата всех кредитов, выданных компании на осуществление проектов. И это несмотря на то, что компания ни разу не нарушала своих обязательств перед кредиторами за всю свою многолетнюю историю. Требование выглядело настолько необоснованным и нелепым, что и мы, и в СМИ сразу заговорили о банковском рейдерстве», — изложил свою версию случившегося Игорь Битков семь лет спустя после побега в Гватемалу.

Бегство

Россию Игорь Битков, его жена и дочь спешно покинули в 2008 году. Действия банков, которые потребовали в кратчайшие сроки вернуть долги, предприниматели назвали «заранее спланированной и подготовленной акцией». «Мы обратились с просьбой в Северо-Западный банк Сбербанка России перенести выплату процентов хотя бы на один месяц, но вместо реструктуризации и поддержки конкретный сотрудник банка выставил нам конкретное требование о погашении всей задолженности, включая длинные деньги, в течение двух дней. Одновременно были выставлены требования на расчетный счет СЗЛК о списании средств. То есть нас толкнули к банкротству», — говорили 10 лет назад акционеры.

Спустя три года предпринимателей объявили в международный розыск. Сначала правоохранители полагали, что Битковы могут находиться в Латвии, но вскоре стало известно, что семья находится на другом полушарии — в Гватемале. В эту страну в Центральной Америке предприниматели попали по поддельным паспортам. Битков использовал сразу два имени: Игорь Бенитес Гарсия и Леонид Захаренко, его супруга стала Ириной Марией Родригес Германис оф Захаренко. Также на чужие имена предприниматели получили свидетельства о рождении.

То, что Битковы скрываются в Гватемале, выяснили юристы, нанятые банком ВТБ. В 2007 году между ВТБ и «Неманским целлюлозно-бумажным комбинатом» были заключены четыре кредитных соглашения, в соответствии с которыми предприятие получило 1 млрд руб. на модернизацию производства. Поручителями по кредитам выступали Игорь и Ирина Битковы, лично гарантировавшие возврат средств в полном объеме. По данным «Коммерсанта», в феврале 2014 года банк подал заявление о возбуждении уголовного дела в их отношении. А уже через месяц началось расследование по поводу использования россиянами поддельных документов. Оказалось, что в Гватемале у бизнесменов были активы и банковские счета.

Гватемала-сити.jpg

Под следствием оказались не только разыскиваемые супруги Битковы, но и их дочь, на которую была оформлена часть активов, приобретенных на похищенные, по версии следствия, средства. ВТБ привлек к расследованию действующую под эгидой ООН Международную комиссию по борьбе с безнаказанностью (CICIG), поскольку опасался, что россияне могли покинуть Гватемалу. В феврале 2015 года поднимался вопрос об экстрадиции предпринимателей. Тогдашний губернатор Калининградской области Николай Цуканов еще заявил, что Битковы «обанкротили» НЦБК, фактически до решения суда назвав их преступниками. Глава региона также утверждал, что Битковых привезли в Россию.

На самом деле власти Гватемалы отпускать бизнесмена не собирались — у России нет с этой страной двухстороннего соглашения о выдаче. Биткова поместили в небольшую тюрьму, находившуюся на территории воинской части имени маршала Хосе Виктора Завалы в пригороде Гватемала-Сити. Причину ареста, как писало «Эхо Москвы», Гватемальские власти объяснили так: «Специальная прокуратура по борьбе с безнаказанностью определила их как людей, которые вступили в контакт с преступной сетью, которая действовала в главном управлении миграции и национальном регистре лиц, чтобы им были сделаны по подложным документам свидетельства о рождении, удостоверения личности и паспорта Гватемалы».

Приговор

Процесс по уголовному делу в отношении семьи Битковых длился с января 2015 года. Помимо Игоря Биткова, его жены Ирины и их дочери на скамье подсудимых оказались более 30 человек. Обвинение называло их участниками организованной преступной группы, а дело рассматривал специальный суд — Juzgado de Mayor Riesgo.

В перерывах между судебными заседаниями Битков писал в Россию письма, которые публиковались на сайте «Эха Москвы». Битков в своем положении обвинял «систему Путина», рассказывал о похищении дочери и силовиках, которые сфальсифицировали в отношении него уголовное дело, чтобы отнять у него бизнес «руками государственных банков». Последнее письмо датировано 12 ноября 2015 года, в нем Битков рассуждал о коррупции в России и Гватемале.

Когда вскрылась история с поддельными документами, Игорь Битков заявил, что вынужден был уехать из России из-за проблем с властями и «русской мафией», которые пытались разрушить его бизнес. Скрываться под чужими именами в Гватемале Битков и его родственники решили потому, что опасались за свою безопасность. Словам предпринимателя суд не поверил. Вынося приговор, судья сочла эту версию попыткой уйти от наказания. В итоге Биткова как участника организованной преступной группы осудили на 19 лет лишения свободы. Жену и дочь бизнесмена приговорили к 14 годам тюремного заключения каждую.

arest.jpg

Другие участники группы получили от 6 до 24 лет заключения. Если решение суда устоит в апелляционной инстанции, то Битковым предстоит полностью отбыть назначенное им наказание. Права на условно-досрочное освобождение они лишены.

Как отмечает «Коммерсант», в рамках судебного процесса к российским предпринимателям был заявлен гражданский иск со стороны ВТБ на сумму, превышающую 1 млрд руб. Это требование было удовлетворено. Ущерб может быть возмещен за счет продажи арестованного имущества Битковых — домов, машин, а также денег на их банковских счетах и наличных, изъятых из тайников.

В 2012 году у Битковых в Гватемале родился сын. Когда предпринимателей задержали, судьбой ребенка заинтересовался бывший уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, он даже предлагал забрать его в Россию. В трехлетнем возрасте мальчика, несмотря на возражения родителей, отдали в детский дом.

Текст — Олег Зурман, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград», Flickr

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».