Янтарный потрошитель: как люди из «Ростеха» решили янтарём торговать

Виталий Мащицкий. Фото «Нового Калининграда.Ru».
Все новости по теме: Янтарь

Спустя всего день после довольно резкой критики со стороны регионального правительства руководители Калининградского янтарного комбината попробовали разъяснить журналистам планы по изменению политики сбыта янтаря-сырца. Понять, может ли ситуация измениться в лучшую для местных переработчиков сторону пытался корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

«Нужно было провести аудит, заниматься подбором кадров. Это емкая работа. Тем не менее, сроки сжаты до предела, в этом году мы должны показать какой-то рост, в противном случае калининградцы не поймут, какие шаги были сделаны и зачем они были сделаны в сторону изменения владельцев комбината, если не изменились ни качество взаимоотношений между бизнесом и комбинатом, ни поступления в региональный бюджет налогов, ни создание новых рабочих мест».

Губернатор Николай Цуканов.

То ли звезды сошлись так точно, то ли руководство АО «Калининградский янтарный комбинат» столь стремительно реагирует на внешние вызовы, но факт остаётся фактом. В среду на заседании правительства области вице-премьер Антон Алиханов, а вместе с ним и сам губернатор Николай Цуканов выступили с весьма гневной критикой поведения комбината в отношении местных переработчиков, а уже в четверг руководители комбината пригласили журналистов на пресс-конференцию.

Впрочем, повели себя по отношению к прессе представители владеющего ныне комбинатом «Ростеха» в традиционной для столичных управленцев хамовато-барской манере. Вместо того, чтобы устроить встречу с калининградскими СМИ в Калининграде, предложили приехать в Янтарный. На закономерный вопрос — отчего бы не встретиться в областном центре, отвечая «не хотите — не приезжайте». В целом, это соответствовало прежней политике сбыта янтаря комбинатом, которую можно было вкратце описать как «не хотите — не покупайте». А когда машины с журналистами подъезжали к городу, кортеж с мигалками и машиной ДПС умчал руководителей комбината в прямо противоположную сторону — в Светлогорск. Там глава совета директоров комбината, друг гендиректора «Ростеха» и обладатель состояния, оцениваемого Forbes в $650 млн, Виталий Мащицкий решил встретиться с губернатором Николаем Цукановым.

Ждать Мащицкого прессе пришлось примерно как Владимира Путина — два с лишним часа. Прибыв наконец и зайдя в зал, он весьма отчётливо поинтересовался у своего советника по работе со СМИ Анатолия Ширяева, нужно ли ему извиниться перед журналистами за опоздание. Получив отрицательный ответ, Мащицкий приступил к изложению особенностей новой торгово-сбытовой политики предприятия.

Получалось это у мультимиллионера поначалу с трудом. Вероятно, пребывая в несколько снисходительно-презрительном отношении к провинциалам, он несколько раз произнёс некий набор общих фраз: процесс продажи янтаря-сырца должен быть прозрачным и понятным, доступ местных переработчиков — «недискриминационным», а решения должны быть «для всех приемлемыми и обоснованными». Новую сбытовую политику руководство комбината намерено в срок до 1 июня окончательно оформить и передать в Федеральную антимонопольную службу. Которая этот документ должны утвердить.

Несколько попыток журналистов уточнить, какие же принципы будут заложены в эту новую политику сбыта янтаря и как от этого станет лучше жить и работать местным перерабочикам вызвали у Виталия Мащицкого непонимание во взгляде. «Принципы простые: прозрачно, понятно, недискриминационнно», — вновь и вновь повторял он. Однако через какое-то время понял, что просто так от него тут не отстанут, и был вынужден погрузиться в подробности.

Позиция комбината по поводу правил сбыта, как отметил Мащицкий, согласована с представителями янтарных объединений. Это согласие в течение пресс-конференции символизировали сидящие неподалёку глава Ассоциации производителей и переработчиков янтаря Александр Емельянов и владелец одной из крупнейших местных фирм по производству янтарных изделий Вячеслав Дарвин. Янтарщики вошли в некий «экспертный совет», который возглавил экс-вице-премьер РФ Борис Алёшин. При каком премьер-министре Алёшин был заместителем, Мащицкий предпочёл не уточнять, и слава богу: это был, конечно же, опальный ныне Михаил Касьянов.

Что же до самой сбытовой политики, то, как отметил глава совета директоров (говорил в этот день в основном он; воскресший, как феникс, в кресле гендиректора Михаил Зацепин молчал и почему-то краснел), в ней заложено несколько направлений реализации янтаря. Во-первых, янтарь особо крупных фракций, от 100 граммов и выше, планируется реализовывать на открытых аукционах. И проводить их, конечно же, в «Янтарь-холле». Виталий Мащицкий только что встречался с губернатором именно там и, вероятно, остался под впечатлением.

_NEV7967.jpg

Второй и наиболее инновационный вид торговли — специализированные аукционы для местных производителей. Выставляться на эти аукционы будет строго определённый объем янтаря конкретных фракций. Решать, сколько янтаря нужно местным переработчикам, будет как раз тот самый экспертный совет, по поданным заявкам. А участвовать в закрытых аукционах смогут региональные компании, соответствующие неким критериям. Среди них, по словам Мащицкого, «местная прописка», стаж не менее 4 лет работы, отсутствие задолженности перед бюджетом по налогам и сборам, численность рабочих мест, глубина переработки и прочие.

Однако пока что конкретики в отношении этих требований немного. «Сами переработчики помогут нам сформировать квалификационные требования, чтобы отсеять спекулянтов, и определить потребность местного рынка», — заявил глава совета директоров Янтарного комбината. По его мнению, подобные аукционы дадут переработчикам возможность планировать работу и инвестиции; в частности, именно для этого комбинат намерен выставлять на аукцион годовые лоты, соответствующие длительной потребности тех или иных переработчиков в сырье. «Они смогут делать бизнес-планы, покупать оборудование, понимая, что у них есть контракт на год, а не как сейчас, когда им „бросают кость“ и они не знают, получал ли сырьё в следующем месяце», — довольно самокритично оценил нынешнюю сбытовую политику предприятия глава его совета директоров.

Всего, по очень предварительной оценке Мащицкого, на закрытые аукционы для местных компаний комбинат может выставлять до 30 процентов добываемого янтаря. Первый аукцион по такой схеме предполагается проводить по голландской схеме, на понижение. Такой механизм предполагает, что янтарь выставляется на торги по весьма высокой цене, которая пошагово снижается до тех пор, пока кто-то из претендентов не согласится на ставку.

Впрочем, когда именно пройдёт первый подобный закрытый аукцион, не очень понятно. В начале июня руководство комбината рассчитывает передать описывающий новую сбытовую политику документ в ФАС, при этом Мащицкий преисполнен оптимизма в отношении скорости обработки документа ведомством и верит, что этапа согласования можно пройти буквально за две недели.

«Они купили 100 кг, заплатили 15 млн рублей, открыли — а там половина шлака, который ни во что не перерабатывается. Они в минусах на миллионы рублей, и куда с этим идти — непонятно. Сейчас, слава богу, позиция Янтарного комбината изменилась — они будут продавать в специальных прозрачных пакетах, чтобы можно было оценить. Более мелкий янтарь — в прозрачных боксах, чтобы можно было посмотреть, что там лежит. Они наконец-то начали двигаться вперед».

Вице-премьер правительства области Антон Алиханов.

После того, как политика получит одобрение антимонопольного ведомства, аукцион будет объявлен, но затем предстоит ещё 30 дней на сбор заявок от участников. Каким образом будут работать янтарщики до момента его проведения, а также что будет с ними, если процесс согласования в ФАС затянется, что совершенно не исключено? Чётких ответов на эти вопросы журналистам получить не удалось. «Будем вместе с переработчиками смотреть и советоваться — терпят ли они, ждут ли, могут как-то прожить, возможно будем продавать по старой прейскурантной цене, по прямым договорам», — довольно туманно изложил перспективы Виталий Мащицкий.

Зато куда как более конкретно он оценил выгоду от нового формата сбыта самого комбината. В случае, если предложенная концепция будет принята и заработает, руководство комбината ожидает резкого увеличения выручки — с 800 млн рублей в минувшем году до 4–4,5 млрд рублей. Что позволит провести коренную модернизацию производства.

Любопытный момент: реализация янтаря, по словам Мащицкого, есть единственный способ получения средств для развития добычи и производства. Судя по сказанному им и его коллегами, никаких собственных инвестиций «Ростех» в развитие комбината делать не намерен.

«Если вы не даёте достаточно прибыли, зачем инвестировать в неприбыльное предприятие? Я бизнесмен. Откройте интернет, почитайте, чем я занимаюсь. Это миллиардные компании, — поделился своим видением бизнеса Мащицкий. — Вначале я любую компанию выпотрошу на предмет того, сколько она сама сможет зарабатывать и сколько давать прибыли, только потом полезу в карман как акционер. Если сама компания не генерирует прибыли, инвестор туда ни копейки не даст».

Интернет и в самом деле содержит немало интересной информации о деловых активах Виталия Мащицкого, появление которого в кресле главы совета директоров Янтарного комбината большинство источников объясняют личной дружбой с гендиректором «Ростеха» Сергеем Чемезовым. К примеру, компания Vimetco, которая объединила приобретённые Мащицким на средства от торговли российской нефтью алюминиевые заводы в Румынии и Китае, в 2014 году показала чистый убыток в сумме $266 млн, сообщал в мае прошлого года РБК.

Тем не менее, несмотря на очевидную неопределённость и дефицит конкретики в описании новой сбытовой политики, руководство комбината твёрдо верит, что средства на модернизацию будут получены.

«Практически, по сути, будет построен новый комбинат, новые цеха, с использованием самого современного оборудования, с максимальным удалением человеческого фактора, — поделился широкими планами Мащицкий. — За два года мы всё сделаем примерно, через два года будет новый комбинат».

Ещё один неясный момент — роль, которая отводится в новой системе распределения янтаря собственному перерабатывающему предприятию Янтарного комбината, «Янтарному ювелирпрому». Глава совета директоров сообщил, что это предприятие будет получать янтарь «на общих основаниях, как все российские переработчики, на открытом аукционе». То есть, конкурировать с местными переработчиками якобы не будет. «Сможет конкурировать — будет жить, не сможет — не будет жить, никаких преференций он иметь не должен», — довольно безжалостно отозвался о «Ювелирпроме» Виталий Мащицкий. Но тут же заявил, что комбинат «будет планировать глубокую переработку», привлекая специалистов из Литвы, Польши, Китая.

MIL_7200.jpg

«Официальные» представители местных переработчиков, присутствовавшие на встрече с журналистами, выражали, как говорится, горячее одобрение новых усилий комбината по развороту к ним лицом, а не той частью тела, что давно стала привычной для калининградских янтарщиков. «Я не совсем верю своим ушам, это беспрецедентные вещи, в первый раз в истории бизнес спрашивают, что ему нужно, впервые настолько доверяют», — не скупился на позитив Вячеслав Дарвин.

Тем не менее, в неофициальных разговорах участники встречи переработчиков с руководством комбината, состоявшейся ранее в четверг, настроены чуть менее оптимистично. С одной стороны, налицо хотя бы декларируемое, если не реальное желание руководителей предприятия менять неработоспособную нынешнюю схему сбыта. С другой стороны, новая политика требует более серьёзной проработки, что явно нужно делать не впопыхах.

Так, критерии, которым должны соответствовать местные переработчики для того, чтобы получить право участвовать в закрытых аукционах, по оценкам одного из участников встречи, настолько суровы, что соответствовать им пока что могут лишь единицы. Кроме того, ничто не мешает тем же спекулянтам действовать через вполне реальные фирмы, способные выкупать лоты на закрытых аукционах, и перепродавать янтарь-сырец либо втридорога здесь, либо, что ещё выгоднее, в тот же Китай.

Текст, фото — Алексей МИЛОВАНОВ, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.