23 января, понедельник


Важные события понедельника: очередное нововведение в федеральном экономическом законодательстве ударило по и без того не очень сладко живущим производителям рапса, с предвыборной гонки, кажется, все же сошел яблочный кандидат, а с закрытием движения автобусов по мосту на Аллее Смелых все очень непонятно - но очень небезопасно.

7_1.jpgРапсовый казус
Сегодня пресс-служба губернатора распространила его заявление о том, что он решил обратиться к вице-премьеру Виктору Зубкову с просьбой помочь с проблемой экспорта рапса. Суть проблемы лежит в плоскости нововведений, связанных с переходным периодом и 409-м федеральным законом, который приводил общие нормы в соответствие с нормами Таможенного союза.

Федеральный закон был подписан президентом в декабре 2011 года и вступил в силу с 8 января 2012 года. После подписания закона бизнес региона волновался — новый закон отменял преференции переходного периода для предприятий, работающих в режиме ОЭЗ в регионе. Позднее вице-премьер области Геннадий Щербаков и министр экономики региона Елена Пожигайло говорили, что бизнес сможет пользоваться преференциями до 1 апреля 2016 года в рамках международных соглашений, а переходный период никуда не денется. Просто он будет закреплен в других нормах — в международных.

При этом, с одной из основных сельскохозяйственных культур области произошло немного по-другому. Она должна была реализовываться за рубеж в рамках переходного периода до 1 июля 2012 года. Соответственно, бизнес готовился именно к этому. Но получилось, что она не попала в пункты в международных соглашениях Таможенного союза, а одно из положений нового закона признает утратившей силу именно ту часть, которая волнует экспортеров рапса.

Этим невеселым положением дел поделился с областной Думой в минувшую среду руководитель компании «Долгов и К» Александр Долгов, попросив законодательную власть вмешаться. По словам Долгова, компания готовилась к экспорту до июля, а также строит предприятие по переработке рапса по новой технологии — методом «прямого отжима», который востребован в Европе. За такой экспорт пошлина взиматься не будет. А с 8 января 2012 года она взимается, причем в размере 15%, что делает экспорт нерентабельным.

Сегодня из пресс-службы пришел ответ от губернатора, который намеревается написать официальное письмо вице-премьеру РФ Виктору Зубкову, и надеется даже провести с вице-премьером личную беседу, только для того, чтобы попробовать решить возникший законодательный казус. Регион теперь заинтересован бить челом и пытаться как-то повлиять на ситуацию, по сути, уже постфактум.

Прямо так и представляется укоризненный голос какого-нибудь абстрактного бизнесмена из числа тех 60 фирм, которые занимаются производством рапса. И голос этот все возникает и возникает в головах властей региона. А представители этих самых властей, пытаясь как-то заглушить этот укоризненный голос в своей голове, пишут письма. Например, Виктору Зубкову, или Валентине Мативиенко, или самому, да не будет произносимо его имя всуе, в такой особый для страны период. Ведь бизнес неоднократно обращался к региональным властям со своими опасениями о ситуациях, которые гипотетически могли возникнуть после принятия новых норм. Их уверяли, что все пройдет по международным нормам. А еще - призывали сажать рапс повсеместно, говоря о том, что "Содружество Соя" вывезет его прочь в любых, даже самых монументальных объемах. Вот оно и пошло.

Интересно, возможно ли было принять региональный закон, который касался бы только региона, такой же, как и, например, со зданиями, которые экстренно быстро передавали РПЦ, перед федеральным законом о церковной реституции? Конечно, тогда определенные здания, которые были в федеральной собственности, передавал постановлениями премьер-министр, а то, что было в региональной и муниципальной воле — заксобрания соответствующего уровня. Таможня, ее пошлины и целый Таможенный союз — конечно, совсем другое. Но почему-то всякие разные здания сохранили от «посягавших на них католиков» и не без участия федерального центра. А как же рапс, господа? Он же погибнет! Вместе с ним погибнут же и доходы предприятий, а от этого и налоги, и, возможно, заработки сотрудников этих компаний. И отдельно, как эти предприятия будут чувствовать себя через полгода убытков? 

Наталья КАЛУГИНА, корреспондент

7_2.jpgКлара у Карла украла
В понедельник стало известно о том, что с гонки за пост президента России будут исключены два кандидата: лидер «Яблока» Григорий Явлинский и губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев. По данным «Газеты.Ru», Центризбиром обнаружил в подписных листах Явлинского более 23% брака. В листах Мезенцева проверка выявила более 5% брака, однако, по словам источника издания в ЦИКе, повторная проверка, которая уже назначена, кончится для этого кандидата также печально.

Явлинский немедленно перешел в контрнаступление, отвергнув обвинения ЦИК в фальсификации подписей и обвинив, в свою очередь, Кремль и Путина в том, что они не хотят видеть на выборах альтернативу в его лице. Кроме того, по мнению лидера «Яблока», опасность для действующей власти представляли наблюдатели от этой партии, коих Явлинский намеревался вывести на участки в количестве чуть ли не сотен тысяч человек. А также ополчился на Михаила Прохорова. У этого кандидата с подписями вроде бы все нормально, но Григорий Явлинский считает, что его снятие было затеяно в том числе чтобы сконцентрировать либеральный электорат вокруг Прохорова. И не исключает, что «Яблоко» будет оспаривать его, Прохорова, регистрацию.

Мезенцев прокомментировал происходящее куда скромнее и тише — заявил, что проверку сданных им подписей ЦИК проводит по закону. В принципе, ожидать другого от кандидата, «рисование» в подписных листах которого было зафиксировано журналистами, было достаточно сложно. Да и в качестве оппозиционного кандидата его мало кто воспринимал — скорее как «технического» участника избирательного процесса.

Федеральные политологи разделились, конечно, на два лагеря. Одни предсказывают скандальные последствия снятия с гонки Явлинского, «перетекание» его электората к лидеру коммунистов Геннадию Зюганову, объясняют подобные действия ЦИКа желанием Владимира Путина выиграть выборы в один тур. Другие, естественно, скептически оценивают как технологические, так и политические перспективы лидера «Яблока», а также «включают закулису» и припоминают к месту и не к месту поход соратника Явлинского, Сергея Митрохина на прием к новому послу США.

Правда, как это обычно бывает, на обеих сторонах. Информация, поступающая, конечно неофициально, из так называемого «штаба по выборам Путина» местного разлива, свидетельствует, что задача выигрыша выборов нынешним премьером если еще не поставлена сверху, то уже сформулирована в умах ответственных за процесс местных чиновников и технологов. Любая палка в колеса конкурентов кажется им полезной. Другое дело, что желаемый результат можно было бы куда легче достичь, если бы никакой кампании за «кандидата власти» на региональном уровне не велось вообще. Пример декабрьских выборов доказывает это со всей очевидностью; танцы с бубном и кагалом кандидатов во главе с Александром Жуковым скорее повредили, чем помогли «Единой России» в Калининграде.

С другой стороны, опять же, опираясь на местный опыт, поверить в то, что подписи за лидера «Яблока» были собраны с нарушениями (речь, конечно, не о фальсификациях, но о банальных ошибках), — труд небольшой. Вообще вся новейшая история местного отделения этой партии выглядит очень печально — особенно если вспомнить, как внезапно список «Яблока» на выборах в областную Думу возглавил скандально известный своими способностями по предвыборному «политкиллерству» Владимир Вуколов. Подобные выкрутасы со всей очевидностью свидетельствуют о том, что пристального внимания на региональные отделения федеральное руководство «Яблока» не обращает. Да что там региональные отделения — сам кандидат вынырнул из политического небытия слишком уж недавно. Потерявши голову, о волосах — то есть, о подписях плакать не стоит.

Самое во всей этой истории печальное — это поведение Центризбиркома во главе с неудачно попытавшимся на днях покинуть его Владимиром Чуровым. Никто не призывает проверять подписи оппозиции кандидатов «сквозь пальцы», чтобы не вызывать град обвинений либерально настроенного электората. Но, все же, агитационный характер ряда публикаций за авторством некоего В.В. Путина, вышедших на страницах и в эфире федеральных СМИ в последние недели, очевиден. Более того, в некоторых из них было прямо, черным по белому написано, что эти материалы есть разъяснение предвыборной позиции кандидата. Ни по одному подобному факту ЦИК негативной реакции не проявил.

Несмотря на все общественные волнения и протестные настроения, предстоящие в марте выборы выглядят как борьба карликов с порядком намозолившим глаза, но все же великаном. С этой идеей мы, пожалуй, уже свыклись. Но пусть хотя бы великан не бьет карликов целыми днями по яйцам. У них и так судьба не сложилась.

Алексей МИЛОВАНОВ, главный редактор

7_3.jpgНикто не умер
Сегодня ГИБДД обратилось в городскую администрацию с требованием вернуть обратно движение общественного транспорта по мосту на Аллее Смелых. "Незаконно это закрытие", - буквально этим тезисом можно охарактеризовать вердикт управления Госавтоинспекции области. Впрочем, по сути была претензия в том, что соответствующей по закону экспертизы не было, да и сильно дорогая она, чтобы ее проводить перед реконструкцией. Лучше оставить как было. 

Власти города сегодня же прислали ответ, что это закрытие законно, поскольку было предписание необходимого надзорного органа со страшным аббревиатурным названием "региональное УГАДН" - управление Государственного автодорожного надзора. Причем, это самое УГАДН внесло предписание городским властям закрыть мост еще в декабре 2011 года, и автобусы полагалось направить в объезд путепровода.

Движение автобусов было закрыто с 14 января, то есть почти одновременно с началом новой рабочей недели после новогодних праздников. Последнюю неделю в году город еще официально ездил по официально опасному мосту. Кстати, предписание УГАДН четко совпадает по срокам с открытием второго эстакадного моста через Преголю в Калининграде. Не то, чтобы я хотела кого-то заподозрить в том, что калининградцы ездили по совсем уж аварийному мосту. Просто будь бы я, например, целой городской администрацией, я бы тянула до последнего возможного момента и не закрывала мост, пока строится вторая эстакада. Потому что транспорту в этом участке сразу пришел бы молниеносный конец, как удар сами знаете чего по сами знаете чему. Карлики там, великаны, все дела. См. выше, в общем.

Сейчас же движение основательно разгрузилось - несмотря на унылые по пропускной способности съезды с нового моста, сам путепровод отъедает от себя приличную часть транспорта и если прикинуть "на глазок", то разгрузились и все остальные мосты через Преголю. И хочется надеяться, что это не из-за того, что большая часть автовладельцев зимой не ездит по снегу. Теперь вот обострились проблемы с мостами над рельсами. Два моста плохо себя чувствуют, об этом мы помним давно - это мосты на Суворова и, собственно, Аллее Смелых. Готов мост только на Киевской. А на Сельму мост нужно будет строить "с нуля". 

И вот проблема нависла над железной дорогой в районе Мясокомбината. Это логично, ведь мост на Аллее Смелых уже давно собирались ремонтировать. А теперь пришлось закрыть мост прямо зимой, когда до гипотетического ремонта - еще как до апреля. ГИБДД возмутились, конечно, что нельзя так просто закрывать мост, если он по закону неаварийный. Слушайте, ну вот если бы он и по закону был неаварийный, неужели надо было бы по нему ездить, если там опасно? 

Я понимаю, что закон суров. И понимаю необходимость его в каких-то спорных вопросах. И очень хорошо понимаю людей, которым там ездить совсем неудобно, но приходится. Но почему когда надо ехать по городу медленно, когда снег, хоть и разрешается до 60 км/ч, редко кто ругает осторожных водителей. А вот если речь идет о небезопасном мосту, то в таком случае обязательно надо проследить за законностью выполнения очень дорогих экспертиз, даже когда неоднократно говорилось о том, что мост заболел уже очень тяжело. При этом, на Суворова, например, проваливался тротуар и газовая труба отрывалась и падала на железнодорожные пути. И я не сомневаюсь, что труба там висела совершенно законно. Возможно, с точки зрения безопасности, движение закрыто даже позже, чем было необходимо. Но в любом случае нам повезло на этот раз. Никто опять не умер.

Наталья КАЛУГИНА, корреспондент

Фото - zernovie.com.ua, piter.tv, hnb.com.ua.

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.