21 февраля, вторник


Важные события вторника: затеи властей областного центра по освоению занятых аварийным жильем территорий заставляют задуматься о возможности появления нашего, калининградского Бутово, очередные конкурсы на элитный ремонт жилья для полицейских всё сильнее наводят на мысли о пусть даже завуалированной и санкционированной, но коррупции, а стабильность жизни наименее защищенных слоев населения выглядит крайне сомнительно на фоне разрыва между богатствами богатых и бедностью бедных.

str_ve4er.jpgЮжное Калининградово
Во вторник на оперативном совещании администрации Калининграда замглавы комитета по муниципальному имуществу Сергей Румянцев сообщил, что в областном центре в 2011 году было продано право осваивать территории, на которых сейчас стоят аварийные дома. Бюджет получил от продажи права всего 38,9 млн рублей.

В частности, право на территорию в районе улицу Ростовской площадью 10 тыс кв. метров (или 1 га) было продано за 15,8 млн рублей, по улице Красносельской-Добролюбова площадью почти 11 тыс кв метров (или чуть больше 1 га) — за 13 млн рублей.

В 2012 году планируется выставить на торги право на освоение участков в районе улицы Красносельской, на которые не было подано заявок во время прошлых аукционов, а также «отторговать» еще 6 застроенных территорий.

После оперативного совещания замглавы администрации Калининграда Александр Зуев уточнил, что речь идет не о «праве застраивать» эти территории, а о праве «их развивать».

Он также высказал мнение, что инвесторам это право досталась недешево. Конечно, можно долго рассуждать о том, сколько стоит 1 га земли в центре Калининграда, оснащенной всеми необходимыми коммуникациями (по некоторым данным — средняя стоимость гектара 1 млн долларов или 30 млн рублей). Но Александр Зуев особо подчеркнул, что покупателям этой земли предстоит еще немало вложений.

«Лицо приобретает не земельный участок, а право разработать проект планировки, в последующем заключить договор аренды. Но он при этом должен расселить те аварийные дома, которые находятся на территории, и снести аварийные сооружения», — пояснил Зуев. Стало быть, те инвесторы, которые уже выкупили подобное право в 2011 году, должны будут за свой счет снести 27 аварийных домов и предоставить их жильцам 123 квартиры.

«То есть люди не будут ждать, когда до них дойдет очередь при реализации программы, а получат расселение уже сейчас. Естественно, это благо», — сказал Зуев и добавил, что муниципалитет только по итогам реализации данной программы получает дополнительно около 300 млн рублей (тех самых, которые инвесторы вложат в то, чтобы расселить аварийщиков за свой счет).

И вот дальше начинается самое интересное. Александр Зуев признал, что инвестор получит определенное послабление — право заключать договор аренды участка напрямую с муниципалитетом. Можно предположить, что следствием такого договора станет застройка вышеуказанных территорий, простите за тавтологию, новостройками. Само собой, инвесторы, которые приобрели право на землю таким интересным способом, должны будут «отбить» свои деньги — средства, вложенные в расселение жильцов, в разборку аварийных домов. Что появится на месте бывших авариек, какие здания? На этот вопрос пока ответа нет. Также Зуев почему-то не смог назвать инвесторов, которые выиграли право «развивать территории». Он сказал, что двоих знает по фамилиям, но называть их отказался. «Но эта информация открыта, вы сможете получать ее в комитете муниципального имущества», — сказал замглавы администрации.

Не смог он ответить и на вопрос, где именно получат квартиры жители, право на землю под домами которых уже продано. «Как правило, инвесторы — это застройщики, они расселяют в те дома, которые они построили», — отметил Зуев.

Конечно, с одной стороны идея неплохая, более того, хорошо, что нашлись желающие ее реализовать. Ведь непонятно, сколько еще времени понадобилось, чтобы бюджет нашел деньги на снос и расселение этих аварийных домов. С другой стороны, неспособность чиновника высокого ранга ответить на самые простые вопросы, вызывает некоторые опасения. Не слишком ли взрывоопасная ситуация? Так ли легко согласятся жители переехать из центра, пусть и аварийного, куда-нибудь на окраину? 

Более того, понятно, когда ситуацию контролируют власти. Но когда решение вопросов переходит в частные руки предпринимателей, основная цель которых — извлечение прибыли, ожидать можно, увы, чего угодно. Свежи еще в памяти воспоминания о протестах жителей московского Южного Бутово, которые не хотели уезжать из своих домов. Не ждет ли нас очередной этап многоэтажной уплотнительной застройки в центральных районах города? Кто они, те замечательные инвесторы, готовые вложить сотни миллионов в расселение людей? Надеемся получить ответы на эти вопросы в ближайшее время.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент 

pol.jpgСамые ценные
Во вторник стало известно о том, что областное управление МВД объявило торги на ремонт служебной квартиры на улице Дмитрия Донского, 20. Квартире в престижном районе, судя по конкурсной документации, требуется более чем престижный ремонт — за 881 тыс рублей, который оплатит федеральный бюджет. Такие ассигнования заставляют в очередной раз задуматься, кто в нашем обществе самый ценный, и насколько система госзакупок оберегает нас от коррупции. В самом широком смысле этого слова.

Итак, по поводу ценности. К сожалению, у нас в обществе пока не определили более объективного критерия оценки со стороны государства чьих-либо заслуг, чем деньги. Вот, к примеру, государство считает важным президента — обеспечивает ему администрацию, самолет, кортеж и резиденцию. А еще государство говорит, что ему важны военные — и с горем пополам выделяет им квартиры.
Также государственные мужи периодически уверяют нас, что им безмерно важны учителя. Они, государственные мужи, сетуют, что в учителя нынче идут «троечники». Правда, когда дело доходит до конкретных показателей «значимости», чиновники предлагают педагогам заботиться о своем благополучии самостоятельно. Вот, к примеру, наш губернатор на одном из многочисленных выездов прямо-таки и заявил: берите, мол, ипотеку. Для тех, кто знаком с зарплатами молодых педагогов, а также условиями ипотечного кредитования, эта фраза в отношении преподавателей смахивает на короткий анекдот в духе «Буратино утонул».

Особенно ценными, как показывает практика последних дней, для государства являются сотрудники полиции. Вот, к примеру, на ремонт квартиры одного из них выделяется аж 881 тыс рублей. Судя по условиям конкурсной документации, можно предположить, что квартира так называемый «серый ключ». Действительно, не в голых же стенах жить стражам порядка. И малоприметный конкурс вряд ли бы вызвал у кого-либо хоть какие-то нарекания, если бы в смете стояла более скромная сумма раза в два менее названной.

Однако здесь вам и паркетные полы, и подвесные потолки, и тисненные обои, и два унитаза. Более того — даже пробивка и кладка кирпичных стен. В переводе на «русский» — перепланировка.

Рискну предположить, что перепланировка вызвана не ошибками застройщика, который случайно замуровал дверь в одну из комнат, а желанием будущего обитателя квартиры сделать свое жилье максимально комфортным для себя. Пожалуйста, кто ж не возражает?Но что же будет, когда этот полицейский отбудет в другой регион исполнять свои обязанности? Придет новый страж порядка, который потребует переделать все под себя? И это снова будет оплачивать мы с вами?

Нет, поймите правильно. Никто, в сущности, не против перепланировок, двух унитазов и паркетных полов. Но сотрудникам полиции недавно подняли зарплату, не так ли? И не на крошечные проценты, как пенсии пожилым, а в разы. И почему же, в таком случае, каждый из нас должен сброситься на второй унитаз для какого-нибудь начальника полиции?

Понятно, когда полиция покупает служебные квартиры, но не очень понятно, почему в конкурсной документации требуется метраж не менее 100 квадратных метров? В, скажем, 70 или 80 метрах полицейские уже не помещаются? Или, может быть, шефы полиции получили какое-то спецзадания от президента и с утра до ночи повышают рождаемость, и поэтому никак не влезают со всем своим семейством в более компактные, экономные квартиры?

Но, может быть, президент решил бороться с коррупцией оригинальным методом — сокращать взяткоемкость полицейской деятельности не страхом перед наказанием, соображениями идеологическими, а удовлетворением прихотей людей в погонах? Не так давно федеральный бюджет отвалил более 700 тыс рублей на ремонт другой служебной квартиры УМВД, летом 1,2 млн из бюджета пустили на бытовую технику и мебель для полицейских.

Кстати, о коррупции. Юристы определяют коррупцию как «общественно опасное явление в сфере политики или государственного управления, выражающееся в умышленном использовании представителями власти своего служебного статуса для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ в любой форме, а равно подкуп этих лиц». Менее формализованные источники утверждают, что коррупция — «это злоупотребление служебным положением с корыстной целью».

Взглянем же на госзакупки последних лет. Роскошные машины, просторные новые квартиры и прочие, как говорил Киса Воробьянинов, «большие удобства и широкие привычки». Это ли не удачная замена взятки? Зачем мараться о чужие деньги, договариваться о чем-то с третьими лицами, когда роскошь можно получить вполне законно — сделав госзаказ? Ведь в нашей системе, где чиновник всегда «должен где-то сидеть», риска остаться «с малыми удобствами и привычками» практически нет. Так что все эти ваши госзакупки, если не коррупция, дамы и господа полицейские?

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

babki.jpgБезденежная стабильность
Стабильность, следование выбранному курсу, упор на реализацию уже начатых реформ и задуманных преобразований… Не это ли мы ежедневно слышим по телевизору и читаем в газетах? И этого, по всей видимости, хочет большинство наших граждан. Говоря о развитии по заданному вектору, ораторы обычно имеют в виду дальнейшее повышение пенсий, зарплат бюджетникам, привлечение каких-то инвестиций, увеличение финансирования армии и так далее. Но при этом забывают упомянуть о других показателях, которые на протяжении нескольких лет тоже вполне стабильны. Вот только их нельзя вписать в колонку под названием «успехи».

На днях Росстат опубликовал информацию, согласно которой разрыв между 10% самых богатых россиян и 10% самых бедных составляет 16,3 раза. Эта цифра за последний год несколько уменьшилась, говорят нам статисты, – в 2010 году разница между доходами бедняков и богачей составляла 16,5 раза. Если учесть, что и в 2010 году по сравнению с 2009 годом разрыв уменьшился (с 16,7), то можно было бы и это списать на заслуги действующей власти. Однако не все так просто и радужно, как кажется.

Газета «Коммерсант»
, готовя материал про бедных и богатых, опросила несколько экспертов. Все эксперты склоняются к мнению, что радоваться уменьшению этой гигантской пропасти на 0,2 пункта не стоит. К примеру, руководитель института социальной политики Высшей школы экономики Сергей Смирнов считает такое снижение статистической погрешностью, уверяя, что никакого уменьшения разрыва нет, и что данные в этом коэффициенте практически «законсервировались».

Но даже если учесть, что «жить стало лучше», то есть дифференциация между полярными слоями населения уменьшилась, то уменьшилась не по причине развития экономики или увеличения уровня жизни, а лишь благодаря росту расходов из нерезинового бюджета на социальные выплаты. Ведь благодаря повышению пенсий, социальных пособий формально граждане начали выходить из группы бедняков. Вот только при этом богаче или благополучнее они себя ощущать не начали.

Подтверждают эти слова хотя бы данные о числе тех людей, которые живут в России за чертой бедности, то есть, переводя это на официальные данные, чей доход ниже прожиточного минимума. Еще в 2010 году, когда экономика продолжала медленно очухиваться от кризиса, настоящими бедняками официально (!) считались 17,9 млн человек, то есть 12,6% от общей численности населения. К концу 2011 года, опять же, по сухим цифрам статистики, за чертой бедности оказались уже 18,1 млн человек, или 12,8% людей нашей страны.

Если вспомнить, какова сейчас величина прожиточного минимума, можно теоретически представить, как живут эти 18 миллионов человек. По итогам третьего квартала 2011 года «черта бедности» для трудоспособного населения в России была проведена на уровне 6792 рубля, для пенсионера – на уровне 4961 рубль, а для ребенка – 6760 рублей.

Помнится, что кандидат в президенты Владимир Путин, который, вместе с Дмитрием Медведевым, «работая на посту президента страны», уже 12 лет ведет страну по оговоренному курсу, любит сравнивать Россию сегодняшнюю и Россию 90-х годов. С его аргументами сложно поспорить: возьмем хотя бы данные о том, что самый высокий уровень бедности в истории современной России был отмечен в 1992 году. Тогда доходы ниже прожиточного минимума имели 33,5% россиян. И все бы хорошо, и можно петь хвалебные песни, если бы несколько лет назад выбранная дорога не уткнулась в тупик. И в этом тупике уже 18 миллионов человек числится в официальной статистике нищих.

В своей предвыборной программе Путин говорит о том, что проблема бедности должна быть полностью решена в России к концу текущего десятилетия. И она, вероятно, может совсем исчезнуть, по крайней мере, в отчетах Росстата. Ведь можно по-прежнему отмерять десятыми долями процента уровень повышения пенсий и пособий, подгоняя копеечку в копеечку доходы социально незащищенных граждан к прожиточному минимуму. Тогда и разница между бедными и богатыми продолжит наносдвигаться, и официально находящихся за чертой бедности людей окажется меньше. Что же будет с экономикой? На эту тему пускай рассуждают экономисты, финансисты да еще некоторые подкованные в соответствующих сферах люди. Для остальных будут цифры, речи про стабильность и верный курс. Как говорится, «верной дорогой идем, товарищи!».

Мария БОЧКО, корреспондент

Фото - из архива "Нового Калининграда.Ru".

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.