Реконструкция обрушением и опасные игры «на понижение»

Памятники культурного наследия в центре города рушатся вместе с посетителями, темпы снижения цены контракта на строительство моста на Сельму заставляют сомневаться в том, что новая великая стройка вообще может начаться, а размеры дотаций многодетным семьям - в связи утверждающих их чиновников с реальностью.

ruh.jpgОбвал за обедом
Представьте себе ситуацию — заходите вы в кафе, к примеру, отведать бутерброд-сумасброд (сам прыгает в рот), уютно устраиваетесь с ним за столиком у стены и только рот раскрываете, как стена медленно обрушивается. А вместо сумасбродного бутерброда на вас прыгает потолочная балка. Подобная неприятность приключилась с посетителями кафе «Съешь-ка» в понедельник около 3 часов дня. Это был не теракт, не происки злобных вахаббитов. Просто собственник решил затеять реконструкцию, а арендатор, видимо, решил извлекать прибыль до последнего. Убийственная тяга к наживе.

Надо отметить, что работы эти были санкционированы, причём не городскими даже властями, а целым региональным управлением федеральной службы госохраны объектов культурного наследия. Ведь катастрофа произошла в кафе, разместившемся в здании центрального входа в городской зоопарк. Здание это — памятник культурного наследия местного значения, построено было в 1935 году, более того — украшающие его крышу скульптуры являются настоящими символами Калининграда. Разрешение на реконструкцию этого объекта и пристройку дополнительного помещения было подписано руководителем управления Людмилой Копцевой в декабре прошлого года.

Генеральный директор владеющего зданием ООО «Мастер-класс» Байрам Агакишиев ожидаемо невозмутимо назвал происходящее реконструкцией. Правда, рабочие восточного вида вечером в понедельник так же невозмутимо рассказывали о том, что часть стены (примерно метра четыре) попросту сползла оттого, что землю в котловане, вырытом аккурат под ней, размыл ливень накануне. Хотя, даже если предположить, что нанятые господином Агакишиевым рабочие проводили реконструкцию такими изящными методами, совершенно непонятно, почему при этом кафе продолжало работать.

Непонятно огромное количество моментов. Почему здание входа в зоопарк, памятник культурного наследия, находится в таких вот частных руках и в таком вот состоянии — при том, что в реконструкцию прочих помещений зоопарка город и не только он вкладывают сотни миллионов рублей? Кстати, часть этого здания, судя по документам, всё же остается за зоопарком, та часть, где находится касса. Байрам Агакишиев, впрочем, настроен овладеть им полностью, ранее он обращался к директору зоопарка Светлане Соколовой с просьбой безвозмездно передать ему помещение старой кассы. В обмен он предлагал «за свой счёт убрать забор и благоустроить территорию». Пока что благоустройство заключается в том, что землю при рытье котлована рабочие, недолго думая, скидывают с откоса зоопаркового ручья.

Вообще — есть ли смысл в существовании (за наш с вами счёт) всех этих бесконечных рос-чего-то-там-надзоров, если в центре города рушатся стены памятников культуры, в которых люди едят бутерброды? С одной стороны, количество разрешений, требующееся для строительства чего бы то ни было даже не на окраине города, а в сельской глубинке, запредельно — на это сетуют инвесторы, отмена подобного режима называется чуть ли не условием экономического выживания региона в преддверии наступления «проблемы-2016». С другой стороны — тыльной стороны входа в зоопарк — в ходе реконструкции рушатся стены. Этот, какой-то совершенно невозможный для понимания обычным умом, дуализм становится нормой жизни. Ведь совсем недавно другая по форме, но схожая по сути неприятность в виде рушащихся стен могла случиться с посетителями стейк-хауса «Лимузин» на Ленинском проспекте — также в самом что ни на есть центре Калининграда.

Реакция властей разных уровней так же ожидаема, как и ответ Байрама Агакишиева. Выехавший на место событий (спустя почти четыре часа после обрушения) замглавы администрации Алексей Силанов лишь констатировал, что все документы для проведения работ были получены и обещал, что в ситуации досконально разберутся уже завтра. За его спиной тем временем рабочие продолжали «реконструкцию». Крыша здания уже просела, нельзя исключать, что те самые скульптуры медведей на этой крыше могут сегодня-завтра, пока чиновники разводят руками, ухнуть в пучину безответственности. Медленно, но верно — с присущей нынешним временам стабильностью.

Алексей МИЛОВАНОВ,
главный редактор

mostik.jpgОпасные игры на понижение
В понедельник прошли долгожданные торги по выбору генподрядчика строительства нового моста с Сельмы на Советский проспект с реконструкцией улиц, которые будут подходить к путепроводу. Торги были объявлены еще в начале марта, сумма контракта — весьма существенная — 2,03 млрд рублей, оплачивать работы должен областной бюджет.

Торги были долгожданными не только потому, что жители Сельмы и близлежащих районов каждые утро и вечер буквально задыхаются в пробках на Нарвской и Горького, и новый мост для них — реальное спасение. Есть еще одна причина. Помнится, 2 года назад экс-министр финансов Ольга Малыгина сообщила «Комсомольской правде в Калининграде», что на апрель 2010 года в бюджете оставалось 3 млрд 168 млн рублей неизрасходованной дотации, которую Калининградской области выделил федеральный бюджет на поддержку авиакомпании «КД авиа».

Часть денег премьер-министр Путин распорядился направить сотрудникам авиакомпании. «Остальные деньги по устному поручению Владимира Путина должны были пойти на развитие инфраструктуры микрорайона Сельма — строительство новой школы, медицинского центра, дороги с Сельмы на Советский проспект», — говорила тогда Малыгина.

Прошли 2 года, от денег «КД авиа» осталось уже не 3,16, а 2,2 млрд рублей, и из списка инфраструктурных объектов, которые предполагалось возвести за их счет, исчезли школа и медицинский центр. Правда, школу на Сельме все же строят — в рамках Федеральной целевой программы, но исчезновение медцентра из списка объектов внушало серьезные опасения, что рано или поздно из списка пропадет и так необходимый  Сельме мост, а оставшиеся 2 млрд рублей куда-нибудь «испарятся».

Опасения эти чуть не подтвердились, когда областные власти неожиданно решили направить 2 млрд рублей в уставной капитал некого акционерного общества, чтобы за эту самую сумму выкупить у банка «Санкт-Петербург» его долю в аэропорту «Храброво». Но к тому времени торги на строительство моста на Сельме уже были объявлены, и чиновникам не оставалось ничего иного, как пообещать, что стройка будет. 

Однако предварительные итоги аукциона, прошедшего в понедельник, оказались не столь утешительны, как хотелось бы. Неизвестные пока победители тендера (названия фирм-участников будут опубликованы только в течение пары дней, после публикации окончательных протоколов торгов) снизили начальную цену аукциона на 700 (семьсот) миллионов рублей. Или на 35%. Весьма опасный знак, который говорит о том, что мост в итоге могут и не достроить вовремя. В Калининградской области уже был прецедент с серьезным снижением начальных цен аукционов на капитальное строительство — речь идет о печально известной компании «МСК-77».

Напомню, что компания «МСК-77» в августе 2009 года выиграла сразу три тендера. Контракт на строительство школы на улице Карамзина в Калининграде был снижен на 33%, школы в Советске — на 17%, школы в Гусеве — на 27%. Однако компания с объемами работ не справилась.

В сентябре 2010 года стало понятно, что фирме не хватает для того, чтобы выйти на нормальные темпы строительства школы в Калининграде, 180–200 млн рублей. В итоге контракт на строительство школ в Калининграде и Советске был расторгнут. Как заявил в сентябре 2011 года Николай Цуканов, «для того чтобы не втягиваться в суды, мы (правительство области — прим. «Нового Калининграда.Ru») по двум школам расторгли контракт по соглашению сторон, а школу в Гусеве оставили подрядчику как «пряник». Но в итоге строительство школы-«пряника» в Гусеве фирма тянет с трудом, отставание от графика составляет 1 год, и до сих пор не понятно, будет ли она достроена к 1 сентября 2012 года.

Более того, генподрядчик больше года не возвращал 85 млн рублей, которые в свое время взял из бюджета на строительство школы в Калининграде. И неизвестно, возвращены ли эти деньги сейчас. Так что подрядчиков, серьезно снижающих цены на торгах, надо серьезно опасаться. 

Впрочем, есть другие более позитивные примеры, которые позволяют надеяться на лучший исход ситуации со строительством моста на Сельму. В частности, в январе стало известно, что после корректировки документации строительства новой школы на 1500 мест в микрорайоне Сельма в Калининграде смета выросла на 133 млн рублей.

Как сообщал ранее информационный портал Rugrad. Eu, в январе 2011 года торги на право построить школу выиграла «СК Монолит», которая снизила начальную цену строительства с 924,4 млн руб. до 758 млн руб. Таким образом, спустя год стоимость строительства возрастает до 891 млн рублей. Вполне легальный способ «отыграть» назад те деньги, которыми пришлось пожертвовать в борьбе за выгодный тендер на строительство. Правда, по всей видимости, подобные «фокусы» власть позволяет проделывать только с хорошо знакомыми подрядчиками, иначе по аналогичному пути могла бы пойти и с печально известной «МСК-77». Но не пошла.

Так или иначе, хочется надеяться, что в торгах на строительство путепровода на Сельму выиграла «своя» для властей компания, и строительство все же начнется, а потом и закончится. Желательно вовремя, потому что стоять в пробках на Горького по утрам и вечерам уже нет никаких сил.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

aist.jpgПлата не для кого
Хорошая новость: семьи, у которых в 2013 году родится третий ребенок, будут получать существенные выплаты. Плохая новость: и те, чей доход едва сопоставим с прожиточным минимумом, и те, чей доход достигает чуть ли не 100 тыс рублей, будут получать одну и ту же сумму. Неуклюжие действия правительства по поддержке материнства и детства заставляют задуматься, на какой же планете живут все эти люди, принимающие пусть и хорошие, но крайне странные решения.

Сегодня в правительстве области сообщили: со следующего года те семьи, где родился третий и последующий ребенок, будут получать ежемесячное пособие в размере прожиточного минимума. Эти выплаты полагаются всем, чьи доходы не превышают среднедушевых в регионе. Сейчас в регионе, по данным областных властей, на одного человека приходится 20 тыс рублей ежемесячно. Значит, семья, состоящая из родителей и троих детей, должна зарабатывать менее 100 тыс рублей для того, чтобы рассчитывать на эту материальную помощь. Пособие будет выплачиваться до тех пор, пока ребенок не достигнет трех лет. Кстати, в 2011 году прожиточный минимум в регионе составлял 6177 рублей.

Казалось бы, хорошие новости. Утвержденная выплата — одна из самых серьезных в регионе. Для сравнения сейчас матери-одиночки ежемесячно получают 360 рублей, полные семьи могут рассчитывать на 180. Остается только догадываться как подобная компенсация может помочь одиноким женщинам, воспитывающим детей. В случае потери работы на такое пособие ребенку если только мороженное раз в три дня можно покупать. Пособие по уходу за первым ребенком — 2326 рублей, за вторым и последующим — 4652 рубля. Тоже негусто, особенно в свете разговоров о неустанных трудах власти на поприще повышения рождаемости. Действующие ежемесячные пособия многодетным и вовсе вызывают смех, наверное, даже истерический. Семьи с тремя детьми могут претендовать на 860 рублей, с четырьмя детьми — 1360 рублей, с пятью — 2360 рублей, с шестью — 3360 и так далее. Назвать это какой-то существенной поддержкой явно язык не поворачивается. Чтобы сейчас семья смогла получить пособие равное одному прожиточному минимуму, необходимо родить 8 детей. С недавно назначенным пособием могут сравниться разве что выплаты женам военнослужащих по призыву. Супруги срочников получают 8 419 рублей в качестве пособия по уходу за ребенком до тех пор, пока малышу не исполнится три года.

Собственно, размером пособия вся его разумность и ограничивается. Во-первых, удивительно, с чего некие умные чиновники, которые, как выяснилось, действовали по поручению своего вездесущего Бога и кумира, председателя правительства РФ и избранного президента в одном лице, Владимира Путина, решили установить, что пособие полагается только до тех пор, пока ребенку не исполнится 3 года. Формальная логика понятна: с 3 лет дети могут пойти в детсад. Но в том-то и фокус, что могут. Могут — это еще не значит, что пойдут. Во многих регионах, и в нашем в том числе, ребенок, отправляющийся в детсад с трех лет — это редкость. А это значит, что и после трех лет с ним сидит мама, которая, увы, уже не получает ни пособия по уходу за ребенком, ни зарплаты, ни этой злосчастной выплаты.

Во-вторых, совершенно непонятно, почему под действие правила о выплатах попадают лишь те семьи, чьи дети родились в 2013 году и позже. Неужели, ребенок, родившийся 31 декабря 2012 года нуждается в меньшем количестве памперсов, присыпки или игрушек?

Смущает, конечно, и разброс по доходам потенциальных семей-получателей этого пособия. Получается и тем, чьи доходы на семью составляют около 30 тыс рублей, и те, чьи доходы составят 90 тыс рублей, вне зависимости от своих жилищных условий получат одну и ту же выплату. Пожалуй всем, кроме чиновников, очевидно, что семья, пытающаяся выживать на 30–40 тыс рублей с тремя детьми в съемной квартире и семья, имеющая свое жилье и доход под 100 рублей, нуждаются в совершенно разной поддержке.

Вообще, знаете ли, это всё грустно. Очень хочется, чтобы те люди, которые принимают социально-значимые решения иногда думали. А еще больше хочется, чтобы иногда они думали много. Ровно столько, сколько требуется для решения сложных задач. А то ведь хотели как лучше, а получилось как всегда. Пусть уж федеральные чиновники соберутся на досуге да пораскинут мозгами так, чтобы у них получилось «как никогда».

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

Фото - из архива "Нового Калининграда.Ru".

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.