Кадры внушают всё, система без системы и шило на мыло

Важные события вторника: в правительство области возвращаются призраки времён Георгия Бооса, бессистемность действий и прогнозов входит у региональной власти в систему, мания опровержений охватила всех снизу доверху, а россияне все чаще думают об эмиграции в другие страны, теряя веру в родную страну.

bul.jpgКадры внушают всё
У людей, пристально и постоянно следящих за кадровыми перестановками в правительстве Калининградской области, назрела серьезная проблема. Каждое новое назначение на стремительно освобождающиеся места министров, вице-премьеров и т.д. усиливает дефицит словарного запаса. Ну, то есть, уходят внезапно и без вменяемых объяснений, к примеру, вице-премьер якобы по экономике Геннадий Щербаков и министр экономики Елена Пожигайло, на место Щербакова садится мало кому известный Константин Суслов с малопонятным списком задач и странной официальной биографией — и тут же хочется назвать происходящее кадровой истерикой. Однако следующие акты бесконечной трагикомедии под названием «формирование кабинета министров Николая Цуканова» показывают, что предыдущее было вовсе не истерикой, а так, лишь небольшим нервным срывом.

Во вторник губернатор прямо на заседании правительства сообщил о двух очередных назначениях. Переход на ставший вакантным после внезапного ухода Виктора Смильгина пост вице-премьера правительства области по социальным вопросам ветерана городской администрации Алексея Силанова ещё как-то можно хотя бы попытаться объяснить. Хотя обратный personnel flow из мэрии в правительство — поворот в отношениях этих двух структур весьма внезапный. Раньше случалось наоборот, на ответственные посты в мэрию чиновников присылали из «красного дома», чтобы чего не вышло. Тишайший Силанов, традиционно лояльный городской власти, мало похож на «перебежчика», да и сманивать руководителям расползающегося, как снеговик весной, правительства подобные кадры особенно нечем.

Как бы то ни было, миграция Алексея Силанова по степени иллюстративности происходящего меркнет перед другим кадровым решением. Из двухлетнего небытия в региональную политику возвращается «настоящий полковник», соратник Георгия Бооса, экс-глава столичной управы Бибирево и бывший спикер областной Думы Сергей Булычев. Как сообщил губернатор Цуканов, Булычев назначен исполняющим обязанности министра по муниципальному развитию.

По своему обыкновению, губернатор не стал утруждать себя хоть сколь-нибудь внятными объяснениями своих назначений. Свалил всё на Стратегию социально-экономического развития области на средне- долгосрочную перспективу. Она, Стратегия эта, как показывает практика, всё стерпит. «Стратегия была принята, все общественные организации ее обсуждали, теперь под задачи Стратегии люди практически подобраны, остался министр экономики и, возможно, будет несколько изменений в агентствах», — сказал Цуканов. То, что после принятия этой самой Стратегии правительство покинули собственно её авторы, как, например, та же Елена Пожигайло, губернатора, видимо, не смущает.

Не стал губернатор уточнять и направление, в котором покинул правительство временно возглавлявший до некоторых пор министерство муниципального развития Валерий Ланин. Вопрос этот отнюдь не праздный. Источники в правительстве, коих нынче стало беспрецедентно много (с ДД, 1 льёт, как из ведра), сообщали о том, что за пост вновь создаваемого путём слияния министерства муниципального развития и агентства по внутренней политике ведомства идёт нешуточная борьба. В ней, по словам источников, участвовали с одной стороны вице-премьер Александр Торба и Валерий Ланин, а с другой — вознамерившийся вернуться в исполнительную власть экс-глава «Янтарьэнерго» Михаил Цикель. Междоусобную борьбу эту губернатор, якобы, пытался пресечь, однако — безуспешно. Да и, судя по назначению Булычева, никто из враждующих сторон в ней не преуспел. Пришёл дворник, тьфу, сварщик, тьфу, губернатор — и всех разогнал.

Назначение Сергея Булычева пусть и исполняющим обязанности, но всё же министра по муниципальному развитию, особенно в свете грядущих осенью 2013 года масштабных выборов в местные органы власти, окрашено в цвета безысходности. Пять лет растительного председательства Булычева в Облдуме завершились самым масштабным политическим кризисом в новейшей истории региона. Одной из причин того, что случилось в январе 2010 года, стала именно сервильная до скрежета зубов позиция Думы, исправно голосовавшей за всю законодательную макулатуру, спускаемую из правительства, в частности — злосчастный законопроект, повышавший ставки транспортного налога.

Тогда сам Булычев не нашел ничего лучше, чем обвинить во всех грехах «небольшую кучку заговорщиков федерального уровня, которые использовали наш Калининград как площадку для собственной раскрутки». Выступление спикера можно процитировать чуть щедрее: «Прошедший митинг — щедро проплаченная для организаторов акция, ностальгия по бандитской вольнице 1990-х годов, когда „на халяву“ можно было гонять из-за границы машины, заменяя уплату налогов коробками из-под тортов, и заниматься прочими „криминальными шалостями“, которые в итоге развалили страну. Сегодня инженеры демонтажа России, отстраненные от власти, пытаются вновь заработать себе политические очки. При этом, что самое омерзительное в данной ситуации, они используют доверие простых людей».

Неудивительно, что вскоре после событий митинговой зимы-весны 2010 года (от ликвидации последствий которых он устранился — или был устранён) Сергей Булычев сошёл с политической сцены региона, куда-то затерялся, заседания Думы всё чаще проводил его заместитель Константин Поляков. После назначения губернатором Николая Цуканова спикер весьма вяло поучаствовал в процессе передачи РПЦ объектов исторического наследия, а затем и вовсе растворился в окружающем пространстве. В списки «Единой России» на выборах новой Думы его не включили, и, сложив полномочия, Булычев грустно заявил, что планов особых не имеет и намерен пока что оставаться «свободным художником». Художества эти продолжались, как показало время, целых два года. Как занесло экс-спикера в облправительство, непонятно. Возможно, шутки вроде «шёл по Дмитрия Донского, упал, очнулся — министр» не столь далеки от реальности.

Как человек военный, Булычев возводит приказ вышестоящего начальства в степень догмы. С другой стороны, от принципа «мы берём на работу умных людей не чтобы говорить, что им делать, а чтобы они говорили, что делать нам» нынешнее правительство области далеко как ни одно другое. Подковёрные игры во внутреннюю политику, приведшие к тому, что эта странная сфера находится в состоянии полной анархии, сменится грубым и буквальным исполнением. Понять, что же хуже, очень сложно — потому, что хуже, кажется, уже некуда.

Где-то даже и хорошо, что во вторник Николай Цуканов не стал называть имени нового министра экономики, который, по его словам, должен заступить на пост уже через два дня, 1 ноября. Хорошо потому, что фамилия, которую он назвал бы, скорее всего, привела бы к окончательному дефициту слов, которыми уместно оценивать кадровую политику нынешнего правительства. Сравнительное министроведение же в нашей области становится занятием крайне бессмысленным. Судя по заданным темпам, вскоре назначение Калигулой своего коня древнеримским сенатором покажется калининградцам верхом кадрового изящества.

Алексей МИЛОВАНОВ, главный редактор

duma_2.jpgСистема без системы
Депутаты областной Думы внезапно обнаружили системное отсутствие системности в расчетах правительства области. Для того чтобы ликвидировать это страшное упущение, депутаты даже предложили создать специальный центр, который будет просчитывать все и вся и давать ответы на любые вопросы парламентариев. Впрочем, строго говоря, если бы системности не хватало лишь одному, пусть и важному, документу, то ситуация в регионе вряд ли была бы столь плачевной.

Социально-экономический прогноз развития региона, на самом деле, крайне важный документ. В идеале чиновники областного правительства должны были максимально достоверно рассчитать, как будет развиваться экономика в ближайшие 5 лет. Исходя из этого прогноза они же должны были писать областной бюджет —то есть, определять, куда и на что стоит тратить. Ведь помимо социальных обязательств, от реализации которых никуда не уйдешь, правительство время от времени берет на себя и инвестиционные затраты. И тут как раз прогноз кстати: ага, развивается туризм, значит неплохо было бы в приморских муниципалитетах инфраструктуру улучшить. Ожидаются большие поступления в бюджет? Можно смело брать кредит! Прибавляем в населении? Значит, смотрим на обеспеченность социальными объектами. Вступление в ВТО через несколько лет ударит по сельхозпроизводителям? Значит, нужно непременно как-то поддержать их, смягчив удар.

Но, увы и ах, на многие вопросы правительственный прогноз ответа так и не дал. Эксперты, которых привлекли депутаты для анализа подготовленного чиновниками документа, заметили, что столь важный фактор как вступление в ВТО чиновники и вовсе упустили из виду, прогнозируемый рост поступлений в бюджет просто необъясним, а туризм, о котором так модно говорить, и вовсе не рассмотрен подробно.

Если бы правительственные экономисты были, к примеру, докторами, то их пациенту завидовать бы не пришлось: диагноз поставлен без проведения полного обследования, а значит скрытые болезни и инфекции так и не были обнаружены.

Парламентарии всерьез встревожились и, повторимся, даже предложили создать специальный центр, который бы научным путем отвечал на вопросы как законодателей, так и исполнителей. Павел Федоров предположил, что оптимальным способом решения вопросов было бы обращение к суперкомпьютеру БФУ им. И. Канта: дескать, создать математическую модель, а по ней уж пусть машина и считает.

Отличная идея! Но она споткнулась о рекурсивность бессистемной мысли наших правителей. Министр финансов Виктор Порембский задался вопросом: как именно создать этот центр? Информационные мощности — пресловутый компьютер — в БФУ, ученые кадры — тоже не в стенах правительства. Если депутаты поручают создание специального центра, то в силах правительства создать госучреждение. А чем это госучреждение без ученых и информационных технологий будет отличаться от уже существующих бюрократических министерств и ведомств?

Председатель комитета по экономической политике Александр Кузнецов заявил, что депутатское дело — маленькое: поручить правительству создание такого центра, а они уж пускай думают, как сделать его эффективным и полезным. То есть депутаты поручили тому самому правительству, которое они ругали за бессистемность подходов, придумать такую модель системного взаимодействия с интеллектуальными и информационными ресурсами региона, которые эту самую системность правительству и должны дать. Преподаватели логики, которым, вероятно, тоже предстоит принять участие в системопредающем процессе уже, возможно, испытали желание самоубиться от такой странной конструкции.

Впрочем, областной Думе, прежде чем искать изъяны в работе правительства, стоит обратить внимание и на свой пиксельный способ законотворчества. Пресловутый закон об эвакуаторах далек от системного подхода, скандальный закон о дольщиках, даже по признанию одного из его разработчиков экс-депутата Ирины Губко, особенно-то дольщиков не защищает, лишь заставляет чиновников в обязательном порядке заниматься их проблемами в ручном режиме. Самая крупная «системная нужда» региона — закон о Калининградской области — видимо, рождается в муках, но совсем не в стенах регионального парламента. Представительный орган законодательной власти самоустранился от этого процесса.

Желание депутатов хотя бы к концу второго года работы дать области инструмент, сколько-нибудь точно описывающий ситуации в регионе — более чем похвально. Правда, памятуя, как действующий состав парламента и правительства справляется с решением серьезных системных проблем, есть все основания полагать, что опасения господина Порембского насчет бесполезности нового инструмента окажутся пророческими.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

newspaper_3.jpgМания опровержений 
Во вторник из соседней страны практически одна за другой пришли две взаимоисключающие новости, связанные с крушением в 2010 году под Смоленском самолета президента Польши Леха Качиньского. В первой говорилось, что польские эксперты, недовольные материалами, предоставленными российскими специалистами, провели повторные исследования обломков самолета неким современным специальным оборудованием и точно установили, что в обломках полно следов взрывчатых веществ. Как заявили некоторые польские СМИ, эту информацию подтвердил и генеральный прокурор Польши, а правительственные круги страны готовятся официально высказать свою точку зрения по этому факту. И буквально несколько часов спустя практически в тех же СМИ появилось опровержение этого сообщения. Оказывается, повторная экспертиза была, но результаты ее неизвестны, а глава варшавской окружной военной прокуратуры заметил, что «в настоящий момент можно заключить, что покушения не было».

О том, что далеко не все были удовлетворены выводом Международного авиационного комитета, что президентский Ту-154 разбился из-за отказа его экипажа уйти на запасной аэродром в условиях сильного тумана, известно давно. Причины этого самые разные. И, похоже, некоторые недовольные и дальше будут любыми способами привлекать внимание к трагедии двухлетней давности.

Но хочется сказать не об этом. А о том, что, похоже, уже давно на всех уровнях стало нормальным жить по принципам «желтых СМИ» — главное, сообщить о чем-нибудь эдаком, «зажигательном». Хорошо хоть, что пока еще даются какие-то опровержения.

И не только соседи отличаются таким подходом. У нас в Отечестве такого добра уже просто через край.

Например, незадолго до своей отставки глава МВД Рашид Нургалиев заявил о начале новой реформы ведомства. При этом предыдущая, судя по его же высказываниям, еще не успела не то, что забыться, а даже закончиться. МВД опровергло информацию о новой перетряске в тот же день, а некоторые заявили, что сначала нужно признать — реформы МВД не удаются. 

И на региональном уровне с опровержениями тоже все обстоит просто прекрасно. Многие не боятся сказать все, что накипело, не глядя по сторонам, а потом, чуть подостыв, так же громко заявить, что и поняли всё не так, да и вообще ничего никогда не говорилось. Особый местный шарм этим метаниям придает тот факт, что и заявления, и опровержения дает один и тот же человек.

Остается надеяться, что все-таки между заявлением и опровержением будет сохраняться «перерывчик небольшой». Ну, хотя бы для создания видимости присутствия здравого смысла. А то все с ума сойдем.

Татьяна НОВОЖИЛОВА, корреспондент

vokzal_4.jpg
Шило на мыло
Покидает россиян чувство патриотизма и вера в свою страну, пускай медленно, но покидает. Об этом можно судить хотя бы по посл
еднему опросу «Левада-Центра», результаты которого были опубликованы во вторник на официальном сайте социологической службы. Сегодня 22% граждан РФ серьезно задумываются о том, чтобы перебраться на постоянное место жительства в другую страну, причем 9% из них думают об этом чуть ли не постоянно. Еще 4 года назад эта группа «непатриотов» состояла из 17% населения. Тогда, в 2008 году твердо заявляли о своей верности России 78% опрошенных, сейчас их стало на 4% меньше. 

Показатели, конечно, не ужасающие – всегда найдутся те, кто с завистью смотрит, «как у них хорошо», и думает, «как у нас все плохо». И, понятно, что далеко не все эти 22% завтра соберут вещички и сгинут в какие-нибудь заморские страны. Но если в головы закралась такая мысль, значит, что-то их не устраивает в нашем царстве-государстве. И ведь кто хочет уехать? Молодые люди с высшим образованием, которым и денег-то вроде хватает не только на продукты, но иногда и на автомобиль-квартиру. Проще говоря, самая перспективная часть населения, которая должна образовывать хребет общества. И если эта молодежь решит реализовать свои планы, то Россия превратится в беспозвоночное существо, тело которого образовывают дети, пенсионеры и неквалифицированные иммигранты.

Опасения потерять молодых и перспективных социологи озвучивают не впервые. В марте 2012 года в ходе опроса ВЦИОМ о желании уехать за границу на постоянное место жительства заявили 11% россиян, при этом в группе от 18 до 24 лет доля потенциальных эмигрантов составляла 25%. По словам директора по коммуникациям ВЦИОМ Ольги Каменчук, если молодежь планами отъезда за рубеж выражает свой протест, то 40-летний человек практически «хлопает дверью». Таких «хлопнувших» в России уже 11%.

Но, судя по всему, федеральные власти пока не намерены бить тревогу. В начале 2012 года глава Федеральной миграционной службы РФ Константин Ромодановский заявил, что „убыль“ за 2011 год в 100 тыс человек («даже если мы с вами предположим, что их в три раза больше) – это вообще никакая не потеря. При том, что официально в прошлом году из России эмигрировали порядка 33 тыс человек, еще 70 тыс уехали за границу работать. В страну же, чтобы трудиться на ее благо, приехали в разы меньше — в рамках госпрограммы по переселению соотечественников в 2011 году остались на ПМЖ только 29 тыс человек.

К редким переселенцам (мы помним, что программа переселения провалилась повсеместно) прибавляем пенсионеров. Так, за последние 5 лет в Калининградской области число пожилых увеличилось на 10 тысяч человек и достигло 22% от всего населения региона. Плюс к этому в России в целом и в Калининграде в частности смертность до сих пор превышает рождаемость

Компенсировать недостаток рабочей силы власти намерены гастарбайтерами. В июне этого года тогда еще министр экономики Калининградской области Елена Пожигайло заявила, что региону необходимо проводить активную миграционную политику для привлечения в область трудоспособного населения. Все дело в том, что, по прогнозам, к 2017 году на 1 пенсионера в области будет приходиться 1,78 человек работающего населения, а для нормального пенсионного обеспечения необходимо, чтобы на 1 пенсионера приходились как минимум 3 трудящихся. 

И все бы хорошо, если бы трудовые мигранты, не «размывали профессионализм» области, как выразился во вторник депутат областной Думы Владимир Рындин. Потому что подавляющее большинство гастарбайтеров — неквалифицированные рабочие, и половина из них уходит трудиться на стройках. То есть уезжает-то от нас профессиональная молодежь, а приезжают плохо понимающие по-русски плиткоукладчики и двороподметатели. Привлечением трудовых мигрантов можно уравнять количество уезжающих и приезжающих, но никак не компенсировать снижающееся качество. Потому что по качественным показателям в России происходит не что иное, как замена шила на мыло. И мы понятия не имеем, что от этого мыла нам ожидать уже в ближайшем будущем.

Мария БОЧКО, корреспондент 

Фото — из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.