Игры для посвященных, наследство Медведева и непризрачные фонды

Важные события четверга: скорое возвращение уволенного министра обороны Анатолия Сердюкова в строй смахивает на продуманную политическую игру, Дмитрий Медведев решил бороться с высокими ценами на жилье, которым мешают понизиться уже «побежденная» экс-президентом коррупция и так и не внедренная модернизация, а депутаты окружного Совета Калининграда признались, что помогают избирателям решать проблемы за счет городского бюджета.

serdukov_2.jpgИгры для посвященных
Борьба с коррупцией в России, не успев, как следует, разгореться адским пламенем разоблачения, приобрела забавные формы. В среду вечером стало известно, что уволенный всего неделю назад с поста министра обороны Анатолий Сердюков вернулся в строй и назначен советником главы госкорпорации «Ростехнологии». О кадровом решении в отношении Сердюкова сообщили сразу несколько авторитетных федеральных изданий, например, «Коммерсант» и «Ведомости», сославшись на свои источники в Кремле. Официально эта информация пока не подтверждена.

«Коммерсант», кроме того, рассказал, что инициировал это назначение глава президентской администрации Сергей Иванов, а одобрено оно было президентом Владимиром Путиным. Как мы помним, отставка Сердюкова произошла не просто так, а на фоне коррупционного скандала в его ведомстве. Поэтому увольнение министра выглядело обоснованным.

Конечно, не пойман — не вор. В коррупции, махинациях и хищениях подозревается вовсе не Сердюков, а его подчиненные, причем, не зависящие от него напрямую. Например, фигурантом уголовного дела стала бывший начальник департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева, у которой оказалась огромнейшая квартира в центре Москвы и около 1500 наименований драгоценностей. В интернете ее давно называют «любовницей Сердюкова», но не будем копаться в личной жизни экс-министра. Факт в том, что в подконтрольной Минобороны компании, по мнению следствия, разворовывали российскую казну.

Сердюков ушел с поста министра тихо, и без каких любо официальных обвинений в свой адрес. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев даже назвал его «эффективным министром обороны», осуществлявшим масштабное реформирование Вооружённых сил. На место Сердюкова поднялся несменяемый Сергей Шойгу. И дело могло бы замяться само собой, если бы не документальный фильм Аркадия Мамонтова «Коррупция», вышедший на федеральном государственном телеканале «Россия 1» во вторник, 13 ноября, ровно через неделю после отставки.

Команда «Специального корреспондента» решила буквально разгромить Сердюкова на корню, представив недвусмысленную информацию о его возможной причастности к расхищению бюджета. Тут и мошенничество с поставками угля в Министерстве обороны, и многомиллионные зарплаты и премии для «приближенных к министру людей», и продажа объектов недвижимости по заниженным ценам, и шикарные дачи, а также прочая элитная недвижимость у родственников Сердюкова. Кто «враг», а кто «герой» из этой передачи угадывается сразу: есть коррупционеры, а есть Владимир Путин, который был и остается самым непримиримым борцом с нечистыми на руку чиновниками. «Путин замахнулся, так бей до конца!», — высказывался писатель Александр Проханов.

Но известие о новом назначении Сердюкова, которое поступило буквально через сутки после выхода передачи, перевернуло такую четкую картину про врага и спасителя, нарисовавшуюся у многомиллионного электората, с ног на голову. Перевернуло и еще раз доказало, что у этой отставки причины таились вовсе не в возбужденных уголовных делах и подозрениях в махинациях, а в политических разборках.

То, что Сердюков устроился хорошо и, скорее всего, надолго, понятно было даже ежу. Имея поддержку в лице свекра Виктора Зубкова и целый оборонный комплекс страны под рукой, можно было жить и не тужить. Есть мнение, что Сердюков стал просто наглеть, вот его и «припугнули», причем не просто отставкой, но и еще и фильмом по центральному телеканалу. Припугнули, показали, где чье место в этой игре для посвященных, но оставили у власти. Впрочем, советник гендиректора «Ростехнологий» Сергея Чемезова, с которым давно не заладились отношения и возникало много рабочих конфликтов, — для Сердюкова «власть» сомнительная. Кстати, то, что документальная программа Аркадия Мамонтова явно смахивает на заказ, заметила в своей передаче на телеканале «Дождь» Ксения Собчак, напомнив приглашенному Мамонтову, что обычно отставки чиновников происходят после громких расследований журналистов, а не наоборот.

Быть может так, что назначение Анатолия Сердюкова советником главы госкорпорации «Ростехнологии» и не подтвердится: газета «Ведомости» сегодня со ссылкой на неназванный источник сообщила, что никакого приказа пока нет. Тогда история с министром обороны снова приобретет окраску борьбы с коррупцией. Если же дела в «Оборонсервисе», как заявил Дмитрий Медведев, будут доведены до конца, последуют разоблачения и отставки, а Сердюков продолжит, как ни в чем не бывало, решать дела государственной важности, куда нужно будет засунуть общественное мнение? Рейтинг у бывшего министра обороны был и так, мягко говоря, не высок, и ему уж точно не пойдут на пользу грязные истории подчиненных. Да и доверие к антикоррупционному курсу президента может снизиться. Потому что если начальник не может расстаться с подчиненным, отдел которого медленно, но верно разоряет компанию, начинают появляться сомнения в адекватности и чистоте такого руководителя. Впрочем, что этому руководителю до мнения народа, когда людям от него еще 5 лет точно никуда не деться?

Мария БОЧКО, корреспондент

stroy_1.jpgНаследство Медведева
Премьер-министр Дмитрий Медведев нашел очередную краеугольную проблему российского бытия: дорогое, совсем недоступное жилье. Несмотря на то, что как раз этот вопрос должен был закрыть нацпроект «Доступное и комфортное жилье», второе лицо государства, на счету которого победившая коррупция, повсеместная модернизация, переименование полиции и перевод часов, решил попытать счастья на этом поприще.

Свою борьбу с высокими ценами Дмитрий Медведев начал с экономических аксиом: чтобы жилье стоило дешевле, нужно строить больше квартир эконом-класса. С этим тезисом сложно спорить, вот только увеличению количества вводимых в строй квартир препятствуют объективные обстоятельства, которые как раз были бы ликвидированы, если бы президент Медведев решил те проблемы, за которые брался в процессе своего правления.

Так, руководитель «Ремжилстроя» Ирина Губко, которая возводит дома в Чкаловске и получила участок под освоение застроенных территорий на Сельме, отметила недостаток площадок, оснащенных инфраструктурой. Дескать, как раз те самые изменения, которые раньше отстаивало федеральное правительство — обязательства застройщика по коммунальному и социальному обустройству земель — тормозят строительство.

«Возможно, я могла бы ввести больше объектов, но пока на мне лежат обязательства по строительству инфраструктуры, я не могу строить больше. Механизмы, которыми государство поможет решить инфраструктурный вопрос, пока неясны», — отметила она.

Руководитель ЗАО «Холдинг Калининградстройинвест» Валерий Макаров — один из крупнейших застройщиков в регионе — подтвердил: как раз из-за проблем с сетями, которые либо устарели и не позволяют подключать дополнительные дома, либо просто отсутствуют на участках, застройщики и не могут возводить доступное жилье. Те дома, к которым строители сами прокладывают сети, увы, в эконом-класс не укладываются.

Казалось бы, не первый год в регионе, да и не только в нашей области, идут федеральные целевые программы, в рамках которых строятся очистные, подводится газ и прочие коммунальные прелести, да, видимо, как-то не слишком успешно, раз застройщики заявляют о подобных сложностях.

Гендиректор консалтингового центра «Бизнес-Эксперт» Георгий Дыханов, которого бизнес-сообщество хотело бы видеть в качестве собственного омбудсмена, подробнее описал проблемы. Дескать, помимо отсутствия площадок сказывается немодернизация и высокая коррупция. Технологии застройщикам не позволяют возводить больше объектов, а если учесть все необходимые разрешительные процедуры, то бизнесу нужно тратить деньги на тех руководителей, которые умеют давать взятки, а не делать стройку эффективной.

Медведев, который так и не одолел модернизацию и коррупцию, поручил сократить предельное количество процедур, необходимых для получения разрешения на строительство здания непроизводственного назначения с 47 до 11, а предельный срок прохождения всех процедур, необходимых для получения разрешения на строительство такого здания, — с 448 до 56 дней.

Впрочем, если борьба на этом поприще будет идти столь же эффективно, как и прошлые начинания экс-президента, то не исключено, что строителям и дальше потребуется в борьбе за свободные участки снаряжать в муниципальные органы власти карманных депутатов и тратиться на политические игры, а не на собственно стройку. Ведь, по большому счету, проблема, с которой пытается бороться Медведев, досталось ему в наследство от самого себя.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент 


5tys_4.jpgНепризрачные фонды 
На заседании депутатской комиссии Горсовета Калининграда по бюджету в четверг народные избранники подняли тему, о которой вслух говорить не принято. Речь идет о так называемых «депутатских фондах», которые выделяются каждому городскому депутату из бюджета областного центра. Вопрос возник в ходе заседания комиссии, когда рассматривалась просьба депутата Владислава Хоменко выделить из бюджета города дополнительные 600 тыс рублей на приобретение оборудования для детского сада № 71. Сам депутат оказался на больничном, и его просьбу озвучивала его помощник Елена Боголепова. «Депутат помог сделать капитальный ремонт в садике, чтобы там открылась новая группа, на это было направлено более 500 тыс рублей. Однако для полноценной работы группы было необходимо закупить шторы, оборудование в игровую комнату и на детскую площадку. Заведующая заключила договор под гарантии», — сообщила помощник депутата.

Члены комиссии по бюджету возмутились этой просьбе. В частности, депутат Евгений Верхолаз заявил, что ему необходимо 9 млн рублей, чтобы отремонтировать крышу в детском садике № 105. «У меня и Хоменко больше всего детских садов в округе, так давайте всем помогать», — заявил он. Верхолаза поддержал зампредседателя Горсовета Андрей Шумилин, который сообщил, что ему также нужны дополнительные деньги из бюджета. «А мне 100 тыс надо. У меня договор на поставку оборудования. Что дальше? Давайте по каждому депутату тогда закроем их обязательства до конца года», — заявил он. — Надо пресекать такие факты. А то каждый может дать гарантии, кредиты, а потом администрацию ставить перед фактом, что деньги нужно выделить». В итоге члены комиссии решили «доработать» вопрос в течение недели и вынести его на следующее заседание комиссии.

После заседания Евгений Верхолаз подтвердил корреспонденту «Нового Калининграда. Ru», что речь на самом деле шла о «депутатских фондах». По его словам, в 2012 году фонд каждого депутата составил 3 млн рублей, из которых 2 млн рублей народный избранник имел право потратить на нужды социальных объектов в своем округе — к примеру, ремонт школ и детских садов. Еще 1 млн рублей предназначался для избирателей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Граждане, у которых возникли тяжелые проблемы, могли собрать справки и обратиться к своему депутату, чтобы он выделил им из бюджета несколько тысяч рублей.

Стоит напомнить, что «депутатские фонды» — это старая легенда, которая несколько лет не давала покоя «старшим» коллегам Горсовета — депутатам из областной Думы. Они периодически поднимали этот вопрос перед руководством регионального парламента. В частности, Игорь Рудников весной прошлого года заявлял, что депутатские фонды стали напоминать «общак», поскольку деньги позволялось тратить лишь представителям так называемой «титульной фракции». Рудников заявлял, что из фонда непредвиденных расходов области депутатам из «Единой России» выделяются деньги на решение проблем в их округах, а оппозиционные депутаты этих денег не получают. Однако председатель комитета областной Думы по бюджету Валерий Фролов эти заявления опроверг. Он заверил, что у депутатов регионального парламента никогда не существовало фондов, поскольку закон это запрещает. Он также резко высказался по поводу «депутатских фондов» Горсовета.

«Законом запрещено создание депутатских фондов. То, что они говорят, называется другим несколько словом. Это называется „коррупция“ — депутат присваивает себе право исполнять бюджет, а права такого он не имеет. Депутат может только проголосовать за бюджет, в котором указан резервный фонд. Но это — не резервный фонд депутата Иванова, Петрова, Сидорова. Резервные фонды могут иметь только исполнительные органы власти, — заявил Валерий Фролов. — Они могут бюджет принимать и контролировать, а не распределять и расходовать. Несмотря на это, они (депутаты окружного Совета — прим. „Нового Калининграда. Ru“) только со всех экранов и твердят какие они хорошие и как они здорово помогают населению, выделяя деньги на те или иные объекты: асфальтируют дворы, улицы и так далее. Вранье!».

Впрочем, несколько лет назад, еще до того, как к власти пришел экс-губернатор Георгий Боос, областные парламентарии все же могли рассчитывать на решение точечных проблем в их округах за счет областного бюджета. Для этого нужно было просто постараться включить соответствующие объекты в областную инвестиционную программу (ОИП). Программа утверждалась во время третьего чтения бюджета, и обсуждение тогда проходило очень бурно — каждый депутат боролся за свой объект. Но потом к власти пришел масштабный Георгий Боос, который буквально «наступил на горло» депутатской песне. ОИП стало формировать правительство области, причем в нее включались весьма серьезные проекты, которые требовали серьезных вложений. Тогда экс-министр экономики Феликс Лапин объяснял решение правительства тем, что нужно аккумулировать крупные средства на серьезные объекты под софинансирование Федеральной целевой программы развития области. Депутатам областной Думы предлагалось искать возможность менять окна в школах своих округов или устанавливать детские площадки за счет фонда непредвиденных расходов, решение по выделению средств из которого принимал лично Боос.

После того, как экс-министр Феликс Лапин пришел к власти в городской администрации, он предпринял аналогичную попытку — ликвидировать «депутатские фонды» городских нардепов, аккумулировав средства на решение более серьезных задач. Эта поправка была внесена администрацией области, и депутаты даже проголосовали за нее, как обычно, за 5 минут, не особо вдумываясь в текст документа. Правда, когда до них дошел весь масштаб трагедии, устроили демарш. Источники в правительстве области утверждают, что после этого Георгию Боосу лично пришлось встречаться с городскими депутатами, и в итоге он пошел на компромисс в вопросе фондов.

Наверное, вряд ли стоит утверждать, что «депутатские фонды» — дело плохое. Ведь на самом деле, как утверждают сами депутаты, эти деньги не перечисляются им лично в карман, это средства бюджета, которые выделяются по всем правилам законодательства. Деньги действительно идут на ремонт школ, детсадов, установку детских площадок. И людям хорошо, и депутатам бонусы — избиратели видят их реальную работу, поэтому, наверное, и голосуют «за». Наверное, неслучайно на прошлых выборах в Горсовет из 27 человек лишь 8 не смогли подтвердить свои мандаты.

Кстати, и в ситуации с областными депутатами тоже все вроде как нормализовалось, после того, как Николай Цуканов ввел «Программу конкретных дел». В ее рамках по 100 млн рублей из областного бюджета направляются как раз на решение точечных проблем — установку скамеек, фонарей, детских площадок. Правда, программы утверждают муниципальные власти, но депутатам областной Думы, наверное, ничто не мешает работать в тесном сотрудничестве с муниципальными главами, дабы помочь своим округам. Главное, чтобы избиратели понимали, что детские площадки у них во дворах депутаты устанавливают не за свой счет, а за счет бюджета, то есть все того же «общего кошелька».

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

Фото — из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.