Песок в глаза и мосты «дружбы»


Важные события вторника: полиция нашла самый большой в Калининградской области незаконный песчаный карьер; а решимость областных властей софинансировать строительные объекты в Калининграде может стать ничем иным, как попыткой взять городские власти под контроль.

120307-9595.jpg Песок в глаза
Внезапно в ходе спецоперации «Песок» оперативники управления экономической безопасности УМВД обнаружили в поселке Медведево Зеленоградского района самый большой в регионе незаконный карьер по добыче песка. Незаконный раскоп раскинулся на сотни метров и углубился на добрый десяток. Сделал он это, конечно, не самостоятельно. И даже не с помощью людей с лопатами. Под Медведево велась полноценная промышленная разработка с помощью четырех экскаваторов. Добытый песок вывозился самосвалами.

Второй «улов» полиции во время этой спецоперации — песчаный карьер на месте мебельной фабрики в Гвардейском районе в районе поселка Ельники. Там песок тоже вывозился из котлована без всяких документов в неизвестном направлении. Никаких следов строительства в этом месте не обнаружено.

Наверняка мало кто поверит, что это единственные места нелегальной добычи песка в регионе. Ну или хотя бы основные. Добывают песок везде. Борются с этим явлением тоже везде и чуть ли не все — от УМВД и Россельхознадзора до местных администраций. Но, похоже, пока победа остается за «черными копателями».

И ладно бы, если бы эта проблема была свежей. Но это не так. Нелегально песок тырили всегда, но эпических масштабов раскопы достигли не так давно, во времена строительства Приморского кольца, — этот проект почти полностью поглощал песок со всех официальных карьеров региона. Именно тогда стали как бы самопроизвольно то тут, то там исчезать холмы и появляться ямы. Именно тогда районные дороги стали уничтожать самосвалы с импортным щебнем и неизвестно откуда взявшимся песком. Но эта стройка века калининградского масштаба была слишком любима и важна для тогдашнего первого лица региона, и поэтому официально как бы все было нормально.

Позже, когда власть переменилась, пескокопательство приобрело какие-то чудовищные размеры. Вернее, о них стали чаще говорить. Например, в прошлом году на защите проекта на получение гранта из бюджета один начинающий фермер при поддержке своего деда доказывал главе регионального Минсельхоза, что карповые пруды, которые он хочет выкопать, предназначены именно для разведения рыбы, а не добычи песка. Что сталось с этим проектом, пока неизвестно. И Россельхознадзор от копеечных штрафов постепенно переходит к взысканиям посерьезнее. Но пока эти действия существенного влияния на ситуацию не оказали — владельцам земли, где добывают это полезное ископаемое, похоже, все штрафы как слону дробина.

Интересно отметить, что на фоне этой масштабной «черной добычи» регионе областное правительство рассматривает вариант закупки песка для исчезающих пляжей в других странах. Как сказал на днях замминистра по строительству Калининградской области Николай Телевяк, нужно восстанавливать светлогорские пляжи. Сделать это можно, намывая песок с прибрежного шельфа. Но если на это не будет получено разрешение, то песок придется завозить от соседей: Литвы и Польши, отметил Телевяк.

Приятно, конечно, что хотя бы органы власти стремятся соблюдать закон и беречь природу. Но, может быть, стоит рассмотреть вариант экспроприации на это дело незаконно добытого песка? Вдобавок к штрафам? Тогда, вероятно, добытчики и их покупатели основательно задумаются: а есть ли смысл превращать область в пустыню?

Татьяна НОВОЖИЛОВА, корреспондент

most_alleya.jpg Мосты «дружбы»
Сегодня топ новостей дня в Калининграде оказался связан со строительством или реконструкцией мостов (специалисты называют часть из них путепроводами, но это детали). Например, выяснилось, что реконструкция моста на Аллее Смелых все-таки грозит начаться — в сентябре.

К тому времени должна быть готова экспертиза нового проекта капремонта: предыдущий был выполнен некачественно, и мэрия сейчас судится с проектировщиком. Во-первых, он «забыл» о том, что нужно переносить газопровод высокого давления, который располагается под пролетом и в документации этой необходимости не учел вообще. Во-вторых, по словам председателя комитета архитектуры и строительства Артура Крупина, фирма не до конца обследовала конструкции моста, и впоследствии были выявлены новые дефекты.

Опять же к сентябрю будут завершены работы по переносу газопровода (на них был подготовлен отдельный проект, и их выполняет другой подрядчик), которые начнутся ориентировочно в июне. Правда, пресс-служба мэрии недавно сообщила, что эти работы уже начались, но это лишь мелкие цветочки по сравнению с ореолом разнообразных заявлений, которым окружен многострадальный проект.

Первым капремонтом этого и других мостов озаботился еще Георгий Боос, в 2010 году с удивлением обнаруживший, что путепровод на Аллее Смелых не ремонтировали полвека. Он дал задание срочно нарисовать объездные маршруты, объект был включен в адресную инвестпрограмму на 2011–2013 годы. Потом в декабре 2011 года мэр Ярошук обещал начать работы в марте 2012-го, а сдать — через 9 месяцев, позже уже областные власти заявляли, что старт намечен на конец апреля того же года, в октябре в мэрии признали, что город не может начать реконструкцию из-за отсутствия фирм, желающих заняться работами по переносу газопровода.

Сейчас сдать объект в мэрии планируют в мае 2014 года, через 8 месяцев после начала непосредственно реконструкции. Сразу вслед за этим горвласти намерены приступить к капремонту моста на ул. Суворова. «Он в очень плохом состоянии, пешеходная зона вообще провалилась», — отметил сегодня после оперативного совещания в горадминистрации Алесандр Ярошук. Напомню, в марте 2012 года на мосту по ул. Суворова из-за аварийного состояния конструкций было запрещено ходить по тротуарам — для пешеходов огородили кусок проезжей части (за два месяца до этого горвласти закрыли движение общественного транспорта по мосту на Аллее Смелых).

По словам градоначальника, железная дорога недавно проводила обследование конструкций, и вывод неутешительный: «там небезопасно». На работы нужны 180 млн рублей, пока их выделение — обязанность муниципалитета, никаких решений о софинансировании из областной и федеральной казны нет. Получить его Калининград хотел бы в рамках Госпрограммы развития региона, сейчас готовится обращение на этот счет.

По третьему объекту — двухъярусному мосту — подтверждение софинансирования уже вроде как есть. Артур Крупин сегодня рассказал, что мэрия получила предписание «надзорного органа» либо привести мост в порядок в его нынешнем виде, либо строить отдельный для автомобилей, поскольку конструкции находятся в неудовлетворительном состоянии. На совещании с руководством Калининградской железной дороги (КЖД) был сделан вывод, что самый оптимальный вариант — второй.

Железнодорожный мост останется на своем месте, КЖД его реконструирует за свой счет. Что касается автомобильного, «ось трассы уже пробита, то есть, примерно мы понимаем, в каких границах, на какой территории» он будет построен, отметил чиновник. Стоить мост будет примерно 2 млрд рублей, «расчеты делались по объектам-аналогам, и такая цифра была направлена в Министерство транспорта Российской Федерации», — добавил председатель комитета архитектуры и строительства. Новый мост от улицы Буткова до улицы Железнодорожной — один из 60 объектов, которые намечено построить или реконструировать в Калининграде к Чемпионату мира по футболу 2018 года.

Радужные перспективы будущего калининградских мостов подпортили лишь новости, связанные с многострадальной второй эстакадой. В минувшую пятницу мэр Калининграда Александр Ярошук сообщил, что подрядчик проекта ОАО «УКС МОСТ» требует погашения задолженности в размере 750 млн рублей за уже выполненные работы, угрожая в случае невыплаты закрыть объект. Кроме того, по словам представителей подрядчика, в этом году на объект нужно найти еще 800 млн рублей. Вчера Ярошук заявил, что «с самого начала эти деньги нигде не были предусмотрены», а сегодня предположил, что финансирование работ на втором эстакадном мосту в Калининграде в этом году в размере 800 миллионов рублей требует проведения экспертизы и назвал эту сумму «хотелками».

«Изначально, когда принималось решение в 2006 году по строительству этого моста, был сделан проект, который стоил более 5 миллиардов рублей», — рассказал градоначальник. Пояснив, что прежними властями было принято решение срезать «все, что можно», чтобы попасть в ФЦП. «Там была определена сумма — 3 миллиарда рублей, — отметил он. — Вот и взяли и срезали весь проект — со всеми съездами на Остров, и с теми дополнительными работами, которые сейчас в размере 750 миллионов были выполнены, чтобы мост вообще заработал. Было принято такое решение, чтобы попасть в эту программу, а потом мы, типа, добавим эти деньги. Люди все ушли, что у нас в городе Калининграде, что в федеральных агентствах в Москве, и мы остались один на один с этой проблемой».

Также мэр Калининграда заявил, что вопрос с финансированием уже сделанных и предстоящих работ нужно решать с федеральным правительством, с правительством Калининградской области и дорожным фондом. И губернатор, дескать уже предпринимает для этого некие усилия в Москве.

Последний, впрочем, эти слова фактически опроверг. «Подрядчик, конечно, закрыть дорогу не сможет, — заявил сегодня Николай Цуканов. — А деньги на то, чтобы рассчитаться, город должен будет найти в своём бюджете. Наверняка они будут подписывать дополнительные соглашения с рассрочкой платежа. Но это уже вопрос к местному самоуправлению».

В общем, преемственность власти — и с одной, и с другой стороны — налицо. Впрочем, что касается региональной, она все-таки демонстрирует постоянство. Это, в частности, касается ее позиции по поводу ставшего уже легендарным надземного пешеходного перехода через Московский проспект. После того как в январе 2010 года на этом участке дороге была насмерть сбита 24-летняя женщина, Георгий Боос потребовал построить там надземный переход. Однако вскоре от своих слов отказался: дескать, дорого.

В ноябре того же 2010 года «Мерседес» сбил двоих подростков, один из которых скончался, а второй был госпитализирован в тяжелом состоянии в БСМП. Бооса к тому времени у регионального руля уже не было. Однако его наперсник Николай Цуканов повел себя ничуть не лучше. Он требовал построить переход как можно быстрее, пообещав, что половину из 100 млн, которые предусматривал проект, выделит область. «Ещё раз подчеркну — человеческая жизнь бесценна, экономия тут неуместна. Надземный пешеходный переход должен быть построен в кратчайшие сроки», — заявлял тогда губернатор. Прошло непродолжительное время, и уже в мае 2011 года стоимость проекта (его переделали, и он уже оценивался в 91 млн рублей) Цуканов охарактеризовал как нереальную.

В ноябре 2011 года городские власти заявляли (цена вопроса к тому времени опять подросла, до 186 млн рублей: проект опять переделали, добавив лифты, подъемники и остекление), что проект не потянут. Сейчас вроде как появилась договоренность с региональным правительством о софинансировании, однако стоимость строительства нужно снизить. Забавно, что она опять изменилась: теперь это 150 млн рублей. В мэрии пытаются судорожно найти выход — например, сделать «обрезание» за счет обследования территории на наличие взрывоопасных предметов или археологических изысканий, где «достаточно высокие стоимостные параметры», которые можно уменьшить. И их спешку можно понять: обещания губернаторов — штука своенравная.

Причем, это касается не только пешеходного перехода на Московском. Однако если с ним можно тянуть и дальше — о трагических ДТП горожане стали уже забывать, — то с тремя большими вышеперечисленными мостами так не получится. Придет время, и ездить по ним станет уже невозможно. А, значит, софинансирование, без которого Калининграду не обойтись, станет поводком, минимизирующим его своеволие. Теперь «дружбе» региональных и городских властей, похоже, не видать конца.

Оксана ОШЕВСКАЯ, корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru», пресс-службы городской администрации

Комментарии к новости


Свои люди в облдуме

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, зачем бизнесмены на самом деле идут в депутаты.