Дипломатические игры и глубоководный фантом


Ключевые события вторника: пока на дипломатических беседах звучат общие заявления о международном сотрудничестве, в регионе проходят военные учения, совпавшие с учениями НАТО рядом с Калининградской областью; а Минтранс России изгоняет из своих кабинетов призрак калининградского глубоководного порта.
 

es_russ.jpg Дипломатические игры
Сегодня Калининградская область не один раз была затронута в обсуждениях на международной арене. Так, «конкретные направления сотрудничества, которые в форме совместных проектов нацелены на содействие социально-экономическому развитию Калининградской области» обсудили сегодня в Санкт-Петербурге руководители министерств иностранных дел России, Германии и Польши. 

Правда, о каких именно «конкретных направлениях сотрудничества» шла речь, не пояснили. Зато руководитель российского МИДа Сергей Лавров рассказал еще и о том, что «договорились развивать практическое сотрудничество по конкретным направлениям между тремя странами», и привел в качестве примера сотрудничество по МПП Калининградской области с Польшей.

Обсуждалась также и «значимость контактов между представителями России, Германии и Польши на различных уровнях». Кроме того, была достигнута договоренность об «интенсифицикации дискуссий по линии министерств иностранных дел, с возможным подключением ведомств из экономического блока для более подробного изучения различных аспектов ситуации в сфере экономического сотрудничества и сфере безопасности на европейском континенте».

Как отметил Лавров, будет продолжена и работа по «согласованию подходов и обмену мнениями наших представителей при таких международных организациях, как НАТО, Евросоюз, ОБСЕ, Совет Европы», которые, по его мнению, являются очень полезной платформой для взаимодействия по вопросам, интересным для разных сторон.

Но пока дипломаты в очередной раз обменивались изящными формулировками, намеками и перспективными обещаниями, вышеупомянутый военный альянс уже давно перешел к тем самым конкретным действиям: из-за событий на Украине в Прибалтике, рядом с Калининградской областью день ото дня увеличивается количество вооруженных сил НАТО. А в соседней Литве проходят военные учения с участием армии США.

Но и Россия не осталась в стороне. Сначала было распространено сообщение об учениях в Западном военном округе с использованием оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М». Который, к слову, может оснащаться ракетами как с обычными, так и с ядерными боеголовками. И, по некоторым данным, размещается в Калининградской области.

И это еще не все: сегодня стало известно о том, что в Калининградской области начались учения Балтийского флота, Воздушно-десантных войск и Военно-воздушных сил России. Причем количество войск и техники сопоставимо с контингентом НАТО, задействованным на учениях в Литве, как бы невзначай отметили в минобороны.

При этом, как заявил в интервью «Интерфаксу» первый замглавы МИД России Владимир Титов, «мы не можем воспринимать такое военное наращивание сил Альянса вблизи границ с Россией иначе, как демонстрацию враждебных намерений».

Получается нелогичная ситуация: с одной стороны звучат хоть и абстрактные, но планы сотрудничества и совместного развития, а с другой происходит перманентное увеличение количества войск НАТО рядом с Калининградской областью и проводятся тактические учения российских вооруженных сил на побережье Балтийского моря. И хотя пока это лишь демонстрация возможностей, которая напоминает спор двух детей в песочнице, выставляющих напоказ игрушки, но как бы в запале спора не случилось драки.

Алёна ПЯТРАУСКАЙТЕ, корреспондент

more_9.jpg Глубоководный фантом
Сегодня «неожиданно» выяснилось, что необходимость калининградского глубоководного порта в Москве вовсе не считают особенно очевидной. В распоряжении газеты «Коммерсант» оказалось письмо за подписью министра транспорта РФ Максима Соколова вице-премьеру Аркадию Дворковичу, в котором предлагается совершенно отказаться от этой затеи.

Таким образом, ставятся под сомнение мечты и чаяния как минимум трех калининградских губернаторов. Планировалось, что янтарный регион будет принимать через новый порт сотни миллионов (да-да, звучали и такие цифры) тонн грузов; что-то оставлять себе, а остальное — в Европу и не только. Поскольку промышленной продукции, способной заинтересовать богатых соседей, в РФ — раз-два и обчелся, апологеты идеи изначально нацелились на нефтеперевалку. Ну, и на знаменитые своей неуловимостью белорусские калийные удобрения, которые должны были вынести на зыбких плечах экономику области из того пике, в котором она находится.

Смотрели на белорусов региональные власти и как на потенциальных инвесторов строительства. Ибо возведение порта — дело недешевое: еще в 2009 году оно оценивалось в 263 млрд рублей, из которых лишь 63 млрд готов был выделить федеральный центр, вассалы которого все эти годы не уставали без конца заявлять: будут инвесторы — будет и порт, хоть его оценочная стоимость и скукожилась к концу 2012 года до 90 с лишним миллиардов. 

Параллельно никак не решался вопрос, а где же, собственно, явит себя миру сей грандиозный объект: Калининградская область невелика, на треть принадлежит военным, а хочется ведь и на туристический стул примоститься — второй половинкой места, которым это обычно делают. Сначала в качестве территории счастья назывались 4 точки (в основном разговоры крутились вокруг окрестностей Балтийска и Бальги), потом была выбрана Бальга, затем запротестовали рыбаки, и от этой мысли пришлось отказаться; Балтийск к тому времени отпал из-за капризов Минобороны. Потом был назван Янтарный и, наконец, снова Бальга. Полтора месяца назад губернатор Цуканов подтвердил, что рассматриваются именно два последних варианта. Чуть позже его советник Алексей Клюнеев постарался развеять сомнения порядком подуставших от всей этой истории обывателей, заявив: «Есть стратегическое решение на уровне правительства России, что Калининградская область должна иметь более надежное портовое обслуживание в виде глубоководного порта» (он же сообщил, что подкорректированное технико-экономическое обоснование целесообразности выбора площадки для строительства говорит о том, что грузооборот будет 50 млн тонн, а концепция предполагает прибытие крупных судов-контейнеровозов со всего мира, распределение грузов по более мелким судам и отправка их в другие балтийские порты).

И вдруг такой поворот. По мнению министра Соколова, решающее значение в судьбе этой сказки играют отсутствие частных инвесторов и грузопотока. Не исключено, кстати, что первое обусловлено вторым. Недозагруженность (существующей паромной линии «Усть-Луга — Балтийск») может сыграть решающую роль и в строительстве новых паромов на 7,9 млрд рублей, которое планировалось раньше; от них есть намерение отказаться вовсе. Судя по расценкам, странно, что паромы пользуются хоть каким-то спросом у населения. От глубоководного порта, впрочем, предлагается оставить примерно половину зарезервированных в ФЦП «Развитие транспортной системы России (2010–2020 годы)» денег и направить их на строительство терминала для круизных и паромных судов, а также яхтенной марины в Пионерском.

Высвободившиеся деньги предполагается направить на строительство порта «Сабетта» в Ямало-Ненецком АО, которое изначально оценивалось в 47,3 млрд рублей, однако при перерасчете проектно-сметной документации сумма возросла до 69,6 млрд. В ней оказалась не учтена необходимость возведения ледозащитных сооружений. Что очень напоминает историю со строительством Второй эстакады в Калининграде: ее проект, как известно, не предусматривал съезды на Остров, и теперь на них нужно срочно искать 2 млрд рублей в придачу к уже потраченным 4,3 млрд, поскольку впереди ЧМ. Впрочем, судя по тому, как развиваются события, судьба этих съездов куда более туманна, чем «Сабетты». А уж о глубоководном порте на западе России и говорить нечего.

Оксана ОШЕВСКАЯ, корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru» и gazeta.ru


Комментарии к новости

Эта земля была нашей

Главный редактор Алексей Милованов о серьёзном дефиците желающих видеть нашу область своей — даже на 71-м году её современного существования.