Особенности православного ремонта




Владимир Путин дал Церкви возможность получать деньги на ремонт исторических памятников из бюджета, но, как всегда, в Калининградской области большую роль играют региональные особенности вопроса.  

Закон о передаче РПЦ объектов религиозного назначения сегодня получил свое логическое продолжение. Президент Путин подписал закон, согласно которому религиозные организации смогут получать финансирование из бюджета на восстановление или ремонт имеющихся у них кирх и замков. Эти нормы принимались по обращению представителей Церкви, у которой не хватает денег на ремонт. По-видимому, имелись в виду как раз недавно перешедшие в собственность объекты, поскольку специалисты отмечали, что отсутствие у РПЦ средств тормозит процесс передачи.

Стоит отметить, что именно отсутствие денег в бюджете региона на содержание памятников было одним из главных аргументов в поддержку массовой передачи их РПЦ в Калининградской области. Предполагалось, что новый собственник сможет заняться приведением в порядок старинных кирх и замков. Но, как неоднократно сообщали представители Церкви, в том числе и корреспондентам «Нового Калининграда.Ru», средств на восстановление или консервацию полученных объектов у нового хозяина нет.  

Но, чтобы быть честными, надо признать, что региональные особенности реституции все же сыграли свою роль. Исторически так сложилось, что концентрация заброшенных и разрушающихся памятников истории у нас намного выше, чем в других российских регионах. Кроме того, кирхи и замки разрушались здесь десятилетиями едва ли не с 1945 года и активно использовались местными жителями в качестве источника бесплатных стройматериалов. А также перекапывались в поисках ценностей. И лишь немногим повезло быть переделанными в полезные для советской действительности помещения. Или обрести своих спасителей в лице зарубежных инвесторов во время перестройки.  

И вот все это по большей части аварийное«счастье» в один момент легкими росчерками президентского пера или едва ли не единогласным голосованием депутатов сельских поселений и облдумы передается Калининградской епархии. Конечно, вряд ли даже в Церкви, которая по умолчанию считается в народе организацией с высоким уровнем доходов, быстро найдутся необходимые для восстановления кирх региона миллиарды.  

Увы, за 4 прошедших с момента передачи года мало что изменилось. А кое-где разруха даже усугубилась. Да, где-то силами местных приходов проводились субботники и даже были попытки ремонта. Но по-настоящему серьезные работы начались в этом году с восстановления кирхи в Краснолесье, которая, как и многие другие, могла превратиться в груду кирпичей. Реставрация проводится за счет бюджета. Но, как выяснилось, даже при наличии денег спасти памятники не всегда удается: вот, например, на восстановлении замка Бранденбург подрядчик с обязательствами не справляется. 

Еще более противоречивая ситуация зачастую складывается с особенностями ремонта. И она тоже кроется в специфике Калининградской области. По закону о реституции Церкви возвращается все имущество, которое большевики изъяли после 1917 года. Однако в Восточной Пруссии до закона о реституции православного имущества было не много. Поэтому здесь РПЦ получила протестантские и католические храмы. И, что естественно с точки зрения нового собственника, зачастую он переделывает их под себя. К сожалению, эти действия далеко не всегда соответствуют мнению общественности и общим принципам восстановления памятников в их историческом виде. Как бы то ни было, теперь заброшенные кирхи и замки в регионе получили еще один, вполне реальный шанс на новую жизнь. Возможно, даже на возвращение изначального облика и былого величия. Только вот очень часто у нас хотят как лучше, а получается как в Арнау.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.