Вечерний @Калининград: строй, плачь, молись и выдающийся член общества


Важные события среды: в Калининграде начали сносить недострой, который стоило бы оставить памятником в назидание будущим поколениям мечтающих о сверхдешёвом жилье; появившийся на историческом барельефе в центре Калининграда пенис указал на ряд черт современного общества, главной из которых стало ханжество.

10022016_2.jpg

Строй, плачь, молись

В среду грохотом пневмоножниц, рыком экскаваторов и рокотом камнедробилки завершилась самая, пожалуй, известная история долевого строительства в Калининградской области. А уже ставший привычным пейзаж микрорайоне «Сельма» через несколько недель изменится навсегда.

Строительная компания «Акфен», выкупившая участок на пересечении улиц Гайдара и Челнокова, приступила к сносу недостроя «Калининграджилстроя», украшавшего зияющими пустотами между перекрытиями ландшафт последнюю дюжину лет.

Согласно планам компании, которая не только разрушает старые недострои, но и строит новые многоэтажки, уже к 2018 году на этом участке должны появиться сразу четыре 25-этажных дома на 860 квартир. Сделка между «Акфеном» и мэрией предполагает, что лучше от этого якобы станет не только застройщику и покупателям жилья, но и несчастным дольщикам «КЖС». Которые за последние 10 лет стали настоящей городской легендой.

История «КЖС-овцев» была многократно и детально описана и явно должна войти в ненаписанный пока что (а зря, давно пора бы) учебник «Долевое строительство для чайников». Люди, охваченные разгоревшимся тогда бумом долевого строительства и обещаниями квартир по баснословно низкой цене, несли деньги владельцу компании Борису Родионову, несмотря на отсутствие базового документа — разрешения на строительство. Контролирующие органы то ли не подозревали о масштабе проблемы, то ли осознанно закрывали на неё глаза. В конце концов, тогда проблемы дольщиков не были таким ярким куском информационного пространства, как сейчас.

В последующие годы дольщики «КЖС» стали так же известны, как и сотрудники другой печально известной компании того же временного периода — «КД авиа». И тех и других объединяло то, что их вера в счастливое будущее была крайне сильна и для достижения его они делали всё, что возможно. Объединялись в комитеты и кооперативы, проводили пикеты, печатали в газетах статьи и защищали своих нерадивых бизнесменов до последнего. Бизнесмены, кстати, отправились под суд, как авиаторы, так и застройщик. И отделались довольно легко, один из собственников «КД авиа» — небольшим сроком, а Борис Родионов — штрафом всего лишь в 350 тыс рублей. При том, что привлечь ему удалось более 174 млн рублей, больше половины из которых строитель потратил «на цели, не связанные со строительством домов».

Разной оказалась лишь судьба простых людей. Сотрудники «КД авиа» так и не смогли добиться необходимой для выхода авиакомпании из кредитного пике господдержки и были вынуждены искать себя в новой, уже не такой богатой жизни. А вот дольщикам «КалининградЖилСтроя» повезло больше.

Их нешуточная активность была вознаграждена: людей «взяла под крыло» мэрия. «Решить эти вопросы обманутых дольщиков, поскольку у каждого своя история и своя юридическая проблема, очень трудно. Очень сложный был механизм — через суды, через общение с каждым дольщиком. Мы всё это прошли», — рассказал журналистам в среду Александр Ярошук. Если упростить механизм до предела, то с застройщиком была заключена выгодная всем сделка: он получает землю без конкурса, город — квартиры для дольщиков. Которые к тому моменту уже всех умучили.

В итоге, по словам чиновников, первые 46 семей дольщиков должны получить свои квартиры уже в текущем году. Остальные — до 2018 года. Их судьба теперь «в руках» городского управления капитального строительства. Конечно, кредитный портфель города выглядит довольно угрожающе, а статьи дохода бюджета Калининграда неуклонно усыхают. Однако вероятность, что город объявит себя банкротом и дольщики «КЖС» вновь будут вынуждены обивать пороги (теперь — непонятно уже даже чьи) довольно мала.

История «КалининградЖилСтроя» — это яркая иллюстрация крайнего несовершенства как всей современной российской жизни в целом, так и сферы жилищного строительства в частности. Люди поверили в расписанную яркими красками рекламы несбыточную мечту о сверхдешёвом жилье, прошли все возможные круги ада и бились за своё счастье. Они стали фактически первым громким случаем обманов дольщиков в Калининграде. И им улыбнулась удача. Власти не просто взялись помогать в решении их проблемы, но сами выступили гарантом строительства необходимых квартир. Сотням и тысячам других подобная удача не улыбнулась. Несмотря на жалобы, статьи, пикеты и кооперативы.

В самом деле, жаль, что недострой «КЖС», торчавший как гнилой зуб над Сельмой, приходится дробить на камни для строительства дорог. Его надо было бы законсервировать и перенести куда-нибудь не очень далеко. Дать ему охранный статус и возить к нему на экскурсии всех будущих дольщиков. В назидание.

10022016_1.jpg

Выдающийся член общества

Изображение мужского полового члена, появившееся на историческом барельефе на улице Озерова в Калининграде с шаловливой припиской о том, что этой штуковиной герой барельефа почёсывает колено, стало приметным событием среды.

Но не само по себе — в конце концов, мало ли где пишут слово из трёх букв или рисуют гениталии. Да и памятники истории, архитектуры и культуры у нас в регионе тоже не особо оберегают от вандализма. Вспомнить хотя бы домик Канта в Веселовке. Чего уж там говорить о каком-то мужике в шляпе на барельефе перед входом в обычный дом.

Забавна эта история не сама по себе, но в контексте реакции, что вызвала новость о проделках вандалов. Она, эта реакция, подсветила многие характерные черты современного общества. Точнее, общества, в которое мы превращаемся под воздействием внутренних, в основном, сил.

В этом обществе ключевым, определяющим фактором является повальное ханжество. В том смысле, что неприлично, позорно, постыдно и достойно общественного порицания не пририсовывать члены скульптурам, но писать об этом в масс-медиа. Журналисты виноваты, это мнение расхожее настолько, что стало догмой. Ханжество же столь распространено, что заместило, подмяло собой даже намёки на этику и мораль.

Да и вообще, вандализм в нашем обществе, живущем среди уничтожаемых ежедневно остатков одного из красивейших городов Европы, есть нечто обыденное. Стоящее разве что ухмылки. В конце концов, какая разница, где там у нас рисуют пенисы, на заборе или на скульптурах Эрнста Филитца, ученика великого Брахерта? Иди отсюда мальчик, не мешай работать. Погыгыкать — вот удел настоящего калининградца в подобной ситуации, от журналиста популярной газеты до чиновника областного правительства.

Реакция эта находится где-то между стыдливым хихиканьем первокурсницы медучилища, впервые узревшей обнажённое мужское тело, и ржанием услыхавших слово «пенис» героев мульсериала из девяностых, Бивиса и его туповатого друга Баттхеда. С той лишь разницей, что мультипликационные придурки с MTV всё же были созданы в качестве сатиры на американское общество. Оказались же они образцом для подражания в обществе российском. Как при такой трепетной реакции на банальный член в этом обществе ещё появляются дети — вопрос вовсе не риторический.

К счастью, не все чиновники ограничились стыдливым хихиканьем. Областная служба охраны памятников, очередного главу которой Евгения Маслова губернатор недавно грозился уволить, отреагировала на удивление оперативно. И к вечеру барельеф был заново побелен, а орган раздора скрылся под слоями краски.

Однако до той поры, пока писать про нарисованные на объектах культурного наследия органы будет делом более постыдным, чем собственно их рисование, успокаиваться не стоит. Потому что этих объектов вокруг нас крайне много. Значительно больше, чем мозгов внутри нас. Перефразируя известную поговорку — когда пенис указывает на проблемы, мы смотрим на пенис.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото из архива редакции.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.