Вечерний @Калининград: молчание ягнят и ощетинившийся иглами премьер


Важные события понедельника: попытки правительства скрыть дискуссию вокруг механизма субсидирования по «проблеме-2016» лишь подогрели интерес, а обстоятельства этого обсуждения выявили ряд критических недоработок власти; доселе мягкий и уютный премьер-министр Дмитрий Медведев неожиданно для многих ощетинился острыми иголками и вышел на внешнеполитическую орбиту с резкими заявлениями.

15022016_1.jpg

Молчание ягнят

Событие это, конечно, произошло на минувшей неделе. Но привести в порядок материал о нём ленивый автор «Нового Калининграда.Ru» успел лишь к понедельнику. Первый из четырёх семинаров, посвящённых главному решению «проблемы-2016», предложенному властями местному бизнесу, привлёк внимание не только остроактуальной тематикой, но и атмосферой полной закрытости, в которой чиновники предпочли обсуждать обстоятельства раздачи предпринимателям 66 млрд рублей.

Изначально концепция предполагала несколько большую открытость; ходили слухи о том, что местный минэк, ответственный за процесс субсидирования, даже проведёт некий семинар для журналистов. Чтобы они, вооружённые исчерпывающей информацией из первых рук, несли свет знания предпринимателям, которые с 1 апреля 2016 года начинают работать в новых экономических условиях.

«После КВНа, после того, как он выйдет в эфир, уверен, что инвесторы будут в очереди стоять, а мы уже готовим земельные участки, инфраструктура, есть куда подводить», — подчеркнул Цуканов.

Тем более ожидаема открытость была с учётом того, что половину прошлого года из всех чайников и утюгов неслись победные реляции о том, как эффективно местное правительство в связке с федеральными ведомствами решило «проблему-2016». Фактически наряду с эпохальной стройкой Театра эстрады данный козырь был ключевым в избирательной кампании губернатора Николая Цуканова. Как показали последние события, с театром всё как-то не очень хорошо. Нынче оказалось, что с субсидированием тоже всё так себе.

Именно нерешённость целого ряда вопросов кажется основной причиной, по которой чиновники не только не пустили журналистов в конференц-зал Калининградской торгово-промышленной палаты, но даже потребовали от участников семинара ни в каком виде не передавать содержание встречи журналистам. Случилось, конечно же, обратное; рано или поздно всё становится явным. А стремление скрыть важную информацию подхлёстывает взаимное движение владельцев информации и средств её распространения. Пусть и запрещённого. С другой стороны, не всем очевидные плюсы членства в КТПП стали чуть более явными — можно, к примеру, услышать кое-что из того, что скрыто. А можно почитать «Новый Калининград.Ru».

Моментов, которые важны для будущего местного бизнеса, в двухчасовой записи содержится немало. Наиболее интересны следующие. Во-первых, никаких фактических подтверждений того, что объем субсидий, которые смогут получать предприниматели, будет соответствовать объему уплаченных ими таможенных платежей, не существует — ну, или пока что они не были озвучены. Всё, что смог сказать по этому поводу предпринимателям замминистра экономики Андрей Толмачёв — «поверьте — всё, что будет уплачено через коллег, мы постараемся сделать так, что ровно этот объем вернётся вам».

Второй момент, напрямую относящийся к полномочиям местного правительства, заключается в том, что, судя по содержанию разговора с бизнесом в минувшую среду, региональные чиновники благополучно забыли про проблему квотирования импорта мяса. «Проблема действительно заключается в том, что исторически принцип не учитывает Калининградскую область», — заявил в минувшую среду Толмачёв. Это объясняется тем, что мясо в регион ввозилось в режиме свободной таможенной зоны, пошлины по нему не уплачивались, а о ситуации 2016 года никто не думал. «Вопрос у нас в проработке, мы его слышим в данном случае», — обнадёжил предпринимателей Толмачёв.

Третья вполне конкретная претензия, которую можно адресовать местному правительству по итогам первой встречи с предпринимателями, — то, что ключевые документы, соглашения с минэком, на основе которых бизнес сможет рассчитывать на получение субсидий, до сих пор находятся в стадии проекта. Можно долго разглагольствовать о том, что чиновники старались сделать как лучше, впихнуть невпихуемое и согласовать оптимальный для всех механизм. Однако факт остаётся фактом: они предлагают бизнесу заключать соглашения уже с 1 марта, однако форма их до сих пор не утверждена. Авральный режим как норма жизни?

Светлогорский Театр эстрады, ныне известный как «Янтарь-Холл», прославился задолго до своего ввода в эксплуатацию, причём отнюдь не концертной программой. И несмотря на то, что вот уже полгода в комплексе проходят мероприятия разной степени важности, скандал вокруг объекта утихать не планирует.

Непонятным до конца остаётся и вопрос налога на прибыль, который придётся платить с получаемой субсидии предпринимателям. По словам Андрея Толмачёва, в случае если предприятие работает в рамках обычной системы налогообложения, налог составит 20 процентов. Для тех, кто работает по «упрощёнке», ситуация немного иная. «Мы задавали вопрос в Минфине РФ. Нам пришёл официальный ответ, что любой межбюджетный трансферт, который вам поступит, соответственно, в качестве субсидии, облагается налогом на прибыль организации. Учитывая, что вы понесли расходы на сумму, равную N иных доходов в форме субсидии, то плюс на минус равно ноль. 20 процентов с нуля равно ноль. Но фактически сумма является налогооблагаемой», — попытался растолковать важный вопрос замминистра. Однако, судя по реакции зала, понимания у бизнеса так и не появилось. Плюс к тому, в разговоре фигурировал момент с двойным налогообложением, связанным с появлением с 1 апреля 2016 года «таможенного» НДС. «Получается абсолютно бредовая, парадоксальная, экономически непонятная вещь, когда мы говорим о двойном налогообложении», — констатировал Толмачёв. Однако ничего, кроме общих слов об «общем видении и понимании» с федеральными ведомствами, он сообщить предпринимателям не смог.

Остальные критические вопросы относятся к компетенции Федеральной таможенной службы, однако от этого менее болезненными они не становятся. К примеру, ключевой документ, определяющий механизм идентификации содержимого иностранного сырья в вывозимой из региона на территорию Таможенного союза продукции, также не утверждён. Его проект, как заявили на семинаре представители ФТС, находится на согласовании в Минюсте. Естественно, никаких гарантий по поводу сроков дать никто сегодня не может.

Иные связанные с ФТС проблемы ещё более узкоспециальны. Расчёт таможенной стоимости при вывозе произведённого в области товара на данный момент — тайна, покрытая мраком, так как регулируется не только внутрироссийскими нормативными актами, но и международными соглашениями. Которые — сюрприз — также находятся в стадии проектов. Да и вообще, если судить по содержанию дискуссии в минувшую среду, процесс этот настолько сложен, что производить что-либо в регионе и вывозить продукцию в Россию или страны Таможенного союза — суть подвиг, достойный медали.

Однако отсылки к тому, что, дескать, вопросы таможенного регулирования лежат вне компетенции регионального правительства, звучат как-то фальшиво.

В первую очередь потому, что, когда в прошлом году губернатор и его коллеги громогласно заявляли об «окончательном решении» «проблемы-2016», они почему-то не оговаривались, что решили её лишь в рамках своей компетенции. Абстрактному предпринимателю, оказавшемуся один на один с громоздкой и явно не урегулированной до конца бюрократической машиной, будет абсолютно всё равно, кто там в ней за что отвечает. Решить проблему ему обещал губернатор, выторговывая тем самым голос в его поддержку. Голос есть, а окончательного решения — нет.

Нет также и сомнения, что крупные компании, рассчитывающие откусить значительный кусок от многомиллиардной субсидии, обещанной чиновниками для решения «проблемы-2016», держат руку на пульсе и проводят консультации с правительством (не только местным, но и федеральным) напрямую, минуя разнообразные семинары. Однако формально предназначением субсидии является сохранение рынка труда от потрясений. Малый и средний бизнес в Калининградской области генерирует не так много макроэкономических показателей вроде промпроизводства или ВРП. Однако является основным источником рабочих мест.

Именно обычные, не вооружённые армией юристов и таможенников предприниматели и есть та самая целевая аудитория, ради которой затевалась вся эта свистопляска. То, что чиновники предпочитают всеми силами препятствовать свободному распространению информации, важной для этой самой аудитории, объясняется одним грустным фактом. Свою домашнюю работу они выполнили не очень-то хорошо. То, что малый бизнес пока что ограничивается шумом только на закрытых семинарах — лишь вопрос времени.

_NVV6760-2.jpg

Премьер говорит

Который день ключевым федеральным ньюсмейкером остаётся премьер-министр Дмитрий Медведев. В принципе, он начал пятидневку огненных заявлений ещё в минувший четверг, когда похвалил контрсанкции против вредных продуктов с Запада, помогших заработать российским аграриям. То, что эта помощь привела к радикальному росту потребительских цен, Медведева как-то не взволновало. Но это, как показали события дальнейших дней, было лишь начало.

На следующий день в немецкой газете «Handelsblatt» вышло интервью речистого премьера, где тот констатировал: за последние 15 лет структура экономики не изменилась потому, что измениться не могла. «Меня часто спрашивают: вы уже сколько лет у власти, и президент Путин, и вы практически столько же работаете, а почему структура экономики не изменилась? Но ее не изменить за 15 лет, ну невозможно изменить. Она создавалась 50–60 лет», — сказал Медведев. Не смогла, в общем.

В этом интервью он озвучил несколько цифр, касающихся доли нефтегазовых доходов в бюджете страны. Коллеги из издания «Медуза», окопавшегося в явно вражеской Риге, исподтишка подсчитали: лишь 33 процента заявлений премьера соответствовали действительности. В целом Медведев в последнее время не походил на человека, слишком уж держащего руку на пульсе страны. В пятницу оказалось, что держит он её лишь на треть.

Но всё это была лишь присказка; сказка началась в субботу, когда Дмитрий Медведев отправился в Мюнхен, на конференцию по безопасности. Там он примерил несколько несвойственный для него костюм ястреба внешней политики. И констатировал наступление новой холодной войны между НАТО и Россией. «Чуть ли не ежедневно нас объявляют самой страшной угрозой то для НАТО в целом, то отдельно для Европы, то для Америки и других стран. Снимают пугающие фильмы, в которых русские начинают ядерную войну. Я иногда думаю: мы в 2016 сегодня или в 1962?» — заявил с трибуны Медведев. В голову, правда, приходит несколько иной год — 1984, во всех отношениях.

В понедельник, правда, Медведев попытался отмотать агрессивный накат обратно и заявил, что в целом вовсе даже против войны, пусть даже и холодной. «Не нужна никакая перманентная война, и Россия ни в чём не хотела бы подобном участвовать», — заявил премьер. И, наконец, замкнул круг откровений, вернувшись к вопросу санкций, столь успешных для российских аграриев. Он попросту потребовал от Запада «набраться мужества и назвать точную дату отмены санкций».

То, что премьер, доселе ассоциировавшийся с не очень внятной риторикой типа необходимости модернизации инноваций и борьбы с коррупцией, теперь выведен на внешнеполитическую орбиту, да ещё и в крайне агрессивной модификации, явно связано с приближающимися выборами. Медведев — какой-никакой, но всё же лидер партии, некоторыми до сих пор называемой «партией власти». На одном лишь президенте бесконечно скакать невозможно, а рейтинг Путина понемногу, но снижается. Опять же, если что пойдёт не так, будет весьма удобно свалить всё на мягкого и пушистого премьера. Пусть он даже и ощетинился в последние дни острыми иголками.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото из архива редакции.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.