40 дней после пожара: репортаж из сгоревшего общежития (+фото)

Здание на Советском проспекте, 202, хотя уже номинально перестало быть общежитием, но, по сути, им и осталось. В просторном холле входящих встречает устойчивый запах кошачьих испражнений. Справа — обшарпанная доска объявлений, открытые деревянные ячейки для корреспонденции.

Хотя нет, доски объявлений здесь две. Новенькая, с красной рамкой и телефонами-логотипами пожнадзора — на дальней стене холла. На доске — объявление о том, что пострадавшие от пожара могут обратиться за экстренной компенсацией в комитет социальной поддержки населения, что в горадминистрации. С собой нужно принести паспорт с пропиской, реквизиты банка и номер счета (деньги обещают перечислить «безналом»), а также акт или справку о том, что квартира пострадала от пожара. Хотя, забегая наперед, стоит отметить, что квартирами клетушки, в которых ютятся местные жители, можно назвать с большой-пребольшой натяжкой.

Облупленные, исписанные и просто грязные стены, кое-где выбитые стекла на лестнице — вполне типичная картина. Так что по-общажьему длинный коридор на четвертом этаже на первый взгляд даже радует взгляд. Стены побелены, под ногами — свеженькие прямоугольники ДСП, в обозримом пространстве — современные, вполне себе приличные двери. Именно здесь 24 декабря 2012 года произошел нашумевший на всю область пожар, унесший жизни двух человек. Супруги, проживавшие почти напротив загоревшейся квартиры, не видя другой возможности спастись, выпрыгнули из окна. Мужчина умер при падении, его жена — позже в больнице. Около ста человек были эвакуированы, огонь тушили 27 спасателей и 7 единиц техники.

Глава города Александр Ярошук, видимо, поначалу оказался не в курсе, что к чему, и рассказывал журналистам, что для пожара вообще не было никаких причин — мол, совсем недавно там сделали капремонт. Ремонтные работы в бывшем общежитии действительно были — рабочие привели в порядок крышу и фасад. Внутри же все осталось в первозданном виде, в чем Ярошук потом убедился лично: он все-таки побывал на пожарище на следующий день.

Что именно здесь тогда творилось, сейчас уже представить нелегко. Хотя возможно, если учесть то, что пол пришлось менять во всем коридоре. И то, что по мере приближения к сгоревшей квартире двери становятся все более обугленными. Те, что напротив, и вовсе представляют из себя куски дырявого и ржавого железа, закрытие на висячие замки. Дверь комнаты, где произошел пожар (а это именно комната) и вовсе незаперта. Жить здесь невозможно — окна нет, пол едва не проваливается. Впрочем, с трудом выживают здесь теперь все. Обитатели общежития общаются неохотно, на разговор поначалу удается вызвать лишь пожилого мужчину, Кирсанова Александра Ивановича, который рассказал, что из-за старой проводки пожары здесь случались уже неоднократно. Общежитие (изначально оно принадлежало строительному управлению Балтфлота, потом было передано городу) построили в конце 70-х, ремонта оно не знает.

Александра Ивановича пожарные эвакуировали последним: он инвалид первой группы и практически не ходит. Говорит, спасло то, что открыл окно и оставил запертой входную дверь. Поэтому медицинская помощь не понадобилась.

Зато его соседка по имени Алла не знает, к кому за этой помощью обращаться. Самой женщины во время пожара не было, дома оставался лишь ее пес, симпатичный йоркширский терьерчик, которого хозяйка сейчас уже не спускает с рук. Вот так, не спуская его с рук, она показывает нам рентгеновские снимки своего питомца: в районе грудной клетки отчетливо видно темное пятно.

Все это время женщина живет с выбитой, полусъеденной огнем дверью, поскольку на то, чтобы установить новую, денег нет. Заявление на материальную помощь еще не подала: акта о том, что ее жилье пострадало от пожара, на руках тоже нет, где его взять — не представляет. Говорит, никто ничего не объясняет, когда приезжал Ярошук и жильцы пытались задать ему вопросы, «свита» отправила их по комнатам: мол, сидите, и не высовывайтесь.

Комнату Алла отмыла, закопченным потолок остался лишь в ее малюсенькой прихожей и санузле. Наверное, поэтому представительница недавно побывавшей здесь очередной комиссии, глянув вверх, сказала: «Ну, у вас тут только немножко задымлено…» Теперь женщина боится, что ей не выплатят ничего. Но по телефонам, указанным в объявлении горадминистрации, не звонила.

Новый год она провела без света: квартиры подключали постепенно. Сейчас по стенам коридора змеится временная проводка. Установка постоянной предусмотрена проектом капремонта общежития, который, был срочно подготовлен по велению главы города в двадцатых числах января. Но сейчас ПСД, как рассказали корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» в пресс-службе мэрии, все еще находится на согласовании в многочисленных инстанциях, и пока этому процессу не видно конца. Однако, как только документы согласуют, работы сразу же начнутся, заверяют чиновники. В конце концов, часть квартир здесь — муниципальная собственность.

Что же касается материальной помощи: того, кому, сколько и для чего положено денег, — в пресс-службе с ходу сказать затруднились и попросили направить официальный запрос. Направили. Ждем.

…Общага-пятиэтажка, словно наштукатуренная официантка с подбитым глазом, провожала нас дырой сгоревшего окна на светлом фасаде и пустыми строительными лесами. Ее жильцы тоже ждут — ремонта, матпомощи; того, что к ним кто-то придет и обо всем расскажет.

Текст — 
Оксана ОШЕВСКАЯ, фото — Виталий НЕВАР

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.