«Нельзя так издеваться над людьми»: один день из жизни закрытого «Храброво»

В среду из-завыкатившегося за пределы взлетно-посадочной полосы А321 весь день не работал международный аэропорт «Храброво». Ровно сутки специалистам воздушной гавани, сотрудникам МЧС, а потом и военнослужащим Балтийского флота потребовалось, чтобы вытащить его из ямы и перекатить на стоянку для самолетов. Исхода этой спасательной операции ожидали тысячи пассажиров рейсов в самом Калининграде, а также в аэропортах Москвы и Санкт-Петербурга. Вместе с обитателями заблокированного «Храброво» провел день и корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

«Сраная деревня»

Первую информацию о массовой задержке рейсов дали в региональном управлении МЧС. Все вылеты и прилеты сдвигались на 10:00. К назначенному времени аэропорт не открыли, и по все тем же «техническим причинам» администрация «Храброво» перенесла это долгожданное событие сначала на 12:00, а потом и до 14:00. К 11 утра во всех залах ожидания не осталось ни одного свободного кресла. Люди все шли и шли через рамки металлоискателей, пытаясь при входе в здание выхватить взглядом расписание и место для временного пристанища.

«Кто бы еще нас предупредил. СМС-ка пришла, когда мы подъезжали к аэропорту», — жаловались пассажиры одного из отмененных рейсов «Аэрофлота».

Таких неоповещенных было большинство.

«Если бы нам сразу сказали, задержка на 4 часа или до конца дня, мы еще утром сдали бы билеты и на поезд успели, или в гостинице остались. Сейчас тут стоим», — возмущался глава семейства, рядом с котором обреченно вздыхали супруга и двое подростков.

Оценив ситуацию и найдя угол для чемоданов, пассажиры «Аэрофлота» пополняли очередь к заветной двери представительства на втором этаже «Храброво». В течение дня эта очередь была такой же дурной и незыблемой константой, как застрявший в грунте самолет. Кто-то сдавал билеты, кто-то обменивал на другие даты. Больше проблем было у «стыковочных» пассажиров.

«К чертям летит, чувствую, наш отпуск. Ведь в 16:00 у нас рейс в Бангкок. Кто там нас ждать будет?», — говорил по телефону один из очередных стояльцев. «Подскажи, дорогой, а меня кто-нибудь посадит на рейс до Кишинева? Как мне быть?», — интересовался мужчина в очках с кожаным портфелем.

Большинство же молчало или в сотый, тысячный раз заглядывало в свои смартфоны.

Здесь же, в очереди, люди делились версиями произошедшего накануне ночью. «Ты знаешь, у самолета шасси передние во время посадки не раскрылись. Хорошо, что так все благополучно завершилось и никто не погиб. Всего лишь у трех там какие-то царапины»,- рассказывал мужчина у самого входа в представительство «Аэрофлота». «Да нет, там все раскрылось, он приземлился и даже проехал немного, а потом его снесло с полосы, там у него стойка передних колес подломилась», — оппонировал ему сосед по очереди. «Ну, а если, так, тогда ладно. Тогда тем более хорошо, что так все закончилось», — согласился первый пассажир.

Нашлись в этой группе ожидающих общения с уже порядком изможденными к обеду представителями крупнейшего российского авиаперевозчика и «эксперты» по авиационной безопасности.

«Что за сраная деревня, не могут самолет какой-то с полосы убрать. В Москве бы уже за полчаса такую проблему решили. А тут, нет слов и так ясно все с местным начальством. Что ж делать, будем сидеть», — довольно громко рассказывала о своих злоключениях пассажирка одного из московских рейсов.

работник Храброво.jpg

«За дурачков нас держат, что ли?»

«Уважаемые пассажиры, аэропорт „Храброво“ по техническим причинам закрыт до 15:00. Все желающие могут пройти в зал ожидания сектора „С“. Для пассажиров с детьми открыта комната матери и ребенка»,- монотонно прозвучало очередное объявление из всех динамиков аэропорта.

«А где сектор „С“?», — сразу стали спрашивать друг у друга заложники «Храброво».

«Не знаю, здесь впервый раз и думаю в последний, с таким отношением. Достали уже, каждый час, за дурачков нас держат что ли?», — возмущался в ответ какой-то мужчина.

«Сектор этот на втором этаже. В конце зала ожидания возле стоек регистрации поверните налево, там уже по указателям», — подсказал полицейский.

Действительно, на втором этаже для пассажиров было открыто помещение, в которое раньше можно было попасть, только пройдя регистрацию на рейс. Металлоискатели, досмотровые ленты, столики для заполнения таможенных деклараций, а, главное, розетки были заняты пассажирами, их вещами и гаджетами.

«Уважаемые пассажиры рейса, SU № 1003, № SU № 1009», вы можете подойти к стойкам регистрации и получить талоны на бесплатное питание», — прозвучало еще одно объявление в динамиках.

«Что нам положено?», — поинтересовалась пассажирка, показывая свой посадочный билет. «Первое, второе, салат и компот. Горячее питания, согласно Федеральным авиационным правилам, раз в 4 часа», — пояснила представительница аэропорта.

Кафе, в котором можно было «отоварить» талоны, находится на втором этаже. На его двери красуется меню и график работы: «08:30 — 19:30». За дверьми — обычная «советская» столовая с разносами, одноразовой посудой и цветами у кассы. Здесь обедали и ужинали в этот день все. Экипажи неотправленных рейсов, сотрудники транспортной полиции, таможенники, работники аэропорта и пассажиры. Талоны, деньги, снова талоны. В кафе на первом этаже аэропорта в этот день, как обычно, еду и капучино «меняли» только на рубли.

«Молодой человек, а вас есть зарядка для телефона?!», — останавливает мужчина лет пятидесяти такого же ожидающего вылета бедолагу. «Есть, но лучше вам обратится в торговые точки сотовых операторов. Они сегодня дают "прикурить" всем, если разъемы подходят», — советует тот.

губернатор на фоне тягача.jpg

«Без ручного управления, сам понимаешь…»

«Уважаемые пассажиры, аэропорт „Храброво“ по техническим причинам закрыт до 17:00. Все желающие могут пройти в зал ожидания сектора „С“. Для пассажиров с детьми открыта комната матери и ребенка», — в очередной раз под вздохи утомленных ожиданием пассажиров проговорили из динамиков.

В этот момент в аэропорт входит глава региона Антон Алиханов; его никто не сопровождает. «Как тут?». «Люди сидят, талоны на питание дают, сотрудники аэропорта делают все возможное, чтобы людям проще было ждать свои рейсы. Тем, кто пристроился в секторе „С“, хорошо видно, как пытаются вытащить самолет», — рассказываю вкратце о происходящем.

«А чего они вытащит не могут? Чем они раньше думали, какой техники у них не хватает?, — задает мне и сам себе вопросы Антон Алиханов, — сейчас на совещании все выясним. Подожди, тут без прессы штаб».

Через полчаса с врио губернатора и одной из телекомпанией записываем комментарий. Под камеры и диктофон он говорит о пока неудачных попытках сдвинуть самолет, привлечении техники Балтфлота для операции и отсутствии проблем, которые могли появиться с наступлением темноты. «Как только мы убираем самолет, полеты возобновляются, и всю ночь они будут наверстывать упущенное, чтобы уже завтра войти в график», — пообещал глава региона.

Едем к месту ЧП. «Неужели нужно было ждать вашего появления, чтобы Балтфлот подключить?», — успеваю спросить по пути. «Понимаешь, пока без ручного управления никуда. Все самому приходится контролировать. На днях в Гурьевске был, смотрел, как школу заканчивают строить. Там вообще, без правильной мотивации не работается. В Балтийск вчера сам ездил, инкогнито. Есть о чем с властями переговорить. Да, кстати, Елена Ивановна (Елена Дятлова, врио министра развития инфраструктуры региона — прим. „Нового Калининграда.Ru“), надо будет на обратном пути посмотреть, как ремонт аэровокзального комплекса продвигается. Подрядчик обещал на работу 3 января выйти. Вот и посмотрим»,- ответил глава региона.

Подъезжаем к застрявшему самолету. Сотрудники МЧС в этот момент бензопилой делают уступ, чтобы подложить под шасси. Здесь же листы металла, по которым должны выехать колеса. Окончания работ ждут два тягача, пожарная машина и держащий на весу А321 кран.

«Первый раз такое, честное слово. Ту-154 бывало выкатывался. Так мы его поддомкратили, на тягач положили и отбуксировали. 3 часа и готово. Здесь техника импортная, дорогая, не предусмотрено, чтобы с ней так обращались», — рассказывает представитель аэропорта.

«Так ребята с камерами отойдите, а то трос еще отскочит», — посоветовал генеральный директор аэропорта телеоператору. — Начали!». После этого сцепка из трех машин стала аккуратно вытягивать с помощью специальных тросов увязшее в грунте шасси. «Стоп, бесполезно», — дал команду отбой Корытный после того, как тягачи не смогли даже сдвинуться с места.

«Ладно, пошли греться», — обратился к журналистам глава региона. 

патриот.jpg

«Силенок, тяги мало»

Возвращаюсь в здание аэровокзала. На табло уже информация о том, что все рейсы задерживаются до 20:00. Из динамиков привычным голосом доносится информация о закрытии аэропорта по техническим причинам и приглашение в автобус тех, кому нашли гостиницу.

«Нас зарегистрировали, взяли информацию, теперь ждем, когда что-то найдут. — рассказывает женщина из Мурманска, у которой был стыковочный рейс в Москве. — Как буду домой добираться, не знаю. Может быть, на поезде. Потом претензию, наверное, уже буду оформлять. Судиться с авиакомпанией. Что толку?».

Рядом громко мужчина в шапке-ушанке и бутылкой пива в руках дает интервью федеральному телеканалу. «Да сразу видно, что ваш молодой губернатор и директор аэропорта профаны, никчемные руководители. Всю жизнь со спецтехникой работаю. Сразу понял, что у них ничего не получится с этими четырехосными тягачами. Силенок, тяги мало. Смешно даже, что во всей области специалистов не нашлось, которые такие элементарные вещи могли бы подсказать», — говорит он на камеру.

Рядом сидевшую семейную пару, не улетевшую в Москву, технические вопросы волновали в меньшей степени. «Мы в этом не разбираемся. Но можно же было людям все объяснить, сразу сказать. Мало кто знает, кто может что-то толком объяснить, когда мы полетим. Ни сотрудники аэропорта, ни представители „Аэрофлота“ ничего толком сказать не могут. На сайте аэропорта вообще последняя новость — поздравление с Новым годом. Издеваются они что ли?», — поделилась своими соображениями пассажирка.

Информационная неразбериха ближе к ночи только усилилась. При повторном подходе к прессе генеральный директор аэропорта объявил, что «Храброво» откроют только к 06:30. В течение еще двух часов диспетчеры переносили время закрытия аэропорта на 22:00 и на 23:00. Ближе к десяти вечера из динамиков раздаются объявления для встречающих рейс из Санкт-Петербурга. Сразу после этого люди бегут к начальнику смены, чтобы уточнить информацию и время, когда им приезжать в аэропорт. «Не знаю, информация предварительная. Я не могу вам сказать, когда будет именно ваш рейс», — пытаясь сдерживаться, чтобы не перейти на крик, говорит начальник смены отчаявшимся пассажирам.

«Ну это караул, какой-то. Приехали сюда в 10:00. Никто ничего сказать не может», — в сердцах роняет какой-то мужчина, отходя от окошка начальника смены.

«Уважаемые пассажиры, аэропорт по техническим причинам закрыт до 05:30. Нуждающиеся в гостинице, могут обратиться к представителям своих авиакомпаний», — опять раздается бодрый голос из динамиков. Спустя еще полчаса появляются сообщения, что самолет с помощью танковых тягачей вытащили из ямы и везут на стоянку.

Показываю новость на портале своей соседке из зала ожидания в секторе «С».

«Раньше утра ничего не заработает, поедем в гостиницу. — обреченно говорит пассажирка из Мурманска, — вроде „Патриот“ называется».

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru».

Текст: Станислав Пахотин

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».