Андрей Кропоткин: «Не думаю, что стоит постоянно кусать Алиханова»

Все новости по теме: Выборы губернатора-2017

В интервью «Новому Калининграду.Ru» председатель горсовета Калининграда и новый лидер местного отделения «Единой России» Андрей Кропоткин рассказал о том, почему он объехал всю область за полтора месяца и что там увидел, как будут проходить партийные праймериз перед осенними губернаторскими выборами и кто и, главное, зачем в них будет участвовать, а также чётко, очень чётко, недвусмысленно и не раз дал понять, как сильно он поддерживает действующего временного главу региона — уж точно не меньше, чем Николая Цуканова двумя годами ранее.

MIL_8706.jpg

«В последние годы больших целей перед партией не ставили»

da5dd437eaf5d18c2c1f9a2442dda344.jpg
Партия и покер: как единороссы меняли Андрея Колесника на Андрея Кропоткина

В минувший четверг в Калининградском региональном отделении «Единой России» сменился руководитель. Вместо занимавшего пост секретаря с 2011 года Андрея Колесника у руля отделения встал глава горсовета Калининграда Андрей Кропоткин. Выборы секретаря прошли в доброжелательной обстановке всеобщего единодушия и полной предсказуемости. Однако корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» удалось найти единственного участника отчётно-выборной конференции, который весь вечер провёл как на иголках, гадая, что же случится в следующую секунду.

— В конце прошлого года вы возглавили региональное отделение партии «Единая Россия». Зачем вам это нужно?

— Ну, во-первых, я в партии с 2005 года. Стаж — 12 лет, немаленький. Во-вторых, для меня это новый этап деятельности, новые знания, новое общение. Я объехал почти 20 муниципалитетов региона, я столько по области за все предыдущие 10 лет не ездил.

— Как, кстати, впечатления? После поездок калининградских детей в рамках проекта «Дети России путешествуют в Россию» многие возвращались домой со словами «мама, как хорошо мы живём в Калининграде». Не возникает таких мыслей?

— Впечатления разные, мысли разные — потому что муниципалитеты разные.

— Какие лучше?

— Лучше, хуже — так говорить неправильно. Но меня, к примеру, предупреждали про Славск, мол, поедешь — ужаснёшься, какая там дыра. А у меня от Славска осталось совсем неплохое впечатление. Городок небольшой, 5 тысяч населения, шикарная кирха. Не так много денег нужно, чтобы довести её до ума, но это стопроцентный якорь для туризма. Да и в целом — там нормальные люди, современная библиотека, много домов отремонтированных, площадь доделали. Даже одностороннее движение!

К сожалению, есть города невзрачные. Например — Полесск. Жемчужина там это школа, просто бриллиант.

— Там ещё во дворе школы стояла, а может, и сейчас стоит девочка-пионерка гипсовая с отломанной рукой.

— Да, и в Немане есть, около бывшего спортзала стоит такой спортсмен с отломанной конечностью.

9ceca9004884e8289c1f918b1325b473.jpg

— Ну Неман это вообще один из самых депрессивных муниципалитетов, тем более — после того, как проект атомной станции и сопутствующего благоустройства за деньги Росатома заморозили.

— Зато был удивлён Озёрском, город очень неплох. Я прямо проникся. Хороший, правильный рельеф города, видно что война обошла его стороной, в отличие от многих других райцентров. Брусчатка, старые двери в домах, фасады… Администрация в старинной вилле с шикарными балконами! Я был поражён.

В Правдинске прекрасная кирха 1313 года основания, в отличном состоянии — немцы помогали реконструировать. И вокруг Правдинска прямо в глаза бросается огромное количество возделываемых полей. Но есть и негативный момент — по дороге в Правдинск маленькие посёлки, в каждом у немцев стояли кирхи, сейчас всё разрушено. Одни таблички висят о том, что это, мол, охраняемый памятник.

— Прекрасно понимаю, о чём вы говорите, мы несколько лет назад объездили все эти посёлки, видели и кирхи. и общее состояние этих населённых пунктов. Но вот вы говорите, что вы — опытный партиец, в «Единой России» с 2005 года. Эта партия стабильно получает парламентское большинство на выборах представительных органов власти всех уровней прямо с момента создания в 2001 году — она для этого и создавалась. То есть уже 16 лет единороссы у власти. Но во всех тех муниципалитетах, о которых мы говорим, мы видим то, что увидели вы. Разрушенные памятники истории, разбитые дороги, неотремонтированные дома. И я сильно подозреваю, что вы увидели далеко не всё. Так почему же не хватило 16 лет с беспрецедентно высокими ценами на нефть в части этого периода, чтобы взять да и привести всё в порядок?

— Но ведь реально же многое изменилось!

— То есть вы считаете, что это достаточный результат для 16 лет работы?

— Зная и помня, в каком состоянии была страна, что было в магазинах, как работал малый бизнес, челночники — не такой уж это и большой срок, чтобы по крайней мере реанимировать малый бизнес. Чтобы экономика начала стабильно работать. Ведь что происходило 15-16 лет назад?

— Табачники друг в друга посреди города из гранатомётов стреляли, например.

— И не только табачники. Но челноки вытащили нашу страну. Да, это был бизнес «купи-продай», люди возили из Турции, Польши и Литвы товары, продавали их — но благодаря этому обороту начали появляться ростки экономики.

А затем — большие предприятия, продуктовые магазины, супермаркеты, целые торговые сети, бизнесмены начали получать образование. И я считаю, что на уровне нашего региона мы сделали за эти годы очень серьёзный скачок вперёд. Появляются новые шикарные школы, и не только в Калининграде — в том же Полесске прекрасная школа с бассейном.

— Зачем вы всё это объезжаете — ну, конечно, кроме того, чтобы посмотреть на достопримечательности вроде безруких спортсменов? Пытаетесь выстроить некую единую стратегию действий местных отделений партии?

— Во-первых, да, именно посмотреть. На то, как живут люди, послушать, на что они надеются. Посмотреть на актив партии, произвести определённую настройку. Я, честно говоря, думал, что всё будет хуже. Активность высокая, есть единение, желание. Главное — определить правильные цели. В последние годы больших целей перед партией не ставили.

— А какие цели-то? Вот был недавно съезд партии в Москве, там выступал её лидер Дмитрий Медведев, на этой неделе вы рассказывали об итогах съезда членам партийной фракции в областной Думе. Появились какие-то новые, неожиданные цели у «Единой России»?

— Ничего неожиданного. Первое и самое важное — работа с населением. Второе — те депутаты, которые избирались, которые давали свои обещания, должны их выполнить. Если один депутат не выполняет свои обещания, пятно ложится на всю партию, она же его выдвигала и поддерживала. Третье — работа по повышению благосостояния общества через проекты. Сегодня у партии есть ряд проектов, ряд почти завершён — к примеру, очень успешный проект по детским садам. Сейчас работают проекты по дворам, по малым театрам, по домам культуры, по спорту и по паркам и скверам. Они обеспечены определённым финансированием.

— Это ведь бюджетное финансирование. И претензия в адрес «Единой России» со стороны оппонентов не так уж и пуста: у вас есть парламентское большинство на всех уровнях, вы можете расходовать деньги налогоплательщиков как посчитаете нужным, после чего называете это своим достижением.

— Но кто мешает оппозиции при голосовании за бюджет поддерживать те или иные проекты? Почему за них голосует «Единая Россия», а ЛДПР и коммунисты, по крайней мере в нашем городском Совете, против? А потом жалуются, что их никуда не зовут. Почему они голосуют против ремонта тротуаров, приведения в порядок дворов, против спортивных мероприятий, против экологии?

Это больше смахивает на популизм: не хочу и не буду. Потому что мы за протестный электорат. Но здесь нет ничего личного, или ты работаешь, понимая цели и задачи, или нет. Всё очень просто.

MIL_8726.jpg

«Праймериз — процедура, которую надо пройти»

— Кстати, об электорате и выборах. Что будет происходить с процедурой праймериз, предварительного партийного — или внутрипартийного голосования? Вроде бы праймериз признаны руководством партии важным и нужным явлением. С другой стороны, врио губернатора Антон Алиханов, один из вероятных кандидатов, высказался в том духе, что открытые праймериз не кажутся ему так уж необходимыми. Есть ли у вас понимание, как будет организован этот процесс? Мы видели оба эти варианта, открытые и внутренние праймериз, соответственно, на выборах в 2016 и 2015 году.

— Во-первых, на последнем съезде партии обсуждалось применение процедуры праймериз в открытом формате лишь для выборов в законодательные собрания. Эта практика будет продолжена, любой гражданин может принимать в них участие. Другая форма праймериз, которая применяется на выборах в органы местного самоуправления, это дебаты между конкурентами на площадках — как в 2015 году. Ещё одна форма, она как раз обсуждается сейчас как вариант для выборов губернаторов, кандидатам нужно будет пообщаться с представителями минимум 50 процентов первичных организаций, затем политсовет выбирает лучшего.

b0ff5ad2c2fe242a67f52fc41a8767d3.jpg
«Важное, на первый взгляд, мероприятие»: как Цуканов в «праймеризе» победил
Вечером в пятницу голосованием выборщиков в Гусеве завершились «праймеризы», как изящно называют калининградские единороссы процедуру внутрипартийного голосования перед выборами губернатора региона осенью 2015 года. Мероприятие это стало чистой формальностью: отрыв действующего главы региона от «конкурентов» так велик, что даже если бы Николай Цуканов не получил в Гусеве ни одного голоса, он всё равно одержал бы победу в выборах кандидата в кандидаты в губернаторы. Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» попытался найти в происходившем в местном ДК рациональные зёрна — и потерпел полное фиаско.

— Какой же вариант будет выбран для выборов губернатора нашего региона? Лето близко.

— Решение до конца ещё не принято. Это будет или форма с площадками, как в 2015 году, либо — встречи с первичными организациями.

— От кого зависит окончательное решение?

— От нас, от партии в целом. Поэтому в эти выходные я еду на учёбу, где нам объяснят и скажут, какой вариант лучше выбрать.

— То есть будет централизованное решение?

— Будет рекомендация. Но мне кажется, что выбор будет сделан в пользу встреч с 50 процентами «первичек».

— Вы упомянули праймериз в 2015 году. Я тогда внимательно следил за ходом внутрипартийного голосования, побывал на большинстве площадок, где «кандидаты в кандидаты» вели дебаты. Вряд ли я сильно преувеличу, если назову это пародией на конкуренцию. Кандидат был один — Николай Цуканов, а его «оппоненты» даже не стеснялись поздравлять его с победой ещё до подсчёта голосов. Какова вообще цель праймериз? Там должен быть хотя бы какой-то элемент конкуренции?

— Обязательно. И сейчас всё будет иначе: в 2015 году голосование в пользу кандидатов проходило после каждой встречи, затем подсчитывалась сумма голосов. А здесь кандидаты будут рассказывать партийцам на местах свою предвыборную повестку, свои задачи на пятилетний период времени, а следить за этим будут члены регионального политсовета.

— То есть, по-вашему, можно всерьёз предположить, что каким-то мистическим образом не тот кандидат, который был назначен исполнять обязанности губернатора президентом, а какой-то иной получит поддержку политсовета по итогам встреч с рядовыми единороссами? Я ведь почему спрашиваю — люди же не дураки. И считать их таковыми мне кажется большой ошибкой. Кто в здравом уме может поверить, что в ходе праймериз кто-то обойдёт действующего главу региона?

— Ну, я на сегодня не вижу реальных конкурентов Антону Алиханову.

— Вот и я не вижу. Потому что их нет. А зачем тогда праймериз? Потому что надо?

— Нет, потому что это процедура, которая прописана в уставе, которую надо пройти.

— Так, может, лучше сэкономить время и силы? Я вспоминаю праймериз 2015 года, я помню тех «оппонентов» Николая Цуканова, но не припомню, чтобы кто-то из них потом вышел на новый уровень политической активности. Кроме, пожалуй, Олега Урбанюка, который избрался в облдуму. То есть они были просто статистами?

— Да при чём здесь статисты. Есть люди, которые хотят донести до товарищей по партии свою повестку. Они будут ездить по всем районам, встречаться с партийцами. Это вполне нормально. И видя, как умеет слушать и слышать наш губернатор, полагаю, что он возьмёт что-то ценное из предвыборной кампании других кандидатов.

— Когда Алиханов вступит в партию? И будет ли вообще это делать?

— Это его решение. Он сегодня является кандидатом. Если он примет решение о вступлении в партию, то партия его примет, такие люди партии нужны.

— Как это происходит? Нужно какие-то экзамены сдавать?

— Нет. Нужно быть, во-первых, не судимым. Затем — выдержать кандидатский срок полгода, но по решению политсовета можно и раньше. У нас сегодня 2,5 миллиона членов партии, 86 тысяч первичных организаций в России. Это самая большая сетка, президент будет опираться на неё как на локомотив, который может что-то сделать. Остальные ведь все свои предвыборные лозунги покидали, и где сейчас кто, после выборов? Да никто ничего не делает.

MIL_8731.jpg

«В партии могут быть разные позиции»

090719818f9e5fadcb6c2ceac5c10aa9.jpg
Нулевая ставка не прошла: что случилось с законом о Калининградской области
В конце декабря 2016 года новый закон о Калининградской области на сайте проектов нормативных актов преодолел очередной этап правительственной бюрократии — Минэкономразвития РФ отправило его на процедуру оценки регулирующего воздействия. «Новый Калининград.Ru» выяснил, что после согласительной комиссии у вице-премьера РФ Дмитрия Козака новый закон лишился положения о нулевом НДС, инвестфонде Калининградской области и, в принципе, трансформировался в хорошо знакомый старый.

— Сразу несколько российских изданий писали, что Алиханов будет в первую очередь строить свою избирательную кампанию на экономической платформе. И мы видим некоторые шаги в этом направлении, в частности — работу над новым законом или поправками в существующее законодательство, пока не очень понятно. Но позиции федеральных ведомств, в первую очередь Минэкономразвития РФ, и местной власти во главе с Алихановым расходятся по множеству вопросов. В частности, по поводу льгот по платежам в социальные фонды — федералы хотят, как выяснилось, применять механизм компенсаций. У партии в этих вопросах какая позиция?

— Партия, точнее региональное отделение, которое я возглавляю, конечно, на стороне нашего губернатора.

— Какая-то парадоксальная ситуация, ведь председатель вашей партии — это глава федерального правительства. Вас шизофрения не мучает?

— Ну что значит шизофрения? Каждый должен заниматься своим делом. Антон Андреевич отстаивает интересы нашего региона, это самое важное, что я хотел бы донести. Каждый руководитель региона отстаивает его интересы. Есть территории опережающего развития, у нас — эксклавный регион. То, что Алиханов выступает за льготы, а не за дотации, это правильно. Дотации сегодня есть, а завтра нет, их надо выпрашивать, доказывать. А льгота — это чёткие правила игры. Когда есть чёткие правила игры, тогда есть понимание у инвесторов.

Наша самая главная задача — это привлечение инвесторов, это создание рабочих мест. Когда есть новые рабочие места, есть зарплата у населения. Когда есть зарплата, есть потребность в услугах экономики, магазины продают товары, строители продают квартиры. Когда у людей есть деньги, есть оборот.

Сегодня «затащить» инвестора мечтает каждый губернатор, но для этого у каждого есть своя программа. И мы во многом находимся в неравных условиях с другими регионами, в первую очередь в том, что касается логистики. Многие предприятия вынуждены работать только на внутрирегиональный рынок, но миллион населения — это рынок для малого бизнеса. Тем же, кто хочет работать на Россию, не даёт это сделать логистическое плечо. Крупные компании, которые хотят делать здесь бизнес, должны видеть специальные льготные условия.

На чьей я стороне? Я на стороне региона. И на стороне того, чтобы у нас была политика экономики, направленная на инвесторов.

— Но есть же какая-то партийная дисциплина? Ну странная же история, когда глава партии возглавляет правительство, которое хочет дать нам не льготы, а компенсации — а глава отделения, то есть вы, и врио губернатора и кандидат в члены партии имеют иную позицию.

— А это нормально! В партии могут быть разные позиции. И из конструктивного диалога выходит наиболее правильное решение.

— Или не выходит.

— Или не выходит. Но всё зависит от губернаторов. И я верю Алиханову в том, что он сможет добиться более значительных результатов именно в этом направлении.

— Вас не смущает то, что вы так активно всем верите? Я прекрасно помню, как вы в 2015 году точно так же активно верили в то, что всё удастся Николаю Цуканову. И где он нынче? Приезжает в регион, по крайней мере официально, раз в квартал. А мы, по идее, ещё минимум четыре года должны были жить с ним. Но нет.

Андрей Кропоткин перед выборами губернатора Калининградской области в 2015 году.

— Это решение президента. Цуканов, работая на своём посту, немало сделал для региона. И это два разных губернатора, с разным мышлением. Но это не значит, что они не патриоты, просто у каждого своё видение развития региона. Сегодня я вижу, что во многих областях начались определённые изменения. В министерствах, в регионах. На арену выходят взращённые в российской реальности новые политики и чиновники. Это люди нового образца, вы заметили?

— Заметил. Мне постоянно жутко от мысли, что я старше врио губернатора.

— Но они другие! И я, по своей энергии, всё же причисляю себя к ним. Потому что моё политическое сознание формировалось уже в российский период времени. Я вижу молодых политиков, которые имеют знания, на них делает ставку президент — и он абсолютно прав. Полное доверие Путина Алиханову — разве это плохо? У меня в связи с этим есть надежды на определенные инвестиции и в онкоцентр, и в другие важные объекты. Вот, к примеру, рекультивация свалки близ посёлка им. Космодемьянского — он поехал и пробил немалые деньги, 280 миллионов рублей. А мы каждое лето нюхали, как там всё тлеет.

b0b98d64da5dd6b6c84152e92480b235.jpg
«Я — новое правило»: настоящее интервью врио губернатора Антона Алиханова

В большом интервью «Новому Калининграду.Ru» врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов рассказал о том, чего хочет добиться на своём посту, есть ли у Кремля новый план для региона, как собирается вступать в «Единую Россию», почему намерен продолжать финансировать местные СМИ, что происходит с застройкой Острова и реконструкцией аэропорта «Храброво», а также — почему Кафка вертится в гробу от системы документооборота в местном правительстве.

— Ну нам надо теперь ещё своих денег найти немало на этот проект.

— Но процесс уже запущен. Самое главное — что он запущен. Для людей важно, чтобы была проведена рекультивация, а каким образом — мало кто вникает. Найти 280 миллионов не так просто.

— Но ведь эта активная кадровая ротация может продолжиться. Многие подозревают, и небезосновательно, что Алиханов может использовать регион как некий карьерный трамплин, избраться осенью, а через год куда-нибудь упорхнуть — в федеральное министерство или ещё куда. Тем более что примеры весьма свежи. А хочется же стабильности, ну хотя бы на пять лет.

— А зачем туда смотреть? Надо смотреть на то, что делается сегодня. Вот и стабильность будет.

— «Сегодня» бывает разным. За прошлый год трое побывали в кресле губернатора региона.

— Я советую жить сегодняшним днём и доверять Алиханову. Чем больше мы будем доверять, тем больше он сможет сделать.

— Может быть, лучше наоборот — он что-нибудь сделает, а потом мы начнём ему доверять? С чего этот кредит доверия-то выдавать?

— Можно относиться к нему по-разному. Но я не думаю, что стоит его постоянно кусать.

— Да ему вроде бы пока что нравится.

— Ну я по крайней мере не вижу, за что именно. Потому что сто дней — ну реально, я из бизнеса, поверьте мне, для любого проекта это очень маленький срок. А стать губернатором — это большой проект. Но по крайней мере он держит слово. Это очень важно для политика. Плюс к этому — разве у нас были губернаторы, которые жили в служебных квартирах?

— Может быть, Маточкин и жил, не знаю, давно дело было.

— Да нет, он был обеспеченным человеком. Ну не было у нас таких губернаторов. Он реально борется с коррупцией, он реально не берёт взяток.

— А остальные брали взятки?

— Ну, насчёт этого сказать не могу, но с коррупцией он борется. Напрямую. И искренне хочет, чтобы наш регион каким-то образом расцвёл. И не надо бояться его возраста, в таком возрасте глаза горят, есть идеи, энергия — а знаний и практики достаточно.

— В значительной степени люди, точнее не люди, а «элиты» относятся к нему настороженно потому, что он — человек нездешний, на него не очень понятно, как влиять. И пока что немногим это удаётся.

— Именно, он не представляет никакую «элитную группу». Но он может их в определённый момент объединить, чтобы работать на общество и регион так, как посчитает нужным.

— Так может быть, если он так несказанно хорош, не будем уже никого выбирать? Так, назначим, ну и всё? Денег сэкономим.

— Честно говоря… Ну есть же закон.

— Да закон ведь и поменять можно.

— Нет, это ведь решает президент. Если он решил, что губернаторов нужно выбирать, значит это правильно. По-другому — никак.

MIL_8713.jpg

«Даже бездомных животных забрали»

6a117a771e9092639e2ebc015dbed04f.jpg
Прощание с всенародными: облдума одобрила отказ от выборов мэра Калининграда
В четверг депутаты Калининградской областной Думы приняли окончательное решение отменить выборы мэра областного центра. Отныне новый градоначальник будет избираться из числа конкурсантов специальной комиссией.

— Ну вот от выборов мэра Калининграда мы отказались. Сейчас действует система специфическая, отличающаяся от других муниципалитетов региона — конкурсная комиссия будет выбирать сити-менеджера и главу города в одном лице.

— В данной ситуации я выступаю за эту схему. Но вообще я за прямые выборы, всегда был за них душой.

— Но сейчас — за непрямые выборы?

— Ну подождите, давайте я объясню. Для меня мэр города — это человек, который полностью отвечает за всё хозяйство. Но сегодня у хозяйства осталось не так много функций. Здравоохранение у муниципалитетов забрали, даже профилактику забрали. Капремонт забрали. Градостроительную политику забрали. Даже бездомных животных забрали. Детские сады — за них уже платит субъект, так что скоро, думаю, тоже заберут. Следующий шаг — земля. Останется только уборка города…

— С которой мэрия не всегда справляется, как показали события прошлой недели.

— К сожалению, город — живой организм, произошёл сбой на уровне менеджмента, глава города сейчас будет разбираться. Думаю, он примет эффективные меры, чтобы этого не повторилось.

— Снова уволит очередного директора МП «Чистота»?

— Принять эффективные меры — не значит обязательно увольнять.

— Всё, что я понял из объяснений чиновников — опять денег не хватает.

— Абсолютно верно, денег не хватает. Прямо угадали. Три года об этом говорим, но подвижек в части покупки техники не было.

— Мэрия говорила, что отмена прямых выборов градоначальника сэкономит бюджету аж 17,5 миллионов рублей, вот и деньги.

— Но у нас есть ещё угольные котельные в школах, которые нужно менять. У нас есть миллион всяких проблем, на которые не хватает денежных средств. Есть вопросы эффективности и целесообразности при принятии тех или иных решений. Закрытие тех же угольных котельных очень важно для нас, их по городу осталось ещё 52 штуки, и все надо закрыть, чтобы уйти от этой экологической беды. Там жить невозможно, все окна в гари. Думаю, в течение 3-4 лет закроем эту проблему в Калининграде.

— Насколько я понимаю, сейчас в том, что касается механизма формирования верхушки исполнительной власти в городе, просто фиксируется существующая ситуация. Хотя, может быть, и нет? Вас, как председателя горсовета, действующий мэр устраивает? Вы поддержите его кандидатуру?

— Я, как глава городского совета, полностью и на деле знаю работу главы города. Во-первых, работа очень сложная, очень ответственная и требует очень много времени, сил и нервов. Если Александр Ярошук захочет продолжить и подаст документы на конкурс, поверьте, я лично с удовольствием его поддержу. Конечно, решение будет принимать комиссия. Но моё мнение — глава города очень достойный управленец, на сегодняшний момент ему нет равных.

Есть, конечно, недочёты — но думаю, что он сам переживает это сильнее других. Кроме уборки города есть проблемы и с общественным транспортом, мы не можем до конца наладить транспортную схему. Но жалоб всё меньше, первое время люди были в негодовании.

— Может, они просто устали негодовать?

— Может и устали. Но я думаю, что улучшилась ситуация. Добавили более 30 единиц техники, много дополнительных остановок…

— А теперь решили, что пора бы людям и заплатить — и подняли стоимость проезда.

— Для повышения тарифа есть очевидные экономические причины.

— Но разве не стоило сообщить людям о планах повышения тарифа на проезд одновременно с озвучиванием этих благих планов по покупке белорусских автобусов и прочему улучшению системы общественного транспорта? Честнее как-то было бы.

— Вы считаете, что 20 рублей — это много?

— Я не считаю, что это много, и не считаю, что это мало. Я считаю, что все решения должны приниматься и доноситься до людей в комплексе. Когда нам рассказывали о том, какие прекрасные новые автобусы выйдут на прекрасную новую транспортную сетку, стоило добавить: а платить вы, мол, будете на два рубля больше.

— А я хочу поблагодарить губернатора, который влез в эту историю. Цена могла быть намного больше.

— Что значит — губернатор «влез»? Стоимость проезда утверждает служба по тарифам, это областное ведомство, это их работа.

— Но губернатор на это влияет. И он проявил волю, видя все планы и экономические обоснования цены, проанализировал и сказал: не надо перекладывать все проблемы «ГорТранса» на плечи жителей. Это было разумно и верно, каждое предприятие — это бизнес-единица, у них есть бизнес-план, они должны по нему жить. Если в бизнес-плане есть ошибки, ни в коем случае их нельзя компенсировать за счёт населения.

— Ну у нас исторически любая инвестиционная программа любой монополии оплачивается за счёт повышения тарифа на её услуги.

— Сегодня, поверьте, экономически оправданный тариф услуг «ГорТранса» — не 20 рублей, намного выше. Им нужно оплачивать лизинг. Но я всё равно уверен, что в будущем мы должны переходить исключительно на муниципальный общественный транспорт.

Сегодня три коммерческих предприятия, которые работают на маршрутах в городе, после 9-10 вечера просто не выпускают автобусы на линии. А «ГорТранс» всё отрабатывает как положено.

MIL_8693.jpg

«Времени на реализацию каких-то амбиций нет»

— Ещё пару вопросов про вас лично. Вы довольно активно ведёте себя в публичном пространстве, вы дарите всем свои книги и медали, вы в телевизоре и в «Фейсбуке». Но пиар — это не цель, а средство достижения целей. У вас есть какие-то дальнейшие политические амбиции? Или уровень главы горсовета и лидера местных единороссов вас устраивает?

— Я очень доволен результатами издания книги «Калининград 70», я вижу, что люди интересуются историей родного города, пусть и через призму городского Совета депутатов. Сейчас я заканчиваю работу над новой книгой, об известных и неизвестных, но интересных жителях города на протяжении всей его истории. Что касается телепередачи, посвящённой улицам города, это также попытка донести до людей историю города и поднять таким образом уровень патриотизма.

Что касается политических амбиций — время покажет. Но сегодня у меня есть чёткие задачи на ближайшие несколько лет, и времени на реализацию каких-то амбиций просто нет. Есть работа в горсовете, есть работа в партии, есть хобби — история. Я загружен по самое некуда, даже в выходные, скоро в семье могут проблемы начаться.

— На фоне такой загруженности, а также на фоне тех многочисленных комплиментов, которые вы сказали в адрес Антона Алиханова, вы вряд ли будете принимать участие в праймериз?

— Безусловно, не буду. Потому что вижу в нашем регионе лидера, готов ему во всём помогать. Его приоритеты мне близки, он не испорчен политикой.

— Пока не испорчен, с этим у нас быстро справляются.

— Но я говорю то, что вижу. Я вижу в нём будущее региона и верю ему.

— Страшно даже подумать, кто же тогда будет принимать участие в праймериз.

— Ну я-то точно не буду.

Текст, фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости

Люди второго сорта

Оксана Майтакова про туристов и остановки общественного транспорта.