Областной прокурор Алексей Самсонов: на месте виллы губернатора нужно «пахать и сеять»

Алексей Самсонов
Все новости по теме: Эпоха Николая Цуканова
Прокурор Калининградской области Алексей Самсонов рассказал в интервью «Новому Калининграду.Ru» о том, почему вице-премьер Морозов должен быть уволен, ответил, живет ли он в одном подъезде с министром по муниципальному развитию Булычевым, а также отметил, что имеющая отношение к семье губернатора усадьба в Ивашкино должна превратиться в крестьянско-фермерское хозяйство.

— Алексей Михайлович, прокуратура Калининградской области выиграла суд против правительства области по ситуации с конфликтом интересов в отношении вице-премьера Евгения Морозова. Почему Вы решили подать в суд, и что означает это судебное решение?

— После того, как был принят национальный план противодействия коррупции, был принят целый ряд законов. Исполнение этих законов в большей части было возложено на прокуратуру. Мы проводили многочисленные проверки всех министерств, ведомств, федеральных, муниципальных и так далее, как они исполняют закон о противодействии коррупции. И во время этих проверок выявлялись многочисленные факты неисполнения разных обязательств чиновниками. Что касается Морозова… Да, мы несколько раз выявляли эти факты, по выявленным фактам в 2010 и 2011 году дважды писали губернатору, что есть конфликт интересов в его действиях. Однако мы получили отрицательные ответы: правительство не усмотрело конфликта интересов. Мы отправили представление губернатору, что надо принять меры к устранению нарушения закона. И вновь получили отрицательный ответ. Тогда мы вынуждены были обратиться в суд с соответствующим заявлением. Центральный районный суд рассмотрел наше заявление, он признал факт наличия конфликта интересов. Правительство области и сам Морозов обжаловали это решение, и апелляционная инстанция, повторно рассмотрев наше заявление, подтвердила факт наличия конфликта интересов. Это решение 30 января 2013 года после оглашения в полном объеме вступило в законную силу, и мы, соответственно, внесли губернатору представление. Поскольку факт установлен решением суда, это уже закон. И губернатор как работодатель обязан принять меры, которые бы устранили этот конфликт интересов. В законе о государственной гражданской службе в данной ситуации предусмотрена только одна мера — увольнение с занимаемой должности.

— Мы получали разъяснение, что правительство должно провести конфликтную комиссию.

— Когда мы направляли соответствующие письма, они рассматривались на комиссии по урегулированию конфликта интересов. И комиссия каждый раз считала, что конфликта интересов не имеется. Соответственно, на основании этого решения губернатор никаких мер не предпринимал. А сейчас уже факт установлен не комиссией, а судом. Поэтому не требуется его вновь устанавливать на комиссии. То есть, губернатор обязан принять решение на основании решения суда.

— Он же имеет право обжаловать решение дальше?

— Когда решение вступило уже в силу, оно подлежит исполнению. Но это не препятствует Морозову и губернатору обжаловать его дальше.

-То есть, фактически губернатор должен сейчас уволить вице-премьера?

— По крайне мере, в представлении мы на этом настаиваем. Представление внесено не так давно, есть еще срок для его рассмотрения. Ответ нам должен поступить в течение месяца. Если не поступит, мы будем обращаться в суд с тем вопросом, чтобы суд обязал губернатора расторгнуть трудовой договор с Евгением Морозовым.

— Это не первая мера прокурорского реагирования, связанная с конфликтом интересов в правительстве области. Насколько мне известно, была подобная ситуация с Владимиром Гренцем?

— Это было в 2010 году, когда Гренц работал в должности начальника департамента развития транспортного комплекса. Он занимался конкурсом, где разыгрывались автобусные маршруты, и с заявкой на участие в конкурсе выступала его жена, которая в это время руководила «КенигТрансАвто». Соответственно, поскольку Гренц занимался этим конкурсом, и «КенигТрансАвто» выиграло ряд конкурсов, в ситуации усматривался конфликт интересов. Мы в декабре 2010 года в адрес губернатора направили письмо, но Гренц уволился, конфликт интересов был исчерпан.

— В случае с Евгением Морозовым вы ждете такого же исхода, как в случае с Владимиром Гренцем?

— Закон предусматривает такие действия. Закон о противодействии коррупции будет ужесточаться, а в этой части он и сейчас достаточно суров. Но, по крайней мере, если идешь в чиновники, забудь свой бизнес.

morozov_11.jpg— Евгений Морозов утверждает, что передал бизнес родственникам, не имеет отношения к бизнесу.

— Действительно, он передал бизнес родственникам в доверительное управление. Но он руководит строительным комплексом области и, соответственно, иногда фирмы, которые он передал в управление родственникам, соприкасаются с его служебной деятельностью в правительстве. Если фирма, которую он передал в управление, участвует в освоении бюджетных средств, то он должен, проводя те или иные процедуры, письменно доложить губернатору, что он не может их проводить, поскольку в них участвует его фирма. Губернатор должен на время этих процедур заменить его на то лицо, которое не находится в конфликте интересов. А этого не было сделано. Вот когда фирма Морозова выиграла конкурс на продажу правительству области шести квартир, он как раз участвовал в конкурсной комиссии.

— Но это был тендер, в нем выигрывает тот, кто предлагает наилучшие условия. Хотя в том случае, насколько я помню, других участников торгов не было.

— В такой ситуации — раз участвую твои фирмы — уйди от работы по этому конкурсу.

— Как давно у нас действует это антикоррупционное законодательство? Потому что во времена экс-губернатора Георгия Бооса подобные вещи также наблюдались — к примеру, выясняется, что фирма экс-министра сельского хозяйства получала субсидии из бюджета.

— Если экс-министр участвовал в распределении субсидий, безусловно, это конфликт интересов. Функции отслеживать такие ситуации на прокуратуру возложили три года назад. С каждым годом законодательство пересматривается и ужесточается. Сейчас принят закон, который требует от чиновников отчитываться в своих расходах.

— Несколько слов о ситуации с домом в Ивашкино, вокруг которого разгорелся скандал в прошлом году. Прокурорская проверка подтвердила, что здание принадлежит семье губернатора. Дальше что? Или все тут законно?

— Мы уже отчасти выявили нарушения. У нас возник вопрос: на каком основании посторонние женщины подарили жене губернатора два участка? Направили в этой части информацию на проверку в УМВД. Дальше — в части нецелевого расходования бюджетных средств на проектно-сметную документацию для ремонта дороги. Также отправили для проверки, УМВД проверило, но тоже недостаточно полно, и мы на прошлой неделе постановление об отказе в возбуждении дела отменили, направили на дополнительную проверку. Но поскольку это крестьянско-фермерское хозяйство, то в январе этого года дом был введен в эксплуатацию как административно-хозяйственное здание. Дальше, как будет ситуация развиваться, это уже вопрос. Поскольку это крестьянско-фермерское хозяйство, то оно там и должно быть организовано.

— Я правильно понимаю, что хозяева усадьбы обязаны организовать там ферму?

— Да. Поскольку там жилой дом по закону строить нельзя. Дальше еще посмотрим. Поскольку там берег реки Анграпы, то по Водному кодексу у нас должен быть абсолютный доступ граждан к водному объекту. Берег реки никак не должен принадлежать кому-то.

samsonov_4_prokuratura.jpg— Если посмотреть на ситуацию со стороны, то наблюдается обход закона. Строят жилой дом, но называют административным зданием…

— Нет, если там действительно будет крестьянско-фермерское хозяйство, ради бога. Это даже должно приветствоваться, если там будут пахать, сеять, разводить скот и так далее.

— Но они могут перевести участок в другую категорию, если местные власти разрешат? К примеру, под ИЖС?

— Под индивидуальное жилищное строительство нельзя, это земли сельхозназначения. Это не городская черта, и в этой ситуации на территории крестьянско-фермерского хозяйства нельзя строить жилой дом, можно только административно-хозяйственные помещения для хозяйства. Земли здесь не относятся ни к одному поселению.

— Губернатор утверждал, что прокуратура сама требовала построить туда дорогу.

— Да, там действительно раньше ходил автобус. Поскольку он перестал ходить, дорога пришла в ненормативное состояние, но там должна была быть обеспечена транспортная доступность учащихся в школу. Там два или три учащихся. Затем найдено было дешевое решение — автобус из какого-то поселка заходил и забирал школьников. Когда это решение было найдено, естественно, все претензии прокуратуры были сняты. Мы исходили только из обеспечения прав учащихся.

— Когда я первый раз увидела проект, очень удивил тот факт, что школа находится в пос. Маяковское, и от хуторов до этого поселка там не так далеко. Но дорогу почему-то предполагалось ремонтировать до Гусева… Но о другом. На прошлой неделе была странная ситуация с нашими коллегами, которые туда ездили. И выяснилось, что они якобы вторглись на частную территорию. Хотя они утверждают, что никаких табличек о том, что это частная территория, там не было. И сейчас чуть ли не уголовным делом им грозят.

— Я в курсе этой ситуации только по данным СМИ. Как там было на самом деле, мне сложно сказать.

— В данной ситуации в принципе возможно возбуждение уголовного дела за вторжение на частную территорию?

— Нет, я исключаю какую-либо ответственность.

— Антикоррупционный эксперт Илья Шуманов писал обращение в прокуратуру с просьбой проверить, за чей счет был опубликован отчет губернатора за 2 года работы. Проводилась ли проверка?

— Мы ни одного обращения без внимания не оставляем. Да, проводили проверку. Полиграфия отчета была профинансирована региональным отделением всероссийской политической партии «Единая Россия», то есть не за счет средств бюджета. Мы подключили к проверке управление Роскомнадзора, чтобы оно посмотрело соответствие законодательству. Этот отчет не относился к СМИ. Соответственно, нарушений мы не усмотрели.

— Проводила ли прокуратура проверку по поводу получения губернатором высшего образования? Тема старая, но от прокуратуры не было никакой реакции на публикации в СМИ.

— Тема диплома достаточно широко освещалась в СМИ. После поступления обращения к нам мы начали проводить проверку. Затем после отделения от прокуратуры следствия проверку проводило следственное управление. В принципе, хронология получения диплома губернатором установлена точно. Он поступил сначала на заочную форму обучения в Полесский филиал Ленинградского сельхозинститута по специальности «агроном». В 1989 году переведен на 2 курс, но уже в феврале 1990 года прервал учебу и ушел в академический отпуск, а затем был отчислен. В 1997 году он на основании справки о том, что закончил 3 курса Полесского филиала Ленинградского сельхозинститута был зачислен на учебу в Высшую школу приватизации и предпринимательства. Через 2 года он получил диплом о высшем юридическом образовании. Диплом поддельным не является, поскольку выдан учебным заведением, а не куплен где-то в переходе метро.

cukanov_gov.jpg— Вы бы приняли его на прокурорскую работу с таким дипломом?

— Конечно, нет. При приеме на службу мы оценивает уровень образования, полученный при обучении. Далеко не в каждом вузе дают полноценное юридическое образование за 5 лет. А тем более за 2 года на вечерней форме обучения.

— Вопрос по поводу деклараций о доходах сотрудников прокуратуры. Когда они были опубликованы, возникло немало вопросов. В частности, к прокурору Багратионовского района Пиннекеру. Было еще несколько сотрудников, у которых доходы весьма существенные.

— Мы проверяем декларации работников. Если, допустим, он имел машину, хотел заменить, он ее продает. Сумма получается высокой, она также включается в доход. Либо, допустим, у того же Пиннекера. У него умер отец, он получил наследство, продал имущество, получил доход. Там, где доход у наших работников получился «выше, чем у меня», мы все эти случаи проверили, и все доходы подтверждены документами.

— Доходы прокурора Пиннекера вызывали у нас вопросы и год, и два назад, когда начали публиковаться декларации. У него серьезный автопарк, недвижимость… И откуда это все?

— У него родители были состоятельными. Мы эти вопросы отслеживаем. Если это не объяснимо, то такой человек у нас работать не будет. Чуть малейшие сомнения, мы сразу проверяем. Если мы получаем сигнал, что кто-то себя ведет неправильно, нарушая присягу и кодекс этики работника прокуратуры РФ, у нас, как правило, такие работники часто прощаются с должностью. Даже если он на один день опоздал с подачей декларации, ему объявляется выговор.

— В январе прокуратура нашла нарушения законодательства в ходе проверки расходования бюджетных денег, выделенных на реконструкцию Верхнего озера в Калининграде. Вы даже внесли представление мэру города. Кстати, глава комитета строительства мэрии Артур Крупин затем заявил, что прокуратура не знает о том, что администрация Калининграда подала в суд на подрядчиков работ… Это все интересно еще и в контексте передачи Караулова, которая вышла на «Пятом канале».

— Передача эта была оценена всеми как слишком тенденциозная. Я ее тоже посмотрел, такое ощущение, что у нас тут ничего не построено — как болото было, так и осталось. Конечно, объемы, которые освоены, значительны. Но вопрос в том, затрачено ли на них столько средств. Мы провели проверку. Тогда еще не были подписаны акты окончательного ввода объектов в полном объеме, но уже визуально было видно, что определенные виды работ качество потеряли. Когда все было построено, все было красиво, потом плитка начала проседать, стоки металлические начали пропадать и так далее. Мы посмотрели, что не по всем недостаткам администрация работает, и внесли представление сразу же после новогодних праздников, 11 января. После нашего представления администрация города обратилась с иском в суд. Поэтому тут, наверное, Крупин, конечно, и лукавит. Но мы этот вопрос держим на контроле. По данным объектам работают и органы УМВД, тоже отслеживают ситуацию. И когда полностью водоем освободится ото льда и снега, нам Росфиннадзор обещал провести контрольные обмеры, чтобы узнать, насколько объемы, которые по актам выполненных работ значатся, соответствуют действительности. Мы как раз это все отследим. Если будет установлено, что денег списано больше, чем фактически выполнено работ, то уже будет решаться вопрос вплоть до возбуждения уголовного дела.

— Мы сплошь и рядом наблюдаем, как спустя какое-то время после ремонта все разваливается. К примеру, сквер на Юношеской-Гаражной. Со стороны Гаражной плитка уже разъезжается.

— Думаю, что когда сквер будет сдаваться, с подрядчика будет потребовано качество работ. Я тоже обратил внимание, поскольку частенько там пешком хожу, что где-то плитку положили на промерзшую землю. Плитка — это такой материал, что можно подсыпать песок, выровнять. Думаю, что ведомственные структуры заказчика все же проконтролируют эти работы. Хотя, конечно, что касается качества работ и соответствия объема выполненных работ финансовым ресурсам, здесь вопросов много бывает. Сейчас в области стали активнее работать контрольно-счетные органы муниципалитетов, мы с ними в контакте, особенно по линии ЖКХ. К нам систематически поступают акты, где, допустим, выделен миллион, а работ выполнено на полмиллиона. Мы направляем такие материалы для возбуждения уголовных дел. По крайне мере, в прошлом году направили 20 материалов по поводу капремонта зданий, было возбуждено 14 уголовных дел.

samsonov_2_prokuratura.jpg— По поводу завышения фактических объемов работ. Мы обратили внимание, что у нас в области детские сады строятся за 220–270 млн рублей, а в других регионах страны аналогичные — за 160 млн. Единственное, что в Якутске — 250 млн.

— В Якутске сразу накладные расходы — зарплата, которая вкладывается в стоимость строительства… Но мы посмотрим эту вашу информацию, она нам интересна.

— В конце ноября генпрокурор Юрий Чайка проводил в Калининграде совещание, посвященное ситуации в сфере ЖКХ. Он даже внес предостережение главе комитета городского хозяйства Сергею Мельникову. Чем все закончилось?

— Это было окружное совещание, поэтому присутствовал генеральный прокурор. Прокуратура много занимается вопросами ЖКХ, в том числе, проведением отопительного сезона. Для нас главное, чтобы были топливные ресурсы, и из-за их нехватки не прерывалось отопление. Чтобы быстро ликвидировались аварии, была готова техника, работники и так далее, чтобы не было так, что котельная останавливается, целый поселок замерзает, начинается эвакуация населения. Предостережение — это такая форма прокурорского реагирования, что имейте в виду: если по вашей вине что-то произойдет, и будет срыв отопительного сезона, будете привлечены к ответственности. Это как предупреждение. Мы эту ситуацию контролируем, следим за действиями этих работников. Если авария случилась, они начинают реагировать более оперативно. Топливных ресурсов у нас достаточно.

— Отслеживает ли прокуратура, что сейчас происходит с отстранением от должности муниципальных глав? В частности, в интернет-СМИ публиковали интервью главы Совета Озерского района Анны Зинкевич, где она говорила, что на депутатов давит правительство области, требует поменять Устав. Утверждала, что министр по муниципальному развитию Сергей Булычев живет с вами в одном подъезде, и вы дружите.

— Булычев живет не в одном подъезде. Мы живем в одном доме, и я даже не знаю, в каком он подъезде. Понятие, что мы дружим… По крайне мере, с того момента, как он покинул Калининградскую область с командой Бооса и вновь вернулся, мы с ним один раз только и встречались на каком-то совещании. Сказать, что мы дружим, это, наверное, неправильно. Это служебные отношения. Но что касается самой ситуации по Озерску, мы в курсе. У меня была на приеме глава райсовета Анна Зинкевич и говорила, что на них действительно давят, чтобы изменить Устав, что делается это очень жестко со стороны Сергея Булычева и его зама Максима Коломийца. Ей было четко сказано: действуйте по закону, в такой ситуации вам прокуратура всегда поможет. И насколько я теперь в курсе, они действовали по закону, и, по крайне мере, свое право оставить избирательную систему главы района, они отстояли. Что касается действий Булычева и Коломийца, мы тоже провели проверку. Зинкевич нам подтвердила, что так оно и было. Соответственно, мы вызывали Булычева и Коломийца, взяли с них объяснения. В понедельник я подписал обоим предостережение о недопустимости нарушения закона.

— Они подтвердили, что давили на озерских депутатов?

— Нет, разумеется, отрицали. Говорили, что приезжали в Озерск контролировать ход реализации различных программ. Но все-таки местное самоуправление у нас отделено от государственной власти, это право населения — решать самостоятельно свои вопросы. Мне кажется, президент РФ в своем послании Федеральному собранию правильно сказал, что необходимо уделять больше внимания развитию прямой демократии и непосредственного народовластия. Население должно само решать свои задачи, как им дальше жить, как работать. Давить в этой ситуации нельзя. Можно предложить, но жестко ставить условие «или-или» недопустимо.

— Мы подозреваем, что политика изменений уставов и отмены прямых выборов будет продолжена.

— Мы обладаем определенной информацией. Если муниципалитет решил сам изменить Устав, это его право. Можно предложить это сделать в какой-то приемлемой форме. Но душить, заставлять — недопустимо.

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото — пресс-службы прокуратуры области и из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.