Единственный взрослый в комнате: чем запомнился первый вице-премьер Батанов

Эдуард Батанов
Все новости по теме: Чиновники

Приход Эдуарда Батанова в правительство Калининградской области в 2016 году вызывал вопросы. Человек, возглавлявший комитет финансов Санкт-Петербурга,зачем-то отправляется в провинцию. Теперь, когда, по всей видимости, Батанов становится вице-губернатором Петербурга, калининградская «вылазка» становится понятной — опытный столичный чиновник дожидался в провинции новой должности. «Новый Калининград» вспоминает, чем запомнился Батанов в Калининградской области.

«Не может быть! Это же царство хаоса наступит», — реагирует на новость об отставке Батанова человек, хорошо знакомый с работой правительства Алиханова. «Это огромная потеря!» — комментирует другой собеседник «Нового Калининграда», близкий к областному правительству.

Бывшего первого вице-премьера называют «центром сосредоточения здравого смысла» на Дмитрия Донского, 1, и характеризуют как «единственного взрослого в комнате». На начальном этапе формирования команды Антона Алиханова, как, впрочем, и сейчас, Батанов был единственным чиновником столичного уровня, имеющим опыт работы «на земле». Такого опыта не было ни у самого Алиханова, ни у его друзей-коллег Алексея Родина, Дмитрия Кускова и Олега Ступина, которых он перевез из Москвы. Не было подобного бэкграунда и у Александра Шендерюка-Жидкова, которому получивший всю полноту региональной власти выходец из Минпромторга доверил реальный сектор (но, как показала история, ненадолго).

Поэтому именно с Батановым и ассоциировалась выработка и реализация инициатив, имеющих шансы выжить и принести пользу. К несчастью для налогоплательщиков, специализацией Батанова были государственные финансы, или, проще говоря, он отвечал за то, как собрать побольше налогов и поменьше потратить, чтобы сбалансировать бюджет.

Фактически с первых дней своей работы в качестве главного по финансам Батанов вел ставшие «опасными» после антибоосовских протестов разговоры о том, что транспортный налог в Калининграде маленький и надо бы его повысить, но повышать его в итоге так и не стали.

_NEV9925 (1).jpg

Финансово-экономический блок первых месяцев работы Антона Алиханова во главе правительства. Нинель Салагаева, Эдуард Батанов и Александр Шендерюк-Жидков. На данный момент все они в областном правительстве не работают. 

Система бонусного стимулирования муниципалитетов за помощь в «выбивании» долгов по транспортному налогу, к которой приложил руку Батанов, тоже оказалась необременительной для большинства должников. В конце концов власти решили вознаграждать муниципалитеты не только за реальное «выбивание» денег, а за списание в том числе «бумажных» долгов из-за выверки налоговых баз муниципалитетов. Вероятно, поэтому резкое снижение задолженности по транспортному налогу в апреле—декабре 2018 года не привело к ощутимому росту поступлений налога в областную казну.

Незаконченной пока остается и инициатива финансового вице-премьера по выявлению с воздуха недвижимости, которую можно было обложить налогом против воли ее владельцев. «У Эдуарда Викторовича [Батанова] вместе с зеленоградским муниципалитетом есть предварительные итоги, как они поработали с одной из компаний по облету территорий земельных участков, недвижимости, которая в каких-то случаях не облагается налогом. При этом есть и постройки, и земля используется. Там тоже от 60 до 100 млн руб. предварительно дополнительных доходов», — рассказывал об инициативе Алиханов. Сколько денег реально удалось собрать — это вопрос, на который пока нет ответа.

«Отбеливание» калининградской экономики, которое произошло при Батанове, также является вещью довольно условной. Во многом оно было следствием директивного решения Москвы значительно поднять минимальный размер оплаты труда, ниже которого нельзя официально платить зарплату. Поэтому бизнесы с серой системой оплаты труда автоматически переместились из категорию «зарплаты до 100 тыс. руб. в год» в категорию «зарплаты более 100 тыс. руб. в год». Именно по этому рубежному значению местные чиновники измеряли «серость» калининградской экономики.

В течение двух лет работы в областном правительстве Батанову везло с налоговой конъюнктурой. В 2017 году Янтарный комбинат начал массовые отгрузки сырья китайцам и показал резкий рост выручки и, соответственно, прибыли, а в 2018 году энергетики ввели в эксплуатацию свои новые электростанции, с которых начал уплачиваться огромный налог на имущество. Федеральное повышение «минималки» заставило довольно «серый» калининградский бизнес увеличить выплаты НДФЛ, а «вежливые разговоры» с бизнесом калининградских налоговиков привели к массовой явке калининградских предпринимателей с повинной и перечислению в казну (далеко не всегда региональную) сотен миллионов рублей.

К числу персональных достижений Батанова можно отнести выход области на рынок облигационных займов и довольно выгодное привлечение областными властями банковского финансирования. Впрочем, здесь также не последнюю роль сыграла конъюнктура: исторические минимумы уровня инфляции и готовность банков и инвесторов давать деньги надежному заемщику как никогда дешево.

Коллеги хвалят Батанова за своего рода ревизию финансов, которую он провел в областном правительстве, а также за то, что он сформулировал четкие правила игры. Его сравнивают с главой МИД СССР Андреем Громыко, которого за непримиримость прозвали «Мистер нет». Батанов был «Мистером нет» калининградских финансов, говорит один из знакомых первого вице-премьера. Другой вспоминает, что бывший питерский чиновник имел авторитет и влияние на Дмитрия Донского, 1, достаточные для того, чтобы убедить Алиханова отменить уже принятое и озвученное решение. После ухода Батанова аналогичных по влиятельности фигур в областном правительстве не остается, убежден собеседник «Нового Калининграда».

_NEV2224.jpg

Эдуард Батанов традиционно во время пресс-конференций и интервью собирал кубик Рубика.

Важной деталью портрета покидающего область «главного по финансам» является готовность открыто разъяснять свою позицию и отстаивать ее под включенными камерами. Батанов был фактически единственным областным чиновником, который регулярно по своей инициативе собирал пресс-конференции в формате «до последнего оставшегося вопроса» и подробно комментировал любые темы, связанные с его сферой курирования. А так как он отвечал за распределение денег, в эту сферу так или иначе попадало почти все. Для сравнения: губернатор Антон Алиханов с того момента, как он возглавил областное правительство, не провел ни одной полноценной пресс-конференции.

Жесткость внутренней финансовой политики, которую проводил Батанов, во многом была ретрансляцией меняющихся федеральных «правил игры» с регионами. Денег в стране становится меньше, и Москва берет в «ежовые рукавицы» регионы, а те, соответственно, муниципалитеты и подведомственные учреждения. Именно первый вице-премьер подписал соглашения о реструктуризации задолженности в размере 5 млрд руб., по которым область брала на себя обязательства снижать размер государственного долга, при том, что ранее он рос. Однако это было предложением Москвы из категории тех, от которых невозможно отказаться.

Батанову также приписывают успешное реформирование областной системы госзакупок. Но цифры пока не позволяют сказать, что данная реформа дала заметный положительный результат.

Наконец, именно при Батанове регион «заработал», возможно, крупнейший федеральный штраф в своей истории за финансовое нарушение. Область выплачивала почти полмиллиарда за слишком смелые финансовые манипуляции калининградских чиновников. Никто за эту ошибку по понятным причинам персональной ответственности не взял. Финансовый блок правительства не очень убедительно списал случившееся на «перегибы» со стороны федералов. Иначе говоря, если региональный «Мистер нет» не справляется, рано или поздно ему на помощь приходит федеральный «Мистер нет» и берет за свои услуги штраф.

Текст —Вадим Хлебников, фото — Виталй Невар, «Новый Калининград»


Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.