«Ребята, мы вас не ждём»: как калининградцы застряли в Марокко и добирались домой

Дмитрий Поликовский
Дмитрий Поликовский
Все новости по теме: Пандемия коронавируса в 2020 году

Более 500 российских туристов оказались «запертыми» в Марокко. Из-за угрозы распространения коронавируса страна резко закрыла авиасообщение. Среди «застрявших» в Африке была и группа калининградцев. Их вместе с другими россиянами эвакуировали чартерным рейсом 23 марта. Калининградец Дмитрий Поликовский рассказал «Новому Калининграду», как решился поехать в путешествие во время эпидемии, как сработало российское консульство и почему карантин в России может быть опаснее, чем путешествие по Африке.

Птичий и свиной грипп не останавливали сообщение между городами и странами

— Я очень хотел попасть в Марокко уже года три. Для поездки должны сойтись много обстоятельств: чтобы было свободное время, чтобы путешествие не помешало рабочим активностям. После «восьмомартовских» праздников страна обычно находится в затишье, и в Марокко было решено отправиться в это время, благо что недалеко от нас находятся несколько крупных аэропортов, которые совершают туда регулярные рейсы. На калининградских форумах я обнаружил, что в Марокко собирается группа не от турфирмы, а именно как коллектив самостоятельных путешественников (c калининградским организатором туристических поездок Александром Москалёвым — прим. «Нового Калининграда»), и решил присоединиться. Для того, чтобы поездки были недорогими, гостиница бронируется сильно заранее. [Мы забронировали] где-то в октябре прошлого года. Вылавливая распродажи, оплатили и авиабилеты.

Из Калининграда мы выехали вечером 10 марта, пересекли границу с Польшей и к утру были в аэропорту Варшавы. Оттуда — в Марракеш. Всего нас в группе было 18 человек — 17 калининградцев и одна девушка из Москвы. Все мы люди взрослые (от 30 до 70 лет) и, скажем так, осторожные, понимающие риски и заботящиеся о своем здоровье. Мы действительно отслеживали ситуацию [с распространением коронавируса]. В бюллетене ВОЗ от 10 марта можно было увидеть, что в Российской Федерации коронавируса больше, чем в Марокко. Марокко на тот момент в бюллетене ВОЗ по коронавирусу не было. В Италии — около 9000 случаев, во Франции около 1000, но в Польше, через которую мы ехали транзитом, всего 16.

На тот момент не было никаких предпосылок к тому, что будет объявлена пандемия. Закрытыми были несколько городов в Китае и несколько городов в Италии. Во всех СМИ, в том числе и в России, вирус позиционировался как очередная разновидность гриппа. Регулярно возникают разновидности гриппа: птичий, свиной, ещё какой-то. Но это не останавливало сообщение между городами и странами. И на тот момент все рейсы были доступны, никаких предупреждений не было.

[В Марокко] мы совершенно спокойно себя чувствовали до пятницы 13-го. Успели посмотреть Марракеш, а ближе к вечеру 13 марта увидели в новостях, что Польша, защищаясь от потенциальной угрозы заражения, приняла решение закрыть границы. Мы тогда ещё не знали, что это значит. Была надежда, что транзитные пассажиры смогут летать через варшавский аэропорт, но в ночь с 13 на 14 марта наши билеты были аннулированы. Не дожидаясь понедельника и возможности выйти на контакт с российским консульством, мы купили билеты на ближайший доступный рейс в Москву 26 марта. И вот 14 марта мы изучаем город Фес, 15 марта направляемся в красивейший Шефшаун, и в этот день Марокко объявляет о закрытии регулярного авиасообщения и наши новые билеты аннулируются.

Мы находились в безопасной с точки зрения коронавируса стране, но понимали, что с 15 марта у нас нет понятного способа, как выбраться из неё. Можно было планировать смешанный маршрут — выехать автобусом или поездом в одну из сопредельных стран и оттуда отправиться домой, но Марокко так расположено, что из сопредельных стран ещё меньше шансов попасть в Россию.

1.jpg

Морковкой по голове

— В комментариях к посту российского консульства в Facebook мы нашли ссылку на чат в Telegram, где общались оказавшиеся в Марокко россияне. Формировалась довольно большая группа путешественников. Когда обнаружилось, что наш рейс в Москву аннулирован, мы тут же позвонили в российское консульство. Получили следующую консультацию: действительно, авиасообщение по регулярным рейсам прекращено и посольство России в Марокко ищет способы [доставить россиян домой]. Мы спросили о рекомендациях. «— Вам есть, где жить? — Ну да. — Двигайтесь по плану, мы вопрос решаем», — сказали нам в консульстве. Что такое «решаем вопрос», мы в эти дни уже видели. Немцы, французы, поляки, англичане — все, у кого были регулярные рейсы с Марокко, — организовывали вывоз своих граждан. Либо марокканское правительство заранее известило своих авиаперевозчиков, а авиаперевозчики известили своих клиентов, либо это было какое-то чудо.

Стали закрываться кафе, рестораны, музеи, общественные места вроде крепости в Эссуэйре, которая была одной из локаций «Игры престолов». С горячим питанием вопрос закрылся, перешли на бутербродный режим — питались в супермаркетах. Вопрос с отелями встал ближе к 18 марта. Мы должны были двигаться дальше в Агадир, но в связи с резким убытием иностранных туристов в гостиницах оказалось мало постояльцев и некоторые стали просто закрываться, а некоторым было рекомендовано закрыться. Агадир сказал нам: «Ребята, мы вас не ждём». Мы знали, что наибольшее число россиян находится в Касабланке, и приняли решение ехать туда. Нашли гостиницу по информации наших туристов (в телеграм-чате предлагали помощь россияне, постоянно проживающие в Марокко, марокканцы, владеющие русским, кто-то был готов принять людей у себя дома).

К 20 марта в Марокко начали ограничивать перемещение между городами. Были подтянуты войска, которые должны были обеспечить перекрытие дорог. Люди, оказавшиеся в разных городах, могли бы неделю идти в Касабланку пешком.

И я понимаю, как рассуждало в данном случае российское консульство. Конечно, оно занималось теми людьми, у которых уже были проблемы. Нам логично рекомендовали продолжить маршрут. Марокко по-прежнему оставалось безопасной с точки зрения вируса страной. Как только появились первые ограничения, продавцы в супермаркетах надели маски и перчатки. Мы видели, как работники регулируют количество людей, входящих в супермаркет. У них с этим было очень строго. У нас в России этого нет до сих пор.

Конечно, обстановка начала накаляться. Мы уже иногда слышали на улицах и в спину, и в лицо: «Corona! Corona! Coronavirus!». Финальные дни мы просидели уже в гостинице. Только в воскресенье взяли автмобильную экскурсию. Вне зависимости от вместимости транспорта находиться в одном микроавтобусе могли не более трех человек. Мы расселись по три человека и посмотрели удалённые достопримечательности в опустевшем из-за карантина городе. Улицы опустели, в двух местах патруль спросил нас, кто мы такие и что мы делаем, сказали не стоять на улице: посмотрели — прыгнули в машину. В телеграм-чате люди писали о том, что кому-то в голову зарядили морковкой с криками «Virus!», кого-то выселили из апартаментов.

2.jpg

«Мы гадали, прилетит ли самолёт»

— Как я понимаю, консульство не хотело шума, но к 20 марта мы всё больше и больше видели новостей о том, что все возможные пути отрезаются. МИД в Москве, Посольство в Рабате, Консульство в Касабланке — никто не давал не то что обещаний, но и хоть какой-то информации. Появляется сообщение от марокканских властей, что все европейцы своих граждан вывезли, и с 22 марта воздушное пространство закрывается для любых перевозок. Тут мы поняли, что надо бить в колокола [и выносить проблему в публичное пространство]. Тогда я и написал свой пост. И не только я. Мы обращались к общественности только ради того, чтобы показать реальную ситуацию на месте. Есть возможность позвонить по телефону горячей линии МИДа или Ростуризма, но слова — это просто слова. Это было сделано только для того, чтобы показать важность происходящего и поднять приоритет задачи по вывозу российских граждан из Марокко.

22 марта на уровне слухов мы узнали о том, что будет самолёт до Москвы. Позже в телеграм-чат попал снимок документа с информацией о «маршрутах отступления» и реальными номерами консульства, по которым можно было звонить и уточнять информацию. Стало понятно, что всё это реально. Кого-то консульство начало оповещать по телефону. Поступил звонок и мне. Вместе с работником консульства мы сверили список людей в нашей группе и убедились, что всех будут ждать в аэропорту. Мы ещё гадали, прилетит ли самолёт, посадят ли его, всё-таки авиасообщение закрыто. Самолёт сел, и все захлопали прекрасному боингу.

Измерили температуру, посмотрели горло, и всё

— В аэропорту Внуково я на себе проверки не почувствовал, хотя говорят, что над рамками, через которые мы проходили, висели тепловизоры. Тестов, опросов не было. Уже после прохождения паспортного и таможенного контроля, в зоне выдачи багажа был пост Роспотребнадзора с людьми в полной биологической защите — одноразовых костюмах, шапочках, масках. Из инструментов у них были только термометры, которые измеряют температуру дистанционно. Мы как дисциплинированные люди пошли к ним, спросили, есть ли экспресс-тесты. Тестов не было.

Билеты в Калининград отслеживали заранее, но покупали уже заходя на борт спецрейса, вылетающего в Москву. [Организатор путешествия] Александр купил их группе за свой счёт. В Храброво всё было очень спокойно. Всё, что мы увидели, — это большая наклейка с информацией о коронавирусе и номером телефона, по которому можно звонить. Ещё видели человека в малиновой форме [Роспотребнадзора] с чем-то вроде камеры или тепловизора в руках. Он всех издалека поснимал и ушёл. Мы приехали в Калининград, и каждый из нас уже самостоятельно стал звонить в Роспотребнадзор. На конце провода сотрудник говорила, что в аэропорту у нас была возможно заполнить какую-то анкету, и эти анкетные данные передаются в поликлинику, которая должна установить наблюдение. Я спрашивал, в какой форме будет организовано наблюдение, придут ли домой врачи, будут ли какие-то тесты. Сказали, что нас будут спрашивать о самочувствии. Если появятся симптомы, тогда возьмут тест.

Я как законопослушный гражданин сам зарегистрировался по телефону в Роспотребнадзоре. На следующий день после прилёта из поликлиники позвонили и предупредили, что придёт доктор. Я попросил его показать бумаги. Итак, в отношении прибывших из «безрисковых стран» (Марокко не вошёл в список опасных) действует пункт №2 приложения 1 (временного порядка к приказу минздрава Калининградской области от 19.03.2020 №156, копии документа есть в распоряжении «Нового Калининграда» — прим. ред.). Мазок должен делаться, но доктор сказал, что это «старая версия приказа», и ограничился измерением температуры. Ну ещё горло посмотрел. И всё.

Как пишут вернувшиеся россияне в чате, самый большой резонанс сейчас — «мы в масках, перчатках, в изоляции» и неконтролируемое в России распространение вируса. <…> Люди ехали к себе домой в регионы и понимали, что на любом вокзале можно заразиться. 

5.jpg

Записала Алина Белянина, фотографии предоставлены Дмитрием Поликовским

[x]


Комментарии

prealoader
prealoader
???