Отцы и дети

Вопрос оплаты взносов на капитальный ремонт в последнее время крайне удачно заменил Крым. В том плане, что точно так же способен разрушать старую дружбу, а то и семьи. Около половины жителей Калининградской области (что подтверждают и данные Фонда капремонта, и данные нашего опроса) заняли в этом вопросе крайне принципиальную позицию — не плачу и не собираюсь. На тех же, кто всё-таки оплачивает все приходящие счета, нынче принято смотреть со смесью брезгливой жалости и недоумения. 

Кто-то даже умудряется приплетать в готовность платить или не платить политические мотивы. Вероятно, для кого-то это даже важнее и принципиальнее, чем Крым. Потому что Крым этот где вообще? А жировки прямо тут, и отстёгивать по ним надо ежемесячно. Так что великой страной мы гордиться будем, а за капремонт платить не станем, потому что жулики они все там.

Причин, чтобы не оплачивать эти взносы, найдётся тысяча, и все они давно перечислены. Кому-то не нравится сам федеральный закон, кто-то не доверяет региональному Фонду капремонта, некоторые принципиально относятся к данным в платёжках и не хотят отдавать деньги за счёт на другого человека или другой метраж. Кому-то платёжки и вовсе до сих пор не приходят. Или пришли скопом за все месяцы начиная с сентября. Некоторые не хотят платить в «общий котёл», а с соседями по поводу спецсчёта договориться не могут. В Фонд капремонта сложно дозвониться, горячие линии работают через раз, в интернете говорят, что вообще все эти поборы противозаконны и скоро всё отменят — в общем, всюду хаос и анархия. Неудивительно, что половина жителей региона предпочла просто игнорировать новые счета — авось само отвалится. Кёнигсбержцы, говорят, тоже были знатными ретроградами и не признавали перемен, так что ненависть ко всему новому перешла нам, считай, по наследству.

Проще говоря, есть сотни причин не платить за капитальный ремонт. И не так уж много причин, чтобы всё-таки оплачивать клятые жировки. Во-первых, у нас уже почти четверть века есть институт частной собственности, то есть пора бы привыкнуть нести ответственность за своё имущество, и за свой дом в том числе. Может быть, не в таком виде, как предлагают нам власти, но пора. И не стоит забывать, что ТСЖ, управляющая компания, да и представители властей тоже — это наемные работники для управления нашей собственностью. Не боги, не вредители, не злобные диктаторы — обычные управленцы, которым мы с вами платим. И не к себе в карман они эти взносы кладут, а если к себе в карман всё-таки, то решать это надо уже с помощью суда, а не платежного эскапизма.

Отказ платить за капремонт в данном случае — это в принципе довольно показательный пример сложных взаимоотношений человека и государства в нашей стране. Этакая смесь подросткового буйства со Стокгольмским синдромом, когда люди ненавидят принятые законы, но исправно выбирают тех людей, которые эти законы принимают; активно поддерживают спорные внешнеполитические решения, но при этом недовольны сложившейся обстановкой, к которой эти решения привели; тщательно оберегают свою собственность и не хотят эту собственность содержать.

В принципе, нежелание нести ответственность ни за что, начиная от своего имущества и заканчивая собственными поступками — это сегодня отличительная черта многих и многих россиян. Да что уж говорить про электорат, если там наверху никак не могут разобраться с собственным законом, бесконечно внося в него какие-то правки. На волне грядущих выборов партия «Справедливая Россия» и вовсе перешла к ультиматумам и обращениям в КС. И даже местное отделение партии осторожно выразило некоторый протест, если его так можно назвать. Самым удивительным, пожалуй, во всей этой катавасии вокруг взносов на капитальный ремонт стало внезапное возбуждение Генпрокуратуры, которая совершенно неожиданно поддержала обращение депутатов в Конституционный суд. А затем довольно быстро пошла на попятную и письмо своё отозвала, оставив всех свидетелей недоуменно пожимать плечами, разводить руками и задавать друг другу вопрос «Что это было?». И лишь премьер-министр Дмитрий Медведев, недавно снова посетивший Калининград, никак не реагирует на вялые протесты «СР». Разве что потребовал пресечь на корню любые попытки нецелевого использования собираемых взносов, да и ремонты попросил проводить побыстрее, дабы «кошками не воняло». Чем любимцы интернета не угодили премьеру — к сожалению, осталось за кадром.

В принципе, государство и граждане уже давно играют в эту игру — одни создают совершенно непрозрачную и неудобную, но вроде как необходимую систему, а вторые активно этим недовольны. Взять, например, тех же дольщиков «КалининградЖилСтроя», долгая и сложная история которых, вроде как не без помощи городских властей, подходит к концу. И пока часть калининградцев радуется за своих земляков, другая часть недоумевает, почему же жертв мошенников необходимо было спасать всем городом, тогда как главный фигурант истории отделался небольшим штрафом и сейчас проявляет активность в сфере, крайне далёкой от строительства. Понятно, что возмущаться тем фактом, что люди, оставшиеся без жилья по глупости ли, по стечению обстоятельств ли, из-за несовершенства системы или чьих-то мошеннических действий, наконец-то это жильё обретут, как минимум некрасиво. Но вопрос, входит ли спасение всех утопающих в компетенцию государства как такового, почему-то никуда не исчезает. 

Или, например, история дольщиков «Новой Сельмы», которые как раз в четверг встречались с руководством банка-санатора«СУ-155» и представителями федерального Минстроя. Полуторачасовая беседа пересказывается очень просто. Дольщики задают вполне логичные вопросы, желая уточнить механизм достройки комплекса, в котором продано, на минуточку, почти 600 квартир. И получают не менее логичные ответы, что, мол, радуйтесь, что мы вообще этим занялись, и не задавайте лишних вопросов, пока не стало хуже. Всем понятно, что большой шкаф громко падает, а такому гиганту, как «СУ-155», государство по максимуму постарается это падение смягчить, потому что закрыть глаза на 30 тысяч дольщиков просто не получится, как ни пытайся. Да тут ещё и дольщики крайне активные — те же покупатели квартир в «Новой Сельме» уже больше полугода с завидным постоянством выходят на акции протеста, периодически пишут письма и требуют отставки то одного, то другого чиновника. И такая активность, без сомнения, приносит свои плоды. Сначала принимается закон, кстати, конкретно под ситуацию с «СУ-155», а затем начинаются гастроли по регионам и многочисленные переговоры Минстроя РФ, банка-санатора, региональных властей и дольщиков. Правда, три стороны из четырёх в этом случае — это государство, которое, по большей части, договаривается само с собой.

С другой стороны, помимо «Новой Сельмы» в Калининграде есть ещё множество пострадавших дольщиков, чьи дома застыли в той или иной стадии строительства или где уже много лет тремя гастрабайтерами вяло перекладываются два кирпича, дабы дом не был признан проблемным. Однако их проблемы, отличающиеся, по сути, только масштабами, решаются намного медленнее и тише. Точнее, о процессе мы вообще ничего не знаем, пока на сайте регионального правительства не появляется очередной пресс-релиз, радостно сообщающий об очередном торжественном вручении ключей кем-то, кому-то, где-то.

Такие странные взаимоотношения с государством уже стали делом совершенно привычным. С одной стороны — оставьте нас в покое, мы взрослые, с другой — купите, помогите, защитите, спасите. Так и в истории с капремонтом — платить не буду, ремонт хочу. Могу ещё петицию в интернете подписать, потому что я активный гражданин. И все прекрасно понимают, что решаться этот вопрос всё равно будет без учёта каких-то петиций, требований и показательной неоплаты счетов. Решать его будут точно без нас, если будут. Патерналистское государство, одобряемое абсолютным большинством, может и вовсе не обратить внимания на все эти капризы. «Перебесится», — пожмёт плечами отец семейства и пойдёт заниматься своими делами. Потому что действительно — кричать быстро надоест, если никто всё равно не слушает, а платить когда-нибудьвсё-таки придётся начинать. Потому что это закон, и он уже принят. И возможно, в будущем стоит задуматься, стоило ли позволять принимать такой закон или голосовать за людей, которые принимали этот закон, прежде чем ложиться на пол, стучать конечностями и кричать «Не хочу! Не буду!». 

А ещё лучше — задуматься, что же всё-таки важнее — патернализм или свобода действий. Потому что и так, и так не получится. И если вы выбираете первое, то придётся смириться с непопулярными решениями, потому что «родителям» виднее. А если второе — то придётся всё-таки привыкать отвечать за свои действия и поступки. И не ждать ни помощи, ни защиты.

Татьяна Зиберова

Комментировать (61)

Комментарии

prealoader
prealoader