«Закрыть, как медсанчасть»: в Калининграде снова лихорадит горбольницу № 1

Городскую больницу № 1 Калининграда продолжает потряхивать. Всего полгода прошло после громкой истории с «ОПГ в белых халатах», а коллектив учреждения уже пишет в Минздрав РФ письма с просьбой сменить свеженазначенного главврача. По городу ползут слухи о скором закрытии хирургического отделения больницы и о том, что её пытаются ликвидировать, как в свое время Медсанчасть № 1. В непростой истории пытался разобраться корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

По стопам медсанчасти

Новый виток скандала вокруг городской больницы № 1 начался в конце августа, когда врач-хирург Владимир Милеев распространил в СМИ региона сообщение о том, что региональный минздрав намерен закрыть хирургическое отделение больницы.

Здесь стоит пояснить, что первая горбольница имеет довольно мудреную структуру: к ней относятся две поликлиники, расположенные на улицах Алданской в пос. Космодемьянского и Марины Расковой, а также стационар на улице Чапаева. Стационар рассчитан на 145 коек — 30 в эндокринологическом отделении, 45 в гастроэнтерологическом, 10 в терапевтическом и 60 в хирургическом. Именно над последним отделением, по мнению медиков, и нависла угроза.

Владимир Милеев сообщил, что в больницу приезжала комиссия минздрава во главе с заместителем министра Татьяной Николаевой. «Представители комиссии сообщили мне, что проверка нужна, чтобы закрыть хирургическое отделение нашей больницы. Вместо него планируется организовать эндокринологический центр на 40 дополнительных коек», — сказал корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» Милеев.

Хирургическое отделение больницы работает с 1946 года. «С 1992 года проводятся лапароскопические операции, отделение занимается абдоминальной хирургией, — сказал Милеев. — В настоящее время больница дежурит по экстренной хирургии 5 дней в неделю с 8:30 до 15:00. За 2015 год было пролечено 2005 больных, проведено 900 операций, что говорит о достаточно эффективной работе отделения».

Владимир Милеев утверждает, что после прихода в учреждение нового главврача Виктора Королева в больнице перестали делать операции гинекологического профиля, не разрешается госпитализировать больных из районов области.

«Не проводится закупка лапароскопического оборудования, закупка медикаментов сведена к минимуму, есть проблемы со сдачей анализов — идут разговоры о том, чтобы закрыть лабораторию и сдавать анализы в платных клиниках. Кроме того, сокращают врачей, — утверждал он. — Складывается ощущение, что больницу хотят со временем закрыть, как это сделали несколько лет назад с Медсанчастью № 1».

_NEV1476.jpg

Медсанчасть № 1, или Больница рыбаков в конце 2007 года вошла в состав госпиталя для ветеранов войн. Осенью 2008-го здание опустело и не охранялось, неизвестные устроили там разгром. Судьба здания до сих пор не решена.

Позднее хирург сообщил, что 23 сентября в региональном Минздраве состоялось совещание с участием главы ведомства Людмилы Сиглаевой, представителями Центральной городской больницы, Больницы скорой медицинской помощи и Городской больницы № 1. На этом совещании было объявлено о прекращении оказания экстренной помощи в хирургическом отделении Горбольницы № 1. «Данный запрет — это целенаправленная политика на закрытие Хирургического отделения Городской больницы № 1», — уверен Милеев.

Через пару дней в распоряжении редакции «Нового Калининграда.Ru» оказалась копия коллективного письма на имя министра здравоохранения страны Вероники Скворцовой. Документ подписал 71 сотрудник (из 240) первой городской больницы. Автором обращения стал Юрий Хмылев, заместитель главного врача по поликлинической части.

В тексте письма содержатся призывы снять с занимаемой должности главврача Виктора Королева. В своем обращении сотрудники больницы утверждают, что Королев противопоставил себя коллективу, создает атмосферу «массового психоза, финансовой нестабильности», «срывается на личные оскорбления и ложные обвинения» сотрудников.

«Ведя открытую и беспринципную политику, совершенно нагло идет по „трупам“, пытаясь избавляться от врачебного и медицинского персонала отработавших в здравоохранении десятки лет, особенно жестко действуя в отношении сотрудников пенсионного и предпенсионного возраста, несмотря на то, что сам находится в пенсионном возрасте», — говорится в письме (орфография и пунктуация сохранены, прим. «Нового Калининграда.Ru»).

Отдельным пунктом обвинений сотрудником больницы в адрес главного врача стал «косметический ремонт стационара», который производится «вместо того, чтобы обратить внимание на поликлинику, находящуюся в старом здании довоенной постройки». (История с ремонтом оказалась самостоятельной, а фронт работ — неисчерпаемым, так что тему эту мы решили поднять в отдельном материале и сегодня вообще не затрагивать).

Медики успели получить ответ на свое обращение. Ответ из федерального центра (копия также имеется в распоряжении редакции) гласит, что поднятые в письме вопросы относятся к ведению минздрава регионального. Так что «жалоба» медиков была спущена «по вертикали» обратно в областное правительство.

Главный врач горбольницы № 1 Виктор Королев называет все обвинения «полной чушью», местью обиженных сотрудников и реакцией на начавшиеся в медучреждении преобразования. Но обо всем по порядку.

«ОПГ в халатах»

Чтобы понять, отчего треть медучреждения восстала против своего нового руководства, стоит вернуться в ноябрь 2015-го. Тогда после громкого скандала с распределением премий больница оказалась фактически обезглавлена.

Проверка контрольно-ревизионной службы регионального правительства показала, что шесть руководителей медучреждения разделили между собой 77% фонда стимулирующих выплат. В общей сложности руководители медучреждения получили 7,4 млн рублей. В частности, замглавврача получил 1,1 млн стимулирующих выплат, главный бухгалтер — 1,7 млн рублей и т. д. «Это ОПГ в белых халатах», — заявил занимавший тогда пост губернатора Николай Цуканов.

После скандала из больницы уволилась большая часть административного персонала. А против главного врача было возбуждено уголовное дело. По данным регионального СК, именно он и «уводил» из медучреждения стимулирующие миллионы.

Фигурант уголовного дела, разумеется, немедленно покинул пост главного врача. На этот пост была временно назначена заведующая поликлиникой в пос. Космодемьянского Татьяна Смолякова. Как утверждала в декабре министр здравоохранения Людмила Сиглаева, Смолякова хорошо знала коллектив. В перспективе, по словам министра, должен был пройти конкурс на должность главврача. Однако информация о конкурсе на сайте правительства так и не появилась.

В марте 2016 года пост занял доктор медицинских наук, специалист по эндокринной хирургии Виктор Королев. В Калининград он приехал из Новороссийска, где последние семь лет работал заместителем главврача по медчасти узловой больницы ОАО «РЖД».

По данным источников, Виктор Королев сейчас пользуется полной поддержкой регионального минздрава. Это и позволило ему начать пусть и не радикальные, но все же преобразования в первой горбольнице. Которые, по мнению самого Королева, и вызвали противодействие у части персонала медучреждения.

Удаление хирургии

Хирургическое отделение больницы никто закрывать не планирует, утверждает Виктор Королев. «Вопрос вообще не стоит о том, чтобы закрыть хирургическое отделение. Как его можно закрыть, когда в первой горбольнице приписное население 41 тыс человек? Им же нужно оказывать плановую хирургическую гнойную помощь», — сказал Королев.

Экстренная помощь в больнице пока оказывается. Но в связи с планируемым в БСМП ремонтом эту опцию у больницы решено отобрать. «Скоро закрывается Больница скорой медицинской помощи на ремонт. И в связи с ремонтом и закрытием каких-то отделений они хотят перенаправить больных эндокринологического профиля к нам сюда в отделение. И, видать, чтобы нагрузку на этот период снизить, хотят временно приостановить у нас оказание экстренной помощи, если будет такая необходимость», — пояснил он.

Отрицает Виктор Королев и слухи о том, что вместо хирургического отделения он хочет создать в больнице эндокринологический центр. «Об этом центре говорят с 2012 года, а я на этой должности всего полгода. Это не моя инициатива, документы готовили раньше, но в инвестиционную программу этот центр не попал. В данный момент вопрос об этом не стоит. Разговоры идут, но это пока разговоры», — уверен Королев.

_NEV1471.jpg

«Баба с возу»

История с прекращением гинекологических операций в первой горбольнице выглядит неоднозначно. По словам Королева, решение принималось по объективным причинам — для таких манипуляций нет ни оборудования, ни специалистов.

«Чтобы оказывать помощь гинекологического профиля, должен соблюдаться порядок ее оказания. Должно быть оборудование и специалист. Вот я когда пришел сюда, оборудование не соответствовало стандартам. И 0,5 ставки было всего гинеколога. И зачем же покупать оборудование, когда в городе есть специализированные гинекологические клиники? Зачем же оказывать помощь, если нет возможности это делать квалифицированно?» — пояснил Королев.

Половину ставки гинеколога в стационаре занимали не один специалист, а два. Четверть была у врача, уволившегося несколько недель назад (специалист возглавил одну из женских консультаций). Еще четверть ставки была у Анатолия Мамонова, и занимал он эту четверть в дополнение к основной практике в поликлинике, где работает на полную ставку.

«15 лет я отработал за границей, в Организации Объединенных Наций. Когда я пришел сюда, это было лет 5 назад, я оперировал. В основном я занимался реконструкцией тазового дна. Это при выпадениях матки, при опущениях стенок влагалища. И экстренная патология — перекрут кисты, маточные кровотечения. Но в последнее время я не оперирую, потому что руководство больницы мне сказало, что в этом нет необходимости», — пояснил Мамонов.

Операций Мамонов, по его словам, делал немного — всего по 15–20 в год. Руководство больницы посчитало это нецелесообразным.

Мне передали, что этот вопрос решался на совещании с участием членов регионального правительства. И вроде как там отшутились, сказали, что Церковь за то, чтобы мы повышали рождаемость. Хотя у меня в год проходило всего по 1-2 аборта. Вы сами понимаете, какой у меня контингент — это пожилые женщины, пенсионерки, которые не могут обратиться в частные клиники или еще куда-то за деньги. Я сейчас направляю их в перинатальный центр, в многопрофильную больницу, в БСМП.

Анатолий Мамонов, гинеколог

Анатолий Мамонов считает, что решение «забрать» у него хирургическую практику негативно скажется только на пациентах. «Дело не в том, чтобы большие операции делать. Банальными диагностическими манипуляциями сейчас я не могу заниматься. Я в принципе ничего не потерял, как говорится в поговорке, „баба с возу“… я теперь во вторник и в четверг с утра могу заниматься своими делами. Немного потеряли пациентки», — отметил Мамонов.

Чужих не брать

Особое беспокойство у хирургов и медперсонала вызвал также запрет на госпитализацию пациентов из других городов региона. Согласно порядку маршрутизации, такие пациенты в городскую больницу попадать вообще не должны, отмечает Виктор Королев.

«По маршрутизации в первую городскую больницу хирургических мы не госпитализируем. Я же не могу приказ министерства здравоохранения нарушать. Другое дело, что по этой маршрутизации у нас есть право больных эндокринологического профиля и гастроэнтерологического госпитализировать — да пожалуйста, мы их и берем. Но это прописано в приказе по маршрутизации. А то, что хочется Милееву, чтобы с районов кто-то к нему приезжал, а он тут деньги на этом делал — да нет, родной, я не могу нарушать приказ министра», — пояснил главврач.

Владимир Милеев действительно напирает в первую очередь на финансовую сторону вопроса. Но утверждает, что «делать деньги» на иногородних пациентах должна вся больница.

«У нас большой авторитет, и многие к нам обращаются, чисто чтобы что-то прооперировать, знают, что отказа нет. Иногородних больных если мы оперируем, страховые компании не отказываются нам это оплачивать (по линии ОМС, то есть бесплатно для пациентов — прим. „Нового Калининграда.Ru“). Почему мы не должны их брать? Вот мы дежурим, приехал какой-то пациент с ущемленной грыжей или аппендицитом — ну почему нам не прооперировать его? Почему мы должны его куда-то посылать? Приехали живые деньги. Ну, мы ж тоже должны зарабатывать», — поясняет он.

Милеев считает, что главный врач «всячески старается обанкротить больницу», чтобы потом она могла тихо повторить судьбу первой медсанчасти. «Все дело ведет к тому, чтобы уменьшить количество больных. С его приходом, я посчитал, с 1 апреля по 1 сентября у нас в прошлом году за этот же период было прооперировано 308 человек, а в этом году 268», — отметил хирург.

«Когда оттаскивают от кормушки»

Отметим, что во время подготовки материала журналисты «Нового Калининграда.Ru» съездили в стационар первой городской больницы. И на пороге медучреждения налетели на сильно расстроенную пожилую женщину, сжимавшую в руках красную мужскую куртку и бейсболку. Конспиративным шепотом женщина потребовала рассказать о бесконечных взятках, которые вымогают в медицинском учреждении.

Виктор Королев заявил, что до него слухи о мздоимстве во вверенном ему учреждении тоже доходили — именно коррупционной составляющей местного уклада он и объясняет бунт, устроенный подчиненными.

Весь шум начался от Милеева о том, что закрывают хирургию. Я понимаю, когда оттаскивают от кормушки, когда ты деньги за это берешь, а тебе говорят — нет, ты не должен их брать, за человека платит страховая компания. Я стал это все прикрывать — начинается истерика. Отсюда все ноги выросли, больше ниоткуда. Потому что кислород перекрывают в плане денег. И то, что вам женщина подошла, сказала — так и происходит. И это, конечно, дикость полная.

Виктор Королев, главный врач Городской больницы №1

Автор письма в Минздрав РФ Юрий Хмылев подтверждает если не сам факт коррупции в больнице, то по крайней мере наличие неприятных слухов. «Они не только в хирургическое поступают за деньги. Что ходят слухи — это да, это реально. И тут надо, конечно, принимать радикальные решения. Отделения все переполнены, и для того, чтобы попасть туда люди, видимо, платят. В этом отношении, я думаю, что Королев, если он преследует цель наведения порядка в этом коррупционном стане — здесь я его поддерживаю», — отмечает Хмылев.

Хирург Владимир Милеев эти слухи категорически отрицает. «Чтобы 40 тыс за госпитализацию брали — это что-то надуманное дальше некуда. Такого нет, даже подумать мы не можем, чтобы за то, чтобы устроить в больницу брать деньги. Если мы будем так делать, это быстро разнесется и народ сюда никак не пойдет. А мы заинтересованы, чтобы больше народу было, чтобы доступнее помощь была», — сказал хирург.

Вендетта из поликлиники

Слухи о массовых сокращениях «инакомыслящих» врачей и медицинского персонала также несколько преувеличены, пояснил Виктор Королев. Как он пояснил, отчитываясь перед коллективом больницы, если в 2015-м году врачебный штат был укомплектован на 67%, то в этом — уже на 76%.

«За полгода у нас уволилась один врач-лаборант и уволилась заведующая поликлиники на Алданской, вот два человека. За этот период у нас принято 11 врачей. Я думаю, что ни одна больница не может этим похвастаться. Я только участковых принял три человека, кардиолога, узиста, функционального диагноста. Я когда сюда пришел — тут, кроме ЭКГ, вообще функциональной диагностики не было, и кабинет был закрыт, там книжки лежали», — сказал главный врач.

Были сделаны и некоторые структурные преобразования, которые, по мнению Королева, и послужили стимулом к написанию коллективного письма в Минздрав. Дело в том, что сейчас в больнице существует отдельная должность — заместитель главного врача по поликлиническому разделу работ. И занимает ее, как мы помним, Юрий Хмылев. Так вот должность эту решено убрать.

«Весь вал жалоб и неприятностей идет именно из поликлиники, не из стационара. Полгода мы смотрели как организовать эту работу, но количество жалоб только росло», — пояснил Королев.

Начальниками над поликлиниками главный врач решил сделать заведующих терапевтическими отделениями (раньше они отвечали только за участковых терапевтов, а узкие специалисты, рентген-кабинет, регистратура, процедурные, и т. д. им не подчинялись).

«Поэтому мы решили должность заместителя по поликлиникам убрать, потому что от нее и пользы никакой нету, и решили вменить в обязанности заведующей, то есть она теперь за все отвечает — и за регистратуру, и за рентген-кабинет, и за участкового терапевта, и за узкого специалиста. Она теперь с ними должна встречаться, информацию всю доносить, которая у нас есть, анализировать их работу. И есть человек, который понимает, что это оценивается его труд, как руководителя структурного отделения. Теперь они будут заведующими поликлиниками», — отметил Королев.

Хмылев в свою очередь уверен — сокращение должности — это месть лично ему за то, что озвучивает «неудобные» для руководства больницы вещи. «Он, наверное, видит во мне конкурента и хочет путем махинаций сократить эту должность, — сказал Хмылев. — Я считаю своим долгом не допустить коррупцию в плане зарплаты — махинации, начисления задним числом, недоведение до сотрудников их зарплат».

Конец экстренной хирургии

Пока материал готовился к выходу, стало известно, что с оказанием экстренной хирургической помощи Городская больница № 1 все-таки попрощалась. Поток больных теперь должны перераспределить между БСМП и в Центральной городской клинической больницей.

Из БСМП, где должен начаться ремонт, в горбольницу перенаправят больных эндокринологического и гастроэнтерологического профилей. Четырех врачей, которыми богато хирургическое отделение, без работы обещают также не оставлять. Но медики в эти обещания не верят.

Автор письма в федеральный Минздрав Юрий Хмылев считает, что необходимости отказываться от экстренной помощи у больницы нет, даже при перенаправлении потока из БСМП.

«Королев находит определенные причины, чтобы не работать. Но если меньше будешь работать в лечебной сети — то уменьшится поток больных и больница меньше будет зарабатывать денег, — отметил он. — Почему сотрудники начали бить тревогу? Когда что-то убирается, что-то ликвидируется — обратно не возвращается. Это будет уже надолго, и обратно это уже не вернется. А если забирается экстренная помощь — поток больных уменьшается, хирургическое отделение будет не заполнено, придется сокращать штат».

_NEV1504.jpg

«Точно такая же ситуация была с первой медсанчастью — она была в рабочем состоянии, было прекрасное оборудование, прекрасный персонал. Здание типовое построено. Что они сделали? Поставили внешнего управляющего, и он благополучно обанкротил больницу, их закрыли. Потому что когда нет денег, начальство всегда может сказать, что больницу нужно закрывать», — пояснил Милеев.

Сделать даже промежуточные выводы из этой истории пока непросто. Но ясно, что попытка регионального минздрава взять под контроль «проблемное» медицинское учреждение если не провалилась, то серьезно забуксовала. В случае с медиками противодействие коллектива — очень серьезная проблема. Просто уволить старых и набрать новых невозможно, грамотные специалисты здесь штучный товар. Так что семь десятков подписавшихся под гневным письмом — серьезная проблема. И с «подписантами» руководству больницы договариваться все же придется. Если, конечно, принять на веру заверения, что планов закрыть больницу ни у кого нет.

Фото — Виталий Невар

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.