Главный онколог Калининградской области: от рака излечиться невозможно

Михаил Попов
Все новости по теме: Онкоцентр

Не секрет, что онкологические заболевания — бич современного общества. В Калининградской области на 976 тысяч населения насчитывается около 24 тысячи онкологических больных. Ежегодно выявляется около 3,5 тысяч новых случаев злокачественных заболеваний. При этом от рака в течение года умирает около 2 тысяч человек. Об онкологии, способах ее профилактики и о том, какие анализы нужно сдавать регулярно, — в интервью «Новому Калининграду.Ru» рассказал главный внештатный онколог минздрава Калининградской области, заведующий онкологической службой Калининградской областной клинической больницы Михаил Попов.

— Михаил Серафимович, первый вопрос самый простой и самый сложный одновременно: по какой причине возникает онкология?

— А почему возникают все заболевания? Почему возникает атеросклероз (хроническое заболевание, характеризующееся уплотнением стенок артерий и сужением их просвета с последующим нарушением кровоснабжения органов — прим. «Нового Калининграда.Ru»)? Атеросклеротическое заболевание сосудов и онкологические заболевания — это болезни цивилизаций, болезни XX–XXI века. Человечество победило инфекции, люди перестали воевать, гибнуть от различных случайных обстоятельств, растет продолжительность жизни человеческой популяции в целом. Но человек не вечен, все равно должна когда-то наступить смерть. Это нормально, как смена погоды, как смена времен года. Одни умирают, другие рождаются. Онкология — это одна из биологических причин, которая, видимо, и предназначена регулировать и ограничивать продолжительность жизни человеческой популяции.

— Так почему же все-таки болезнь возникает в организме?

— Причины уже установлены, они находятся в генетическом аппарате человека. То есть геном человека (совокупность наследственного материала, заключенного в клетке человека — прим. «Нового Калининграда.Ru») — это как электронная матрица, на которой запрограммирована последовательность физиологических и биологических событий человека. В частности, там запрограммированы такие заболевания, как атеросклероз, диабет, онкология. И многие другие. Все это хронические заболевания, по сути дела. Вопрос в том, когда произойдет эта активация и запуск этой программы на самоуничтожение.

— То есть можно сказать, что появление онкологии — это запуск некоего генетического механизма самоуничтожения организма?

—Да, так можно говорить. Вы обратили внимание, что мужчины живут меньше, чем женщины? Мужчины умирают раньше не потому ,что они пьют, курят, воюют. Даже если бы они этого не делали в принципе, они все равно жили бы меньше. Биологией функции мужчин ограничены более краткосрочным периодом, чем у женщины. Самец должен обеспечить репродукцию, потомство — и дальше его функция в природе уже не нужна в принципе. А у женщин их биологическая функция более растянутая: они должны родить, выкормить, воспитать, передать следующему потомству свои навыки. В связи с этим женщины и живут дольше.

_NEV8740.jpg

— Мы сейчас говорили о людях, вышедших из репродуктивного возраста. А если мы говорим о детях? Ведь сейчас очень много детей болеет раком. Почему природа уничтожает их?

— К несчастью, да. Иногда происходят генетические поломки. Много генетических мутаций передается по наследству. Носители-родители передают их детям, затем наступают какие-то провокационные события, когда механизм самоуничтожения запускается в детском возрасте. То есть родители приобрели мутации в зрелом возрасте, а их ребенок это уже унаследовал при рождении. Поэтому детки болеют. Плюс есть другие обстоятельства — инфекционные. Вирусная инфекция повреждает генетический аппарат, вызывает поломки в нем. Такая вирусная агрессия происходит не только после рождения, но и в утробной жизни. Поэтому справедливо, когда врачи, в частности акушеры-гинекологи, говорят о женском здоровье. Не надо курить, употреблять наркотики, необходимо избегать опасных инфекционных контактов. В частности, ВИЧ-инфекции.

Калининград назван самым курящим регионом в СЗФО.

— То есть образ жизни родителей напрямую может отразиться на появлении онкологии у ребенка?

— Абсолютно верно. Это не пустые слова. Это серьезные обстоятельства, которые надо учитывать.

— Вы говорили еще и о генетике. Допустим, родители ребенка не страдали онкологическими заболеваниями, а вот у дальних родственников были такие проблемы. Есть вероятность, что ребенок может заболеть раком?

— Пока наука не доказывает этого, потому что это сложное исследование, поднять, например, прабабушку из могилы, определить у нее наличие мутаций и сравнить их с мутациями у правнука. Таких исследований не провести. Но, в принципе, такое предполагать можно.

— Сейчас все чаще говорят о том, что от рака невозможно застраховаться. Мол, можно никогда не курить и заболеть раком легких. Действительно ли это так?

— Да, это так. Сейчас мы говорим о раке не как о каком-то обобщенном понятии. Рак раку рознь, Существует множество биологических подтипов рака. Допустим, рассматриваем рак молочной железы. Несколько биологических подтипов уже лечатся, и у каждого типа рака своя лечебная программа, свои лекарства, свои схемы и технологии. То же самое, если мы говорим о раке легкого. Раньше считали, что это болезнь курильщиков, и действительно, так оно и было. Было доказано опытом. Когда западная цивилизация провела пропаганду и уговорила свое население отказаться от курения, был зафиксирован существенный спад заболеваемости раком легкого. Однако прошло несколько десятилетий, и рак легкого опять стал активно расти. Исследования показали, что это совсем другая форма рака. Сейчас опять идет рост заболеваемости раком легкого. Но это совсем другая гистологическая форма — это аденокарциномы. Они как раз и характерны для некурящего населения. Мужчины-курильщики болеют старой, традиционной формой, а некурящие женщины стали болеть аденокарциномой, которая более агрессивно протекает, но может успешнее лечиться современными лекарствами.

— То есть рак мутирует?

— Конечно. Если раньше плоскоклеточную форму рака обеспечивала мутация определенного гена, не буду его называть, то сейчас аденокарциномы лёгкого вызваны мутациями других генов.

_NEV8719.jpg

— А какие формы рака в Калининградской области стали встречаться чаще и почему?

— Калининградская область ничем не отличается от прочих стран и областей в России. У женщин наиболее часто встречаемые — это рак молочной железы и рак гинекологической сферы. Также встречается рак прямой кишки, толстой кишки. У мужчин это рак простаты и рак легкого. Рак простаты в ближайшее время выйдет на первое место по событийности.

— С чем связано увеличение числа мужчин, больных раком простаты?

— Это связано с тем, что много мужчин в молодости страдают хроническими заболеваниями простаты. Хронические простатиты приводят к снижению половой функции, и все это дело с возрастом отливается в онкологию. Сначала в доброкачественную дисплазию, а потом в злокачественную. Все мужчины начиная с молодого возраста должны обращать внимание на эту область, на свое функциональное состояние, на предохранение от инфекций. Молодежи нужно упорядочить половые связи либо защищаться механическими средствами. Мужчинам после 50-ти лет ежегодно нужно проходить тесты на простат-специфический антиген (ПСА). Определяется он по анализу крови.

Строительство онкоцентра в Калининграде не будет начато в 2016 году, как это планировалось раньше


— Как обстоят дела с раком кожи в этот год?

— Так же, как и в прошлом году. Это вторая-третья позиция в структуре онкологической заболеваемости. Но тут группа сборная получается. Допустим, самое частое заболевание — базалиома, которая абсолютно не угрожает жизни человека. Но в статистике это заболевание находится в группе с меланомой и плоскоклеточным раком кожи, а это абсолютно роковые заболевания. Их процентное соотношение, конечно, меньше, в основном эта группа формируется за счет базалиомы. В контексте профилактики должен сказать, что ультрафиолетовое облучение — серьезный канцерогенный фактор. Солярии, пляж, открытые части тела, загар топлес — это риск. Также сейчас модно тату. Люди зататуировывают себя. Под этой цветовой гаммой я не представляю, как можно дифференцировать пигментные опухоли. В ближайшей перспективе мы можем иметь ситуацию, когда будут люди обращаться с поздними стадиями меланомы, потому что ее просто не видно под краской.

— Раз уж заговорили о поздних стадиях болезни. Сейчас очень много людей приходят к врачам с запущенными стадиями. В чем причина? Люди не беспокоятся о своем здоровье?

— Вы абсолютно правы. Хотя я, как руководитель онкологической службы, не должен этого говорить. В принципе, я должен посыпать себе голову пеплом и говорить: да, у нас нет онкодиспансера, у нас нет того-сего, нет ПЭТ-центра и поэтому у нас такие вот проблемы с онкологией. Нет, проблемы с онкологией в головах самих людей. Сегодня у нас был консилиум, и мы обсудили порядка сорока пациентов. В основном пациенты идут с запущенными стадиями. Вот я задаю женщинам вопрос: «Почему вы так поздно обращаетесь?». Там опухоль уже видна через белье, не то что надо раздеться. На что мне пациетка отвечает, что это у неё фурункул на груди. Ну какой фурункул на груди? Ну ты хоть пойди покажи его какому-нибудь фельдшеру.

— То есть люди подсознательно понимаю, что болеют?

— Все проблемы в головах. Люди болеют, люди чувствуют, что они болеют. Но они не идут к врачу, они тянут, они надеются на какие-то благоприятные для себя последствия. Нет тут этого страха и ответственности за свое здоровье. Вина здравоохранения тоже присутствует. Тут нельзя отмахиваться и говорить, что мы тут ни при чем, в сторонке. Вина здравоохранения состоит в том, что у нас исчезло первичное звено, отвечающее за профилактику, раннюю диагностику. То звено, которое напрямую контактирует с населением. У людей исчезла возможность ежедневного общения с медицинским работником. Если в каждой деревне раньше был фельдшерско-акушерский пункт и там была фельдшер, с которой можно было обсудить вопросы своего здоровья по-домашнему просто, то сейчас этого нет. У нас в районных больницах такая ситуация произошла. Исчезли многие звенья и службы системы здравоохранения именно периферического звена. У нас очень сильная служба здесь, в центре. Пусть она не оформлена конкретно в онкологический центр, но она есть. Самое главное — это люди, их знания, их практический опыт и желание работать. Это все присутствует. Спросите любого врача-онколога, хочет ли он вылечить больного со сложным заболеванием. Никто не скажет, что не хочет. Это тяжело, трудно, но это профессиональный интерес.

— Вы считаете, что первичное звено действительно настолько важно?

— Это важное звено. Главное — человека поднять с места, сказать, что ты болен или у тебя есть проблема. И тогда человек сдвинется с места и пойдет. А когда он пойдет, он найдет тропинку и выйдет на ту дорогу, которая приведет его к профессиональной помощи.

_NEV8755.jpg

— А если мы говорим о тех, кто еще не знает, что заболел? Допустим, на данный момент меня ничего не беспокоит, но я боюсь возникновения онкологии. Какие обследования нужно пройти, куда бежать?

— Никуда не нужно бежать и ничего не нужно сдавать. Во-первых, надо знать медицинскую историю своей семьи — чем болели предки, чем болеют родители. В принципе, эти заболевания должны являться тем фактором, о котором надо думать. Вероятнее всего, с возрастом эта проблема возникнет и у вас. Вести абсолютно здоровый образ жизни, нужна двигательная и физическая активность. Она обеспечивает циркуляцию в организме крови, лимфы, биологических тканей. Иначе в организме образуется то, что люди называют «шлаками». Возникают части тела, куда кровь не поступает, там развиваются проблемы биохимического плана, затем в этих зонах развиваются хронические заболевания, которые могут перейти в органические. Поэтому двигательная активность должна быть. Это и тренажеры, и бег трусцой.

— Получается, что лишний вес — это тоже один из факторов риска?

— Лишний вес сегодня является такой же проблемой, как проблема курения. Если не будет полных людей, не будет большинства болезней. В первую очередь это касается и онкологии. Лишний вес — это избыток ненужных гормонов, потому что жировая клетчатка является фабрикой половых гормонов. Это не нужно организму, идет гормональная дисфункция в организме. Все органические болезни начинаются с функциональных расстройств. Поэтому борьба с ожирением сегодня проблема номер один во всём мире. Нельзя не упомянуть и о питании в этом контексте. Нужно употреблять много клетчатки. Не важно, что зелень выращена на грядках с использованием каких-то там стимуляторов, нитратов. Уже не в таком ракурсе рассматривается этот вопрос. Та клетчатка, даже нитратная, которую мы поглощаем в процессе еды, обеспечивает быстрое продвижение пищевых масс по желудочно-кишечному тракту и выведение их. В организме отсутствуют процессы застоя, брожения, развития вторичной эндоинфекции, развития язв, полипов, переходящих в раки. Сейчас рак пищеварительного тракта быстро прогрессирует. Рост колоссальный. Это связано с неправильной функцией желудочно-кишечного тракта.

— Существует мнение, что некоторые виды онкологии возникают из-за вируса папилломы человека…

— У человека должна быть сексуальная культура. Партнеры должны быть здоровыми. Действительно, вирус папилломы человека — бич для молодежи. Беспорядочные половые связи и нетрадиционные формы секса приводят к тому, что у людей хронически существуют вирусные инфекции на таких областях, как влагалище, фаллос, ротовая полость. Хронические вирусные инфекции отливаются в появление вирус-ассоциированного рака. Сейчас очень распространённым стал рак ротовой полости. Раньше считалось, что это рак курильщиков, алкоголиков. Ничего подобного. Сейчас приходят очень социальные пациенты, просто удивительно. Они не выглядят как люмпен-класс.

— Вирус папилломы диагностируется?

— Конечно, существуют лабораторные тесты. Женщинам нужно идти в женскую консультацию или в смотровой кабинет. Мужчинам к урологу. Правда, мужчины, как правило, не обращаются, потому что их это не беспокоит. Они чаще выступают как носители, как передаточное звено. Женщинам я советую иметь одного проверенного полового партнера. В принципе, если выявить вовремя этот вирус, то можно его лечить и предотвратить появление рака. Это непросто, но это возможно.

_NEV8748.jpg

— А что вы можете рассказать о скрининге, о котором сейчас так много говорят? Есть же определенные группы риска?

— Существуют группы риска, которые определяются по тем параметрам, о которых мы проговорили — это наследственность, вирусы, вредные факторы жизни и т. д. Для осуществления скрининга должен быть мозговой центр, который разработает программу. Это не то, что мы взяли популяцию людей в Ленинградском районе Калининграда и всех подряд обследуем. Нет, скрининг — это когортное исследование. Это значит, что в Ленинградском районе мы взяли, например, улицу Потемкина, прошлись по квартирам и предложили людям поучаствовать в скрининге рака молочной железы. И вот кто согласился, кто подписался под этой программой, те будут участвовать в скрининге. Основное условие — быть регулярным участником. Вот это скрининг, он дает возможность выявления болезней на самых ранних стадиях — предклинических. Все остальное — это профилактические обследования. Скрининг — это программа, это деньги, это обязательства этой когортной группы за то, что они будут участвовать в этой программе до конца ее действия. Все остальное — это не скрининг. Пока же мы не можем ни организовать людей, ни профинансировать скрининговую программу.

— А как обстоят дела с профилактикой?

— Для выполнения этой задачи мы прибегаем к организационно-административным приёмам. Мы заставляем врачей выполнять те функции, которые они должны выполнять. Мы должны заставить, чтобы маммограф включался не три раза в неделю, а чтобы он делал 20 исследований в день. Чтобы флюорограф делал не три флюорографии в день, а чтобы это была систематическая работа. Чтобы гинекологи смотрели всех женщин и брали мазки. И так далее. Эти вопросы мы у себя решаем. Но существует второй участник этого процесса — население, ради которого это все делается. Его тоже надо принуждать. В советское время, когда люди были организованы по предприятиям, учреждениям, невозможно было пропустить профилактический осмотр. Иначе тебя на следующий день могли отстранить от работы. Сейчас ни один работодатель не заинтересован у себя держать больного человека, отпускать его на обследования. Всем нужны молодые и здоровые. Эта проблема пока не решена, и она не может быть решена исключительно министерством здравоохранения.

— А могут ли анализы указать на проблемы с онкологией? Например, биохимический анализ крови?

— Нет. Ни общие анализы, ни биохимические, ни даже онкологические маркеры не являются критерием оценки наличия болезни в организме. Это вспомогательные показатели, которые позволяют судить о состоянии заболевшего человека. Насколько глубоко болезнь разрушила его, настолько подорвало силы, изменило его биохимический статус. У нас есть масса примеров, когда люди в запущенных, в самых поздних стадиях имеют анализы здорового человека.

— Вы упомянули об онкомаркерах. Такой анализ тоже не является достоверным?

— С онкомаркерами — та же ситуация. Существует масса причин, при которых в организме образуется белок, на который реагируют онкомаркеры. Это неспецифическая реакция. Онкомаркеры как лакмусовая бумажка, мы вводим его в биологическую среду, и он дает положительную реакцию. Но он дает положительную реакцию не именно на ту болезнь, на которую мы проводим тест. Просто в организме в данный момент могут присутствовать те белковые фракции, которые связываются с этим биологическим маркером и дают ложно-положительную реакцию.

— То есть человек может решить, что у него есть онкологическое заболевание?

— Конечно. Кстати, этим нередко пользуются коммерческие медицинские организации, пропагандируя вот эти тесты как диагностический способ.

— В октябре 2016 года на круглом столе, посвященном проблемам диагностики и лечения онкологии и перспективам развития онкологической службы в Калининградской области, обсуждался вопрос оттока пациентов из региона? Действительно ли это так и почему складывается такая ситуация?

— Существует в обществе негативная оценка состояния онкологической помощи в Калининградской области. В общем-то, как и в России в целом. Вы же видите, какие сейчас происходят события с медицинскими работниками. Их избивают, унижают, иногда даже убивают. Агрессия у людей к медицинским работникам неоправданна чудовищно. Любой медицинский работник в силу своего воспитания в процессе обучения в медицинской школе получил такой вектор на делание добра, что этот вектор с ним идет по жизни. Ленивый этот доктор или не ленивый, талантливый или так себе. Специалисты всякие бывают в любой области. Но при всем при том, я уверен, что каждый медик имеет вектор оказания помощи пациенту, если к нему обращаются за таковой. Призываю всех граждан, будьте добрее к докторам, к медработникам. Мы очень нуждаемся в вашем взаимопонимании. Не будет у нас взаимного диалога, не получите вы от нас того, что мы бы хотели и могли дать, если между нами будет стена непонимания. И в частности — отток пациентов на лечение в другие страны. Но возвращаются они совершенно не такие, как уезжают. Вечно они там лечиться не будут, болезнь хроническая. Дальше им лечиться все равно здесь, дома.

— Может быть, причина оттока заключается в том, что люди просто боятся долго ждать начала активной терапии, надеются на более быстрое оказание помощи в других местах? Сколько проходит времени от начальной стадии рака до последней?

— Общего графика развития болезней нет. Есть совершенно четкие постулаты, что опухоль вырастает до клинически определяемых размеров в течение многих лет и даже десятилетий. И достигнув размера 2 см, вступает в фазу быстрого роста. Опять же, хочу подчеркнуть для людей, которые это будут читать. Онкология — это хроническая болезнь, это не острое заболевание, с которым нужно бить в колокола и поднимать всех ночью, требовать экстренного начала лечения. Хроническая болезнь дает время для изучения самой себя, осмысления врачам данной проблемы. В большинстве случаев опухоли индивидуальны, имеют свою специфику. Врачам нужно время для изучения всех аспектов, чтобы не ошибиться в выборе лечения. Можно выбрать неправильную линию терапии, и она будет безуспешной. Мы практически всегда видим рак, видим метастазы. Но мы не принимаем сиюминутного решения о лечении. Мы больного отправляем на дополнительные виды обследования, мы выполняем очень много биопсий. Это делается для того, чтобы получить материал, исследовать его в лаборатории, исследовать его генетические особенности. Если там уже метастазы, то случай явно запущенный и тут уже мы по-любому ничего не теряем в плане начала срочности лечения. Здесь мы попадаем в ситуацию, когда мы можем принять неправильную линию терапии, и тогда мы больному не поможем. Нигде в мире не начинают лечение немедленно. Люди обследуются месяцами. Никакой трагедии не будет, если компьютерную томографию сделают через 2–3 недели, а не на завтрашний день.

— Вы несколько раз упомянули, что рак — это хроническое заболевание. Это значит, что полностью избавиться от этого недуга нельзя?

— Как профессиональный онколог, я должен сказать: от онкологии, как и от атеросклероза, излечиться нельзя. Это хроническое заболевание, его можно только лечить. Если начали раньше, то эффект лечения лучше. Плюс стоимость лечения намного меньше. Поэтому каждый человек, который видит опухоль и растит ее, во-первых, рискует, что эффективность лечения может быть хуже, и второе — что стоимость лечения будет многократно дороже. А сегодня не всегда стоимость лечения покрывается бюджетом. Нередко приходится за что-то и платить. Сказать, что мы рано выявим болезнь, вылечим ее и сделаем вас абсолютно здоровым — это уже не современная трактовка. Более того, сегодня перед онкологией стоят такие решаемые задачи, как сохранение репродуктивной функции мужчин и женщин. То есть если раньше факт заболевания онкологией являлся, по сути дела, приговором для женщины в плане беременности, то сегодня эти трудности преодолеваются с помощью тех же самых онкологов. Сегодня мы не стоим категорически против беременности, рождения ребенка. Эти вопросы должны обсуждаться с участием онколога и проводиться именно в соответствии с его рекомендациями. На определенных стадиях беременности противоопухолевое лечение допускается.

— Получается, что фраза «я победил рак», по сути, ничего не значит?

— Ну мы же не можем победить атеросклероз. Мы можем с ним бороться. «Победил рак» — это все лозунги.

_NEV8739.jpg

Инструкция по применению от главного внештатного онколога министерства здравоохранения Калининградской области Михаила Попова


Для всех:
● Уделите внимание медицинской истории своей семьи
● Боритесь с гиподинамией
● Правильно питайтесь, употребляйте больше растительной клетчатки
● Не курите
● Избегайте контакта с хроническими инфекциями.

Женщинам:
● Посещайте женские консультации хотя бы раз в 2 года
● После 40 лет раз в два года делайте профилактическую маммографию
● Упорядочьте половые связи
● Проверяйтесь на наличие в организме вируса папилломы человека

Мужчинам:
● Не допускайте развития хронических заболеваний мочеполовой системы
● Откажитесь от незащищённых (без презерватива) половых контактов
● После 50 лет ежегодно проходите тест на простато-специфический антиген (ПСА)
● Проверяйтесь на наличие в организме вируса папилломы человека
● Не курите, ограничьте алкоголь.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Анастасия Лукина

Комментарии к новости

Страшно смешно

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, что можно противопоставить немотивированной агрессии — и даже иметь шансы победить.