Заливатский: я бы с удовольствием продал трубы, но приходится — администрацию

Все новости по теме: Финансовый кризис 2014-2017 года

Глава администрации Янтарного Алексей Заливатский приготовился пустить с молотка здание местной администрации и написал об этом в социальных сетях. В итоге прокуратуре пришлось оперативно реагировать на интернет-активность сити-менеджера, а врио губернатора Антону Алиханову — оправдываться в эфире федерального телеканала. В интервью «Новому Калининграду.Ru» Заливатский объяснил, почему продажа здания администрации — не шутка, зачем для связи с минфином ему понадобился Facebook и как могут повлиять на маленький городок разговоры о губернаторских амбициях его главы.

— История с продажей здания администрации Янтарного наделала много шума. Прокуратура даже объявила вам предостережение. Вы уже ознакомились с документом?

— Ознакомились. Но там они написали то, что я и в посте писал — что этот вопрос мы сначала должны вынести на Совет депутатов, внести изменения в план приватизации и найти место для МФЦ и ЗАГСа. Прокуратура, кстати, про ЗАГС почему-то забыла, а он в том же здании.

— Потенциальные покупатели уже объявились?

— Вы знаете, один пока какой-то объявился товарищ, но я не знаю, насколько это серьезно, поскольку даже цены нет. Цена рыночная будет определяться после внесения в план приватизации.

— Как отреагировали сами жители Янтарного?

— Некоторые нормально восприняли, были и те, кто высказался резко против. Последовали высказывания из серии: «Зачем продаешь администрацию, это не твое личное имущество, продай что-нибудь свое».

— Многие восприняли идею продать здание администрации как шутку. Но вы не шутите?

— Скажем так, это заявление — шаг отчаяния. Поскольку продажу таких активов, как здание администрации, вряд ли можно назвать нормой. Но тем не менее, когда выпадает 30% доходной базы из бюджета, волей-неволей начинаешь задумываться, что делать.

— Из чего складываются эти 30%? Согласно разъяснениям регионального правительства, речь идет только о средствах, которые уходят в регион вместе с полномочиями по содержанию детсадов.

— Давайте я кратко опишу ситуацию — изначально заявлялось следующее: будет перераспределение полномочий в части дошкольных учреждений. Собирали на эту тему правление Ассоциации муниципальных образований (АМОКО), в которое я вхожу. Очень интересное заседание у нас получилось, живое. Нам буквально за день предоставили табличку, по которой получалось, что проигрывают в доходах в связи с перераспределением полномочий Калининград, Гурьевский район и еще, кажется, два района, а остальные все выигрывают.

Собственные доходы Янтарного (налоговые и неналоговые) составляют 111 млн рублей в год. Из этой суммы и следует вычесть 26 млн платежей от комбината, которые теперь будут уходить в федеральный бюджет, и 2 млн, которые муниципалитет теряет из-за изменения межбюджетных отношений с областью.

Тем не менее мы все выразились негативно в том ключе, что необходимо как-то урегулировать вопросы, связанные с этими муниципалитетами. Калининград проигрывал, по-моему, около 150 млн. То есть доходную базу снижали больше, чем убирали полномочий. И мы это активно обсудили, попросили тайм-аут, мол, Порембский с Ярошуком (Виктор Порембский — министр финансов региона, Александр Ярошук — мэр Калининграда, прим. «Нового Калининграда.Ru») договорятся, и все будет нормально.

Спустя неделю поменялись цифры в табличке, хотя Порембский и говорил, что менять их нельзя — это методика, где очень жестко отработаны параметры и коэффициенты якобы. Но тем не менее за неделю Калининграду они смогли 1% по НДФЛу вернуть. То есть у них был допнорматив 11%, когда его обсуждали на правлении АМОКО, он был снижен до 10%, а потом он стал обратно 11% случайно.

— А для Янтарного этого делать не стали?

— Я задал этот вопрос Порембскому. Остальным муниципалитетам он сказал, что методику нельзя менять исходя из каких-то пожеланий. Но когда у Калининграда начали забирать, условно говоря, 150 млн — естественно, глава города включился и вернул обратно этот допнорматив по НДФЛ. На нас внимания не обращали. Все мои обсуждения «в кабинетном режиме» не работали абсолютно. Поэтому и пришлось уже выносить этот вопрос на обсуждение в социальных сетях.

— Сколько вы потеряете на этих межбюджетных переменах?

— У нас было в этом году 27% допнорматива, это процент НДФЛа, которую область возвращает в муниципалитет для того, чтобы мы существовали, назовем это так. Мы его делили — 12% НДФЛа нам возвращалось, и еще мы получали фиксированную сумму, 9 млн рублей, в бюджет муниципалитета в виде дотации.

В этом году вместо 27% нам оставили 18% в связи с тем, что забирают полномочия. Плюс еще убирают у нас «упрощенку», налог на имущество. И по факту мы «проваливаемся». «Проваливаемся» довольно серьезно, для нас это критичная ситуация, которую мы не понимаем. Почему? Изначально нам рассказывали, что мы выиграем 5 млн рублей, а по факту получилось так, что у нас забрали 7 млн, 5 из них — это сами полномочия, и 2 млн мы здесь вообще потеряли. И еще мы теряем 26 млн от «Янтарного комбината» платежей.

— А ситуация с земельными платежами комбината стала неожиданностью? Этот вопрос с самим предприятием как-то обсуждался?

— Они заключили договор аренды с федеральным комитетом по имуществу, поскольку земля федеральная. Недра всегда были федеральными. Было у нас изменение в законодательстве, я не готов прокомментировать в каком году, и договоры безвозмездного постоянного пользования должны прекращаться и переходить либо в собственность, либо в договоры аренды.

В данном случае выкупить в собственность землю нельзя, поскольку это недра, и был заключен договор аренды. А в этом случае средства уходят в федеральный бюджет. Мы данный вопрос озвучивали, не замалчивали, говорили, что ситуация критическая. Опять же в методику Порембский внес эту цифру — что у нас будет выпадение доходов в 26 млн по 2017 году. И при этом его методика никак не изменила дотационную часть нашего муниципалитета. То есть доходы у нас упали, но при этом сумма помощи от области не выросла никак.

0NEV9575.jpg

— Но какую-то компенсацию же вам обещали?

— Мы получили предложение о том, что половину доходов выпадающих от комбината, порядка 13 млн, нам область на следующий год возвращает в виде дотаций или еще как-то. Но мы этого не видим в бюджете.

— Еще не заложены?

— Я думаю, и не будет заложено. Я могу дать плохой прецедент. Но даже если эти средства будут заложены — осталась еще довольно серьезная «дыра», которую мы не понимаем за счет чего «закрывать». И вот та нашумевшая история с продажей здания, ее цель — не «прогреметь». Цель одна — закрыть дефицит бюджета. Сумма довольно серьезная. И, как и было сказано, приватизация тоже «в тренде», это обычное явление. Здание ликвидное, в хорошем месте, где расположиться рабочим и служащим мы найдем, это не сильно сложно. У нас есть еще другие помещения, просто они менее ликвидные.

— Так их и продать, может?

— Мы выносим на торги в ближайшую неделю большое количество земельных участков, выставляем на аукцион. Я это отдельно озвучу у себя на странице в Facebook для того, чтобы привлечь побольше внимания к торгам. Мы бы хотели как можно больше участников, чтобы как можно дороже продать земельные участки.

— Это земельные участки в приморской зоне?

— У нас поселок небольшой, здесь все приморская зона. Разные участки, в разных местах, хорошие есть участки. Абсолютно открыто их выносим на торги, для того чтобы как можно быстрее и побольше пополнить казну.

— Сколько рассчитываете выручить?

— Предварительно мы рассчитываем еще порядка 10 млн собрать. Но это бюджет этого года. А мы говорим про провалы в 2017-м. Горизонт планирования стал очень маленьким. Если раньше мы защищали стратегию развития муниципалитета до 2022-го, что ли, года, то сейчас горизонт планирования — полгода максимум. Мы не можем даже представить, что будет через полгода. Все, что видим сейчас — это провал.

— И чем этот провал еще можно закрыть, кроме продажи здания администрации?

— Любыми методами мы будем справляться, в том числе рассматриваем вопрос сокращения штата администрации сейчас, и так далее. Есть ряд моментов, где нужно поужаться. Но «социалку» я не хотел трогать и на данный момент не хочу.

— В чем может пострадать «социалка»?

— В чем плюс и минус бюджета одновременно? Это общий котел, из которого ты что-то можешь взять на содержание детского сада, а можешь потратить на содержание администрации, котельной. Приходится постоянно перераспределять эти средства, размазывать их тонким слоем и еще вспомнить про то, что неплохо бы в следующий сезон в 5 раз расширить пляжную зону.

— Зону «Голубого флага»?

— Да, причем принято решение, что мы его разделим на две части. Одна часть будет там же, где и был «Голубой флаг», а вторую часть обустроенного пляжа мы будем делать там, где спуск от «Шлосс-отеля» вниз, центральный пляж. Там, где «Шлосс», мы сделаем просто два места, которые будут по стандарту обеспечены. Я не говорю о том, что мы будем получать два флага, потому что на таком протяжении это не обязательно, но тем не менее мы знаем стандарт, как это сделать, и мы будем это делать.

— «Голубой флаг» вообще был удачной идеей? Удалось ли что-то заработать на этом пляже?

— Он удачный с точки зрения привлечения туристов, намного больше было людей, чем в прошлом году. С точки зрения позиционирования Янтарного и Калининградской области он удачный, потому что мы хорошо «прогремели» с ним. Он удачный был с точки зрения самоокупаемости. Средства, которые получались на пляже за счет сдачи в аренду шезлонгов, они шли на очистку пляжа, на уборку, на решение вопросов текущего характера. Есть к чему там придираться, но, на мой взгляд, это очень удачный опыт.

— А нельзя ли привлечь инвестора к расширению пляжа?

— Пока таких реальных инвесторов нет. Но там есть сложности другого порядка. Пляжная зона — федеральная земля, где выделение земельных участков нельзя производить. Как правило, инвестор, приходя, хочет взять в аренду на 49 лет земельный участок и спокойно там развиваться. А в рамках нашего законодательства, к сожалению, это невозможно сделать сейчас.

— А тех, кто согласен поработать хотя бы сезон, нет?

— Построить условно кафе на 600 тыс рублей за коробку и за год его окупить — это вряд ли получится. С учетом того, какие у нас погодно-климатические условия. У нас в этом году, я посчитал, было около 20 дней всего погожих. Это даже с майскими я считал. Этот год был плохой как никогда.

— Если вы расширите пляж в пять раз, это усугубит ситуацию для автомобилистов. Парковки планируется расширить?

— В части парковок — это основная проблема. Мы сделали две условно стихийные бесплатные парковки, где-то на 400–500 мест. И одна на 120 мест, благоустроенная, с плитами, уже в непосредственной близости от «Голубого флага», была сделана еще в прошлом году. Мы обсуждали этот вопрос в с правительством области еще в сентябре. Было указано на варианты какого-то частно-государственного партнерства, но конкретику пока еще не обсудили. У нас есть проект сейчас на 400 машиномест прямо над шахтой «Анна», он уже готов, но цифра, которая туда заложена — порядка 30 млн рублей на строительство, это довольно серьезные средства. Но по крайней мере, проект уже есть, разработан.

2.jpg

— До Янтарного еще нужно как-то добраться, а дорога разбита. Еще во времена губернаторства Николая Цуканова этот вопрос обсуждался, помните, когда из-за ям на трассе в ДТП пострадал ребенок? Ничего же не изменилось.

— Ну почему? Буквально за неделю тогда «ВАД» привел дорогу в порядок. А сейчас опять песковозы ее «убивают», они и будут ее убивать. Это вопрос я поднимал, разговаривал с Дятловой (Елена Дятлова, врио министра инфраструктуры региона) на эту тему — там официальный карьер, он действительно большущий. Там огромная территория, где идет добыча песка. И как остановить этот процесс, я с трудом представляю. В свое время Цуканов говорил, что нужно ставить на каждом углу на выездах весовые посты, проверять, и все остальное. Но сейчас я этого не вижу, они ездят и постоянно разбивают дороги. Если молчать — ничего не будет. Но мы не молчим.

— Были планы «дотянуть» до Янтарного Приморское кольцо. Эта тема больше не поднимается?

— Я пока сомневаюсь, что будет Приморское кольцо сюда доведено в ближайшее время. Потому что денег нет. Изначально был проект, что должно пройти кольцо с ответвлением на Янтарный и на Балтийск.

— А проект вы видели? Он лежит где-то?

— Я лично его не видел. Для нас эта ситуация критичная, хотелось бы, чтобы у людей было хорошее настроение, когда они приезжают в Янтарный и уезжают из Янтарного. И чтобы им не портила настроение духота в автобусах. Хотя мы неоднократно встречались с представителем перевозчика, объясняли, просили заменить автобусы, поставить более комфортабельные. Но это коммерческая организация, которая во всем ищет выгоду, и для них главное — побольше людей перевезти. И ни к чему тратить деньги на комфортабельные автобусы.

Люди еще спрашивают, можно ли восстановить железную дорогу, но это тоже утопичный вариант, потому что реально ее разобрали, довольно серьезные участки отсутствуют. И я не думаю, что это возможно. Хотя был бы замечательно сделать хорошую «железку» и соединиться со Светлогорском.

— В КЖД опять скажут, что направление не востребовано.

— Ну почему? Сделать хорошую узкоколейку, по которой пустить туристический маршрут. Людей очень много приезжает, очень. Туристических автобусов прибывает у нас летом много, но и сейчас много. Люди приезжают с экскурсоводами, покупают здесь янтарь, приезжают на комбинат.

— Что удалось сделать за те два года, что вы возглавляете Янтарный?

— Мы урегулировали многие вопросы, которые изначально были проблемными для Янтарного — это вывоз мусора, уборка муниципалитета, может быть, помните, были проблемы. Выезды на пляж мы пресекаем. Бывает еще, прорываются, хватает тех, кто не понимает. Но тем не менее это уже не повальная практика.

— А что вы с ними делаете?

— Первое, что мы сделали, — мы закрыли все съезды полностью — блоками, шлагбаумами, заборами. Физически перекрыли выезды. Да, растаскивают, да, срезают замки, постоянно все это происходит. Но тем не менее у меня есть человек, которому я вменил в обязанности каждое утро проезжать и проверять. Если вдруг опять — покупаем новый замок, вешаем, вызываем полицию.

У нас, кстати, большая проблема с полицией. Мы привязаны к Светлогорску, у нас там отдел, а здесь только пункт полиции. Хотя вроде бы городской округ, отдельно все. Но сейчас бывает так, что ни одного нет на территории дежурного, который мог бы просто прийти на вызов. Сейчас в очередной раз у нас сменили начальника пункта полиции. Надеюсь, что все хорошо будет, посмотрим. Если добавят еще людей — было бы вообще отлично. Мы со своей стороны помогаем, предоставляем жилье полицейским.

— Все было очень тяжело и в жилищно-коммунальной части.

— Проблем много было — долги за газ, но более-менее в спокойном режиме решили. Проблема у нас была с водой, в части объема. У нас как лето начиналось, поливы, и воды не хватало на верхних этажах абсолютно. В этом году мы к трем действующим на территории муниципалитета скважинам пробурили еще три. И тем самым удвоили объем подаваемой воды. Теперь единственная проблема, которая осталась — качество воды. И холодной, и горячей. Это следующая задача, которую мы сейчас решаем.

Даже с учетом, что мы открывали отопительный сезон два раза, вы помните, мы его завершили без долгов. За последние 20 лет это был первый раз в Янтарном, когда у людей была горячая вода в домах летом. Раньше никогда не было, первый сезон в экспериментальном режиме прошли. Получили убытки, но тем не менее люди были с горячей водой.

— У муниципалитета были огромные долги, эту проблему удалось как-то решить?

— У нас много долгов, ситуация сохранилась. И она во всех муниципалитетах не очень хорошая. Насколько я знаю, только Гусев за счет продажи своих теплосетей там на 350 млн случайно как-то… Все знают, что продали трубы и за счет этого погасили долги довольно большие. Они смогли «закрыть», но у нас такой возможности нет. Я бы с удовольствием тоже трубы какие-нибудь продал. Но приходится продавать администрацию, трубы менее ликвидные, я смотрю, у нас почему-то.

3.jpg

— Не могу не задать вопрос, связанный со скандалом в Корпорации развития туризма. Имеет ли к вам отношение учредитель ООО «БалтЕвроСтрой» Людмила Заливатская?

— Отношение какое-то имеет. Уже столько обсуждалась эта тема. Я так понимаю, что это больше правительство должно

В июне вице-премьер Гарри Гольдман и Алексей Заливатский направили в Корпорацию договор от имени ООО «БалтЕвроСтрой», которым предлагалось передать участок у Рыбной деревни в аренду этой компании. Обеспечение обязательств по договору возлагалось на ООО «СК Вест Инвест». Учредителями обеих компаний является Людмила Заливатская (ранее как ИП была зарегистрирована в Мамоново, сейчас — в Янтарном).

комментировать все происходящее в Корпорации развития. Я так понимаю, там больше был корпоративный конфликт, глава сложно уходил.

— Но речь шла о конкретном земельном участке, часть которого решено отдать под многоэтажную жилищную застройку ООО «БалтЕвроСтрой». Вы являетесь интересантом этого участка?

— Скажем так, это никоим образом не имеет отношения ко мне как к должностному лицу, давайте так рассматривать ситуацию. Давайте так, я не интересант в части бизнеса, поскольку глава администрации никакого отношения не может иметь к бизнесу, и в этой части я не интересант этого участка совершенно.

— Когда развернулась масштабная кампания в социальных сетях, многие активные пользователи связали вашу интернет-активность с якобы имеющимися у вас губернаторскими амбициями. Есть ли у вас такие амбиции?

— Плох тот лейтенант, который не хотел бы стать генералом. Но на данный момент я нахожусь на своем месте, на месте главы администрации Янтарного. И поэтому вынужден любыми методами решать проблемы своего муниципалитета. И обсуждения в части каких-то губернаторских амбиций, на мой взгляд, они как минимум преждевременны. Сейчас у нас есть врио губернатора, который руководит областью.

Муниципалитеты все однозначно зависимы от политики области. Даже для того, чтобы принять бюджет, вот наш, муниципальный бюджет, мы вынуждены ждать, когда будет принят бюджет области, поскольку там прописываются основные параметры, которые мы получим для включения в свою часть бюджета. А область, соответственно, ждет федеральную часть бюджета для того, чтобы включить эти параметры к себе в бюджет. У нас есть вертикаль власти, в которой мы в данный момент действуем и существуем. И поэтому все обсуждения в части того, какие у кого могут быть из глав амбиции, в любом случае выльются в какие-то негативные последствия для муниципалитета.

Вот этого я никогда не допущу, потому что для меня первоочередные вопросы сейчас связаны с развитием Янтарного. И обсуждать какие-либо сейчас вопросы я бы не хотел, потому что сейчас для меня основное — подготовка к зиме, снег, гололед, отопительный сезон. Это основное сейчас. Нужно понять, как подготовиться к следующему году, как выжить вообще. Потому что сейчас об этом идет речь.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Технология зла

Главный редактор «Нового Калининграда.Ru» Алексей Милованов о, пожалуй, самом серьёзном испытании, которое предстоит Антону Алиханову в 2017 году.