«Просто декларация»: почему мусорный кризис бизнеса не преодолеть с наскока

Региональные власти заявляют, что нашли выход из ситуации, в которой оказался бизнес (точнее любые юрлица) со стартом мусорной реформы. Несмотря на довольно щадящий тариф, платежи за вывоз отходов для предпринимателей (организаций, учреждений) выросли в разы — а иногда в десятки раз. В некоторых случаях ежемесячная разница составляет миллионы (!) рублей. Усмирить зародившийся было бунт решено с помощью внедрения раздельного сбора отходов. Тот, кто перейдет на него, сможет платить фактически по старинке. Идея прекрасная, но есть нюансы. «Новый Калининград» попытался докопаться до «мусорной» истины.

Об этом немало писалось, но стоит напомнить еще раз: платежи для бизнеса (а еще для школ, детсадов, театров, музеев и т. д.) выросли из-за того, что изменилась система их начисления. Если раньше каждое из этих юридических лиц оплачивало вывоз только того мусора, который образовался (вывезли 2 кубометра — за них и заплатили по определенному тарифу), то сейчас система вдруг изменилась. В дело вмешался переменный фактор в виде «нормативов образования отходов». Нормативы эти для всех разные и зависят либо от площади помещений, либо от числа посетителей. Потом нормативы умножаются на тариф, и получается то, что в квитанции. В итоге, например, для Музея Мирового океана с его огромными площадями плата выросла в 32 раза, а для Виштынецкого эколого-исторического музея, который расположен в деревне с ее собственными представлениями о том, что нужно делать с отходами (бумагу там, например, используют для растопки, и мусора образуется совсем немного) — в 96 раз. Однако шумнее всех оказался «Спар» с его 6-кратным ростом и ежемесячной разницей за вывоз мусора в 23 млн рублей.

Цифры, прямо скажем, гигантские — и тем более удивительно, что никакой разъяснительной работы на этапе подготовки к реформе не велось вообще. Хотя нормативы были утверждены еще в 2016 году. В 2018-ом их, правда, переутвердили, но практически все остались неизменными. За исключением одного, касающегося владельцев садовых участков, для которых вывоз мусора в итоге бы обошелся… в 1 тысячу рублей с каждой «сотки». То есть, в 6 тысяч со стандартных 6 «соток». В месяц. Можно себе представить, каким социальным взрывом бы все закончилось — очевидно, власти просто испугались.

tild6135-6362-4464-a238-393138396463__1d3l0241.jpg

Остальные «категории» страха, похоже, не вызвали. О том, что платежи для школ и детсадов подскочат на сотни тысяч рублей, муниципалитеты, содержащие эти учреждения, узнали уже тогда, когда сверстали свои тощие бюджеты на 2019 год — дополнительные деньги брать многим просто негде, и теперь им нужна помощь области. Богатый Калининград выделяет 70 млн (!) рублей за счет того, что удалось сэкономить на торгах в прошлом году.

Первая встреча с бизнесменами в Калининградской торгово-промышленной палате по поводу предстоящих новшеств состоялась в декабре, за несколько недель до старта мусорной реформы. Только тогда бизнесмены узнали о введении нормативов, но масштаба проблемы, очевидно, никто и вообразить себе не мог. Потом прошел январь, наступил февраль, предприниматели начали получать договоры с астрономическими суммами — и ситуация стала угрожать выходом из-под контроля. Что ярко показало организованное мэрией Калининграда (хотя это вовсе не ее компетенция: за реформу отвечают региональные власти) совещание. На котором замдиректора «Спара» Алексей Елаев заявил, что сеть будет вынуждена переложить рост цен на плечи покупателей.

Продмаг — не музей, поход в него отменить нельзя. В итоге область, до этого отметавшая любые возражения бизнеса, была вынуждена к ним все же прислушаться. Губернатор Антон Алиханов сообщил, что проблему планируется решить, предложив юрлицам организовать раздельный сбор мусора. Министр природных ресурсов Олег Ступин накануне в торгово-промышленной палате выступил с пояснениями: бизнес организует раздельный сбор, договорившись с переработчиками — тогда вывоз оставшихся отходов, так называемых «хвостов», не подлежащих переработке, будет оплачиваться не «по нормативу», а «по факту». То есть почти как раньше.

_NEV2414.jpg

Министр природных ресурсов и экологии Калининградской области Олег Ступин

Очевидно, в регионе надеются таким образом убить двух зайцев. Первый связан с подскочившими платежами. Второго запрещено захоранивать с 1 января 2019 года. Вообще, по всей России. Это бумага, пластик, дерево и стекло (в ближайшие годы список будет постепенно расширяться), что с ними делать, калининградские власти до сих пор не придумали, а тут такая удача.

И это было бы решением для любого региона, кроме Калининградской области. Год назад региональные переработчики отходов столкнулись с проблемой вывоза произведенной из них продукции на остальную территорию России из-за таможенных новаций. В случае, если не удается доказать, что все эти отходы имеют российское происхождение (!), таможня требует завершить процедуру ввоза и уплатить НДС и пошлину. Дело в том, что иностранные товары вместе с упаковкой, в которой они находятся, попадают на территорию Калининградской ОЭЗ с применением некоторых преференций — которые исчезают, если эти товары либо их части отправляются дальше в РФ. Естественно, подтвердить, что этот пластиковый тазик был выплавлен исключительно из отходов российских пластмасс, невозможно.

Так вот, в 2018 году прогнозировалось, что значительная часть перерабатывающих предприятий будет вынуждена прекратить свою деятельность. В итоге так и получилось, отрасль почти умерла, сообщил в четверг в КТПП глава профильного союза Святослав Лавриненко. У него спросили, что сейчас можно сделать с раздельно собранным «полезным» мусором. «Сегодня мы можем заниматься только экспортом отходов по самым низким ценам, которые нам диктует рынок. Внутренней переработки твердых коммунальных отходов в основном сегменте практически нету. Кроме картона, который мы можем 100% сдавать на переработку, макулатуры», — ответил Лавриненко.

Все это означает следующее: механизм, предложенный областными властями (они рассчитывают, что он заработает ориентировочно в апреле), рассыпается. Предприниматели просто не найдут желающих забирать у них все запрещенные к захоронению на полигонах (подлежащие переработке) отходы. Либо будут сдавать картон, а остальное вывозить потихоньку в лес. Что прямо противоречит духу «мусорной» реформы, призванной ликвидировать нелегальные свалки. «Еще раз я обращаюсь вполне официально к вам: покамест вы не убедились, что эта система приема сепарированных отходов работает, не останавливайтесь, это сегодня просто декларация, фактически этого нет, я вполне серьезно», — говорил накануне глава КТПП Феликс Лапин министру Олегу Ступину.

Впрочем, возможно, власти области рассчитывают на законодательные новеллы. Во-первых, вроде готовятся изменения, связанные с таможенными препонами. Во-вторых — вероятно, будет переписано постановление правительства РФ, по которому вводился учет отходов «по нормативу» (тем более, что премьер Медведев сказал по телевизору, что с этим надо немедленно что-то делать). В третьих, в регионе готовятся пересчитать сами нормативы. Однако на все это потребуются месяцы, а где-то — не меньше года. Совершенно понятно, что это время сможет пережить не всякий калининградский бизнес.

Текст — Оксана Ошевская, фото — Виталий Невар, Алексей Милованов, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

В глубокой мусорной яме

Корреспондент Оксана Ошевская — о том, куда нас ведет «мусорная» реформа.