«Финита ля комедия»: зачем калининградцам за рубеж, и почему они не могут выехать

Алексей Милованов / Новый Калининград
Все новости по теме: Пандемия коронавируса в 2020 году

После того, как в марте из-за коронавируса российские власти ввели ограничения на выезд за границу, десятки жителей региона не смогли попасть в соседние государства по трудовым договорам (а в ряде случаев — и с поручительствами от иностранных работодателей), учёбе и семейным обстоятельствам. «Новый Калининград» публикует истории тех, кто оказался «отрезанным» от заграничной жизни.

В распоряжении правительства РФ № 763-р, которое было принято 27 марта из-за ситуации с коронавирусом, говорится, что пересекать автомобильные, пешеходные и ж/д пункты пропуска могут только сотрудники дипведомств, водители грузовых автомобилей международного сообщения, курьеры дипломатической связи, граждане РФ, которым нужно выехать за границу по причине смерти близкого родственника, и несколько других категорий. В конце апреля в этот список добавили тех, у кого есть второе гражданство, вид на жительство либо «иной действительный документ», подтверждающий право на постоянное проживание в иностранном государстве, для однократного выезда из России.

Однако не попавшие под исключение жители Калининградской области, которые учатся в соседних государствах, занимаются бизнесом, работают в иностранных компаниях или выезжают туда по семейным обстоятельствам, оказались в затруднительной ситуации. Часть из них обращается к региональным властям и в другие ведомства с просьбой разрешить им пересечение границы.

«К сожалению, эти вопросы решаются пока только через федеральный оперативный штаб; мы просим передать эти полномочия на уровень региона», — ответил губернатор Антон Алиханов на вопрос одной из жительниц области в своём Instagram.

В последний месяц те, кто «застрял» в регионе из-за коронавируса, пытаются понять, как можно попасть в список, по которому пропускают через границу, и просят назначить регионального представителя, чтобы он решал вопросы выезда в соседние государства в индивидуальном порядке. В сложной ситуации оказалось свыше ста человек. Мы попросили их рассказать свои истории.


Светлана, 40 лет:

У меня на 20 марта была назначена регистрация брака с гражданином Польши. Я собиралась выезжать по туристической визе и сразу после заключения брака подать документы на «карту побыта» (karta pobytu — это документ, который предоставляет своему владельцу возможность законно находиться и проживать на территории Польши в течение определенного времени). Виза у меня была с запасом, мы всё рассчитали, чтобы всё было правильно. Мы с женихом подали документы на регистрацию брака, и потом каждый проживал в своём городе, чтобы не уходило время визы. Кроме того, у меня ребёнок учился в школе. И мы планировали, что я с дочкой перееду в Польшу уже после заключения брака. Нам казалось, что так будет правильно.

Из-за коронавируса регистрацию перенесли на 10 июня. Я думала, что главное — чтобы меня впустили в страну. Жених подготовил необходимые документы, и после этого я вся такая красивая в машине с несовершеннолетней дочкой, со свадебным платьем под мышкой, со своим чайником и другими вещичками 21 мая выдвинулась на границу. Там-то мне и сказали, что финита ля комедия и что есть это волшебное распоряжение № 763.

Я обзвонила все службы, от администрации президента до наших пограничников. Но везде отфутболивают, нет никакой конкретики. 763-е распоряжение было принято, как мне кажется, очень быстро и категорично, в тот момент, когда нужно было принимать оперативные меры по борьбе с распространением коронавируса. Может быть, поэтому в нём не учли категорию граждан, которые проживают в Калининградской области.

Понимаете, польская сторона меня принимает. Они, в отличие от России, закрыли границы на въезд, а на выезд не закрывали. Я не понимаю, почему нашему региону, как особенному, не могут передать полномочия по решению этого вопроса. В Тамбовской области, например, нет границ. Они там не мучаются так: не работают в Европе, не учатся, не выходят замуж, не имеют родственников. Но есть особенные регионы. Вот в них всего-навсего нужно назначить регионального представителя, который принимал бы решения по таким вопросам согласно представленным документам. Это будет цивилизованный подход к решению проблемы: оставить людям возможность жить по своим правилам, по своим планам.

Сейчас это всё выглядит как абсурдная ситуация. По большому счёту у меня на 10 июня сорвана свадьба, потому что с учётом 14-дневного карантина я должна выехать из страны 28 мая. У нас на 10 июня уже всё организовано, и сейчас я просто в отчаянии.


photo002.jpg
Татьяна Ващишина, 33 года:

Я официально работаю в Польше мастером художественной татуировки. Меня пригласили в салон. Мы заключили контракт на два года, я оформила национальную визу и с февраля 2020 года начала работать.

13 марта я на пару выходных выехала из Польши с одной сумкой, чтобы увидеться с мужем и родителями, а вечером того же дня закрыли границу. Здесь я работать сейчас не могу, потому что весь инструментарий остался в студии в Польше, а приобрести инструмент, который стоит несколько сотен тысяч рублей, я в этой ситуации не могу себе позволить.

В начале июня в Польше возобновляют работу салоны красоты и тату-салоны, моя фирма официально открывается 8 июня, но попасть в страну я не могу. Вчера со мной связывался работодатель. Они вообще удивлены, что Россия не открыла границы для тех, кто работает в других государствах. В Польше, к примеру, в течение всего этого карантина для людей, работающих там, разрешён въезд при условии 14-дневной самоизоляции.


Евгения, 39 лет:

Я живу в Польше четыре года, официально работаю. У меня есть там квартира, гражданский супруг, с нами проживает ребёнок, и здесь, в Калининградской области, у меня трое детей, тоже есть квартира. То есть часть жизни здесь, часть — там. Полнедели я находилась в Польше, полнедели — здесь, и вдруг всё оборвалось.

Дочка заканчивает 11 класс. Мы планировали, что она будет поступать в Гданьский университет. Понимаете, я не могу в одночасье взять и разрубить свою жизнь пополам. Мы с мужем не виделись уже несколько месяцев, мы просто в шоке, у нас не было ни малейшего предположения, что такое случится.

Хочется обратить внимание, что официальное трудоустройство в Польше гарантирует бесплатное медицинское обслуживание через польский фонд социального страхования, поэтому Российская Федерация не понесёт никаких расходов на лечение и эвакуацию в случае болезни. Те, у кого есть национальные визы, — это люди, которые хотят однократно выехать, работать и содержать свои семьи. Они уволились потому, что их приняли в Польше, и сейчас оказались вообще ни с чем. Там этих людей ждут, там обеспечены все меры. Только вопрос в том, что Россия нас не выпускает. Те, у кого работа в Польше — единственный источник дохода, просят дать им возможность выехать, чтобы они могли содержать свои семьи.

Наша жизнь в Калининградской области тесно связана с Европой. Государство сначала так позволило, а теперь перекрыло нам воздух. Люди годами строили свою жизнь, и теперь мы оказались просто не у дел.


photo03.jpg
Александр Дюйзен, 31 год:

Я работаю водителем-международником в польской фирме. Договор с ней заключён больше чем на год, есть и разрешение на работу. Я оформил очередную визу категории D, то есть национальную, и даже имею на руках подтверждение, что подал документы на вид на жительство в Польше, и этот документ уже готов, только забирать его нужно по месту подачи.

На основании указа я теоретически могу выехать и как водитель-международник, и как человек, у которого есть вид на жительство, но на практике всё это не так. Водителей выпускают из России только на грузовом транспорте, хотя в распоряжении и в дополнении к нему такие условия не прописаны. Подтверждение о том, что у меня готов вид на жительство, для наших пограничников тоже не является документом для пропуска.

В Калининграде у меня жена. Здесь же я должен был продлевать визу. Я приезжал с документами на границу три раза, но мне говорят, что по таким документам проехать нельзя. Чтобы начать работу в России, мне нужно заново пройти обучение на перевозки грузов в РФ и сделать другую карту тахографа, российского образца.


Айсел, 21 год:

Я живу в Польше уже два с половиной года, получаю там высшее образование уровня «бакалавр» в Варшавской школе экономики. В марте я приехала в Калининград к родителям, а выехать уже не смогла.

В этом году я заканчиваю вуз, собиралась продолжить учёбу в магистратуре, меня уже зачислили, но вот как ехать, я не знаю... В Польше уже открылись университеты, и у меня назначен экзамен, я должна присутствовать на нём физически. Я сообщила о своей ситуации университету, но мне отвечают, что это российские законы, и в этой ситуации ничего нельзя сделать. В Польше такая система, что экзамен можно сдавать два раза, а потом назначается пересдача — она проходит в сентябре. Но я бы не хотела, чтобы у меня в дипломе стояла сначала двойка, а потом — вторая оценка. Это отразится на среднем балле. Плюс к этому я даже не знаю сейчас, откроют ли границы в сентябре.

Поскольку для завершения учёбы требуется пройти практику, я устроилась на работу в польский банк, заключила с ним контракт до конца октября. Там тоже просят вернуться, говорят, что не могут долго держать моё место свободным.

Записала Елена Калугина. Фото: Алексей Милованов, Виталий Невар / Новый Калининград; личный архив собеседников

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Тема в развитии


[x]


Искусство фотографии

Главный редактор «Нового Калининграда» о наследии, сохранять которое нам часто кажется слишком сложным делом.