3 года пустоты: что изменилось в здравоохранении после смерти мальчика Серёжи

Все новости по теме: Реформа здравоохранения

21 марта 2012 года в больнице Зеленоградска умер 4-летний Серёжа. После этой трагедии родители маленьких детей написали письмо чиновникам, в котором предложили конкретные решения проблем детской медицины. «Новый Калининград.Ru» выяснил, что изменилось в калининградском детском здравоохранении спустя три года после трагической даты.

Соцопросы в помощь

Общественный совет при региональном министерстве здравоохранения, заседавший в среду, в очередной раз поднял тему проведения социологических опросов в лечебных учреждениях региона.

«Нам нужна объективная оценка ситуации. Когда мы будем её иметь, мы будем принимать правильные решения с точки зрения организации системы здравоохранения. Это поможет нам привлекать врачей, создавать условия, чтобы они приезжали в Калининградскую область», — сказала замминистра здравоохранения Татьяна Николаева.

«Мы провели опрос в психиатрической больнице, опросили пациентов. И все они оценили работу учреждения на „5“, так что у нас это учреждение было лучшим по всем показателям. В итоге мы решили оценку его не проводить», — сказал Литвинов.

Отметим, что региональный минздрав регулярно проводит анкетирование пациентов. Однако, как отметил на заседании совета сотрудник министерства Михаил Литвинов, до последнего времени эти опросы не показывали объективной картины, большая часть учреждений имела весьма высокие оценки, что заставляло сомневаться в достоверности опросов.

По его словам, минздрав разработал новую методику оценки мнения населения по поводу оказываемой медпомощи. Кроме того, рассматривается вариант передать соцопросы профессиональным социологам. На эти цели планируется выделить 540 тысяч рублей.

Необходимость проведения социологических вопросов вызвала скепсис у руководителей региональных учреждений здравоохранения. Начмед Калининградской областной клинической больницы Игорь Вайсбейн, которого неоднократно прочили на пост министра здравоохранения и который от этого поста регулярно отказывался, рассказал, что проблема с очередями возникает не на пустом месте.

«На то количество населения, которое у нас есть, требуется 16 томографов. А у нас их всего два, скоро будет третий. Очередь на обследования есть, — рассказал замглавврача больницы. — В 2006 году у нас было 5,5 тысяч операций в год, сейчас — 13 тысяч операций. Доктора очень загружены. Ведь им нужно не просто провести операции, но еще и оформить большое количество бумаг».

Главврач городской детской поликлиники № 1 Калининграда Лариса Клецкова обозначила основную проблему детских медучреждений — катастрофическую нехватку педиатров. «У нас — 12 педиатров из 21 требуемого», — сказала главврач. По её словам, дефицит кадров в итоге приводит к тому, что в детских поликлиниках возникают большие очереди к врачам.

Региональный минздрав уделяет слишком мало внимания Детской областной больнице, в итоге главное детское медучреждение до сих пор не приведено в порядок. Об этом сказала на заседании общественного совета при минздраве заместитель главврача больницы, заслуженный врач РФ Яна Орехова. «Я отработала в больнице больше 40 лет и думаю, что имею право говорить об этом. Детская больница — позор для области», — сказала она в беседе с журналистами.

На заседании совета врач рассказала, что нормативы площадей в ДОБ в 4 раза меньше, чем требуется. «Родители у нас ночуют под кроватями детей! Операционная находится в приспособленном помещении — немецком сарае», — рассказала доктор. В то же время значительная часть помещений Медсанчасти № 1, известной также как «больница рыбаков», пустуют и приходят в упадок.

Орехова напомнила, что больница получила лишь часть многоэтажного здания, в котором разместилась поликлиника. Вторая часть находится в плачевном состоянии. «Минздрав не знает, что с ним делать. А строители говорят, что оно уже в таком состоянии, что вот-вот рухнет, работы там проводить уже невозможно», — отметила врач.

Всё это заставило журналистов поинтересоваться смыслом работы общественного совета при минздраве и проведения многочисленных соцопросов. «Три года назад в Калининграде прошел пикет родителей, которые давали конкретные предложения по изменению системы детского здравоохранения. Что изменилось за эти три года, если врачей как не было тогда, так нет и сейчас? И если очередь к педиатру в детской поликлинике такая, что нет места даже у стенки — стоять приходится посреди коридора часами?» — спросили журналисты.

Татьяна Николаева сначала не нашлась, что ответить, что неудивительно — она заняла пост замминистра здравоохранения области совсем недавно, после того как возглавляемая ею ранее областная служба контроля качества за оказанием медпомощи влилась в структуру минздрава.

Три года без Серёжи

120427-6609.jpg

4-летний Серёжа умер в больнице Зеленоградска 21 марта 2012 года. Верный диагноз «скарлатина» ему поставили меньше, чем за сутки до смерти. До этого мальчика наблюдал детский врач, его возили в Детскую областную больницу, из которой «отфутболивали» в детское инфекционное отделение больницы на ул. Летней в Калининграде.

Областные и муниципальные власти с 2010 по 2013 год обеспечили жильём 197 медицинских работников. В Калининграде от правительства области квартиры получили более 50 медиков федерального кардиоцентра и 8 врачей (в основном Детской областной больницы). Местные власти выделили медикам 17 квартир. В то же время в одной только детской поликлинике № 1 не хватает 9 педиатров.

Госпитализировать в «инфекционку» его не стали — по рассказам мамы, медики сослались на отсутствие мест. Мальчика отправили лечиться домой амбулаторно, а утром он умер.

Позже бывший на тот момент министром здравоохранения Александр Выговский говорил, что болезнь у мальчика «развивалась неоднозначно». А через несколько дней он покинул пост регионального министра здравоохранения и уехал домой в Санкт-Петербург, чтобы спустя год вернуться в Калининград и занять пост начмеда федерального кардиоцентра.

Поэтому на пикет, который отчаявшиеся родители маленьких детей организовали, чтобы донести до властей свои опасения по поводу ситуации в детской медицине, пришел уже другой чиновник — исполнявший на тот момент обязанности министра здравоохранения Владимир Вольф. Пикет прошёл 27 апреля. Родители и маленькие дети в сквере около памятника Шиллеру зажгли 100 лампадок в память о маленьком Серёже и собрали 200 подписей под письмом, в котором сформулировали свои и предложения.

«100 лампадок в память о маленьком Сереже»: фоторепортаж с пикета в память о погибшем в Зеленоградске мальчике, апрель 2012 года

Письмо было передано в региональный минздрав, и с тех пор прошло уже три года. Владимир Вольф покинул минздрав и ушел в частную клинику. На посту исполняющего обязанности министра уже третий человек — Вероника Карташова. Но проблемы остаются все те же. Педиатров всё так же не хватает. Каким образом региональный минздрав пытается привлечь их в регион — непонятно, ведь служебное жилье правительство области выделяет в основном медикам федерального кардиоцентра. Диагнозы детям по-прежнему ставят без проведения анализов, больницы отправляют малышей в другие медучреждения, так и не поставив верный диагноз. Дежурные врачи в некоторых детских поликлиниках работают по странному расписанию, во время эпидемий дозвониться до медучреждения нереально.

В феврале 2014 года и.о. министра здравоохранения Калининградской области Вероника Карташова выразила надежду, что региональная программа кадрового обеспечения учреждений здравоохранения позволит решить проблемы дефицита медицинских кадров к 2018 году.

Наверное, единственный пункт письма с предложениями родителей, который был выполнен — это возобновление приема на факультет среднего образования медицинского института БФУ им. И. Канта 9-классников, которые должны будут пополнить ряды среднего медперсонала больниц и поликлиник.

Между тем, система детского здравоохранения по-прежнему дает чудовищные сбои. В Советске погибли четыре малолетних ребенка, один из которых — новорожденный. В феврале 2015 года в больнице умерла девочка в возрасте 2,5 лет, диагноз ребенка медики больницы так и не смогли назвать. В октябре 2014 года от менингококковой инфекции умерла девочка, которой было 1,5 года, — малышку отправили из Советска в Калининград на обычной «скорой» «без мигалок», хотя счет шел на минуты. Следственный комитет также возбудил головное дело по этим фактам. Однако детей это уже не вернёт.

Всё это позволяет сделать вывод, что за три года, в течение которых в Калининградской области сменилось три министра здравоохранения, ситуация кардинальным образом, увы, не изменилась. А то самое письмо родителей, ставшее криком отчаяния после смерти мальчика Серёжи из Зеленоградска, вероятно, просто затерялось среди других бумаг и резолюций калининградских чиновников от медицины. Три года,в течение которых многие проблемы можно было бы решить, прошли впустую.

Впрочем, в среду после заседания общественного совета новый замминистра здравоохранения области Татьяна Николаева подошла к журналистам и пообещала ответить на все вопросы, которые будут сформулированы. «Зря вы так. На самом деле сделано много за эти три года. И квартиры врачам дают, и привлекать пытаются. Мы расскажем об этом», — пообещала Татьяна Николаева.


Письмо жителей Калининградской области о проблемах детской медицины, апрель 2012 года

Мы, жители Калининградской области, выражаем крайнюю обеспокоенность в связи со сложившейся ситуацией в системе здравоохранения области. Несмотря на снижающиеся показатели смертности и повышение рождаемости, проблемы в системе здравоохранения, особенно в контексте оказания помощи детям, проявляются с каждым разом все отчетливее.

— В регионе сокращено количество детских стационаров, в оставшихся стационарах сокращено количество койко-мест. С введением программы подушевого финансирования искусственно создавалась картина их нерентабельности, больницы простаивали полупустыми, в то время как родители не могли добиться от поликлиник-фондодержателей направления для своих детей, нуждающихся в госпитализации, что привело к закрытию этих лечебных учреждений.

— Уменьшается количество врачей и младшего медицинского персонала в медучреждениях муниципальных образований. С каждым годом ситуация усугубляется, т. к. приток специалистов не покрывает отток, 37% персонала относятся к пенсионному и предпенсионному возрасту, с их уходом замену найти все сложнее. Многие районы с населением более 4–5 тысяч человек вообще не имеют врачей в амбулаториях и обслуживаются лишь одной-двумя медсестрами.

— Открываются современные медицинские центры с прекрасным оборудованием, но работать в них практически некому — оторванность Калининградской области от «большой» России и отсутствие социальной привлекательности для врачей не дают возможности притока специалистов из других регионов.

— Калининградский медицинский колледж, обучавший младший медицинский персонал после 9 класса общеобразовательной школы, был объединен с медицинским факультетом РГУ (ныне — БФУ им. И. Канта — прим. «Нового Калининграда.Ru»), что привело к острой нехватке среднего медицинского персонала, т. к., получив университетское образование после 11 класса, никто из выпускников не идет работать по специальности в государственные учреждения, в лучшем случае пополняя собой персонал дорогих частных клиник.

— В детских поликлиниках значительно сократилось количество участковых врачей — педиатров. При этом нагрузка на врачей увеличилась в разы и составляет более 1000–1500 детей на участок, что сказывается на качестве работы, а необходимость заполнения врачом на приеме огромного количества документов оставляет еще меньше времени на пациента — не более 2–3 минут. Поликлиники не в состоянии обеспечить все вызовы на дом, особенно в периоды сезонных эпидемий, диагнозы ставятся «со слов» по телефону, так же назначается лечение, что приводит к значительному росту несвоевременно выставленных правильных диагнозов и многочисленным случаям развития осложнений у детей, которые отмечают родители.

— Имеет место острейшая нехватка узких специалистов, в большинстве детских поликлиник отсутствуют многие основные специалисты, такие как отоларинголог, хирург, невропатолог, гастроэнтеролог, окулист и др. В то же время родители не могут добиться направления к врачам-специалистам, работающим в других медицинских учреждениях города, т. к. поликлиники не хотят терять деньги в рамках подушевого финансирования. Диагнозы ставят педиатры при беглом осмотре без обследования, не имея ни достаточной квалификации, ни оборудования — «на глазок».

— Детям не назначаются анализы при постановке диагноза и при выписке, родители вынуждены идти в платные клиники, при этом правдивость анализов часто вызывает сомнения.

— Детям отказывают в госпитализации в стационарные учреждения здравоохранения из-за отсутствия мест, а также по причине неправильно поставленных диагнозов, не проводится отслеживание маленьких пациентов, которых родители на свой страх и риск везут в больницы. Зачастую родители, получив отказ в госпитализации ребенка, вынуждены самостоятельно лечить детей в соответствии с теми рекомендациями, которые получили от врачей-педиатров, однако не всегда эти рекомендации приводят к положительному эффекту, так как диагноз, как правило, ставится врачом бегло и без анализов. Кроме того, в разных клиниках могут поставить разные диагнозы, что вызывает сомнение в квалификации врачей.

— Очереди на бесплатные диагностические обследования (УЗИ, ЭХО сердца и т. п.) составляет полгода-год, некоторые обследования (к примеру, МРТ под наркозом) вообще не проводятся в Калининградской области «по техническим причинам», родителям приходится собирать документы и ожидать квоту на получение помощи за пределами региона.

Из-за нехватки персонала «Скорой помощи» на вызов зачастую вместо врачебной бригады приезжает одна медсестра, в лучшем случае фельдшер. Парк машин «Скорой помощи» морально устарел, в них отсутствует элементарное необходимое оборудование — кислород, стойки для капельниц и т. п. При транспортировке ребенка матери стоят во время движения, чтобы держать в руках капельницу, нарушая все мыслимые правила и нормы. В итоге машина «Скорой помощи» фактически превращается в бесплатное «такси» до больницы.

— При таком состоянии калининградской медицины пышным цветом расцветают только частные клиники и платные службы экстренной помощи, с запредельными ценами за свои услуги, которыми могут воспользоваться только обеспеченные семьи. В итоге больше всего страдают незащищенные слои населения, семьи со скромным доходом, чьи дети вообще не имеют возможности получить качественную своевременную медицинскую помощь.

— Также серьезные проблемы вызывает тот факт, что наша область отрезана от остальной России, и в крайних случаях невозможно срочно доставить ребенка в клинику Москвы или Санкт-Петербурга из-за отсутствия специальной авиации.

— Наши дети практически лишены возможности лечения и профилактического оздоровления в санаториях области и других регионах России. Чтобы получить путевку для ребенка в санаторий, даже при наличии серьезного профильного заболевания, зачастую приходится ждать от одного до полутора лет. Получить же направление в профилактических целях для детей, относящихся к группе риска по данному направлению, практически невозможно. Все это происходит при наличии достаточного количества свободных мест в санаториях.

— В летний период в наших санаториях, число которых сократилось (как, к примеру, несколько лет назад был закрыт детский кардиоревматологический санаторий в г. Светлогорск), отдыхают дети из других регионов, нашим же детям достаются путевки только в осенне-зимний период. Недавно приказом Министерства здравоохранения и социального развития закрыт операционный блок санатория «Пионерский», а период лечения сокращен до 21 дня. В результате такого неосмотрительного решения огромное число детей-инвалидов со всей страны лишены возможности бесплатно проходить качественную реабилитацию.

Один из последних печальных примеров работы системы, которая привела к трагическим последствиям: 21 марта 2012 г. в следственные органы поступила информация о том, что в больнице Зеленоградска скончался 4-летний мальчик Сережа Будиловский. Верный диагноз (скарлатина) ребенку поставили за несколько часов до смерти. Однако до этого мальчика отказались госпитализировать в Детскую областную больницу, затем в детское инфекционное отделение Калининградской центральной горбольницы. Без оказания своевременной помощи ребенку стало хуже, и на следующее утро он умер в Зеленоградской ЦРБ.

Еще один пример: в 2009 году в детской областной больнице не смогли помочь 3-месячному мальчику Георгию Смирнову, у которого был обнаружен серьезный порок сердца. Ребенок умирал в реанимации, медики признали его нетранспортабельным, отказали в перевозке в Москву в Научный центр им. Бакулева. Только внимание общественности помогло «всем миром» собрать средства на транспортировку ребенка в Германию на специальном реанимационном самолете, что позволило сделать мальчику операцию и помогло ему выжить.

Мы считаем, что основной проблемой, из-за которой детям отказывают в госпитализации или не могут помочь в Калининградской области, является сбой в организации системы детского здравоохранения, отсутствие в поликлиниках необходимого числа врачей, диагностического и лечебного оборудования, а также система «подушевого финансирования», из-за которой медики вынуждены смотреть на пациентов через призму «зарабатывания денег», как следствие — сокращение финансирования больниц, сокращение числа коек в стационарных учреждениях.

Мы просим Вас рассмотреть наши предложения, которые касаются изменений системы здравоохранения. Мы понимаем, что в корне изменить ситуацию может только увеличение финансирования системы, обеспечение специалистов служебным жильем. Это поможет привлечь в систему здравоохранения специалистов из других регионов и частного сектора, позволит жителям области доверять здравоохранению и сохранять здоровье и жизнь наших детей.

Наши предложения:

1. Пересмотреть принципы подушевого финансирования, сфокусировав внимание на качестве оказания медицинских услуг, а не на количестве. Отделить от фондодержателей (поликлиник) средства на специализированную диагностику, на профилактические и реабилитационные направления.

2. Ввиду особых условий Калининградской области разработать программу социальной привлекательности для врачей, прежде всего с обеспечением служебным жильем, которое могло бы быть закреплено за специалистами при условии обязательной отработки в течение определенного количества лет. Действующая сейчас практика не обеспечивает даже временным жильем большую часть приезжих специалистов, кроме того, неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие перспективы заставляет специалистов чувствовать себя «гастарбайтерами», не создает мотивации для долгосрочной качественной работы.
Для этого необходима помощь федерального центра, т. к. при огромном числе пустующего выстроенного жилья область может обеспечить покупку единичных квартир в год, тогда как их требуются сотни.

3. Увеличить количество врачей-педиатров и врачей узких специализаций. Всячески способствовать повышению квалификации врачей.

4. Вернуть Калининградскому медицинскому колледжу формат обучения после 9-го класса общеобразовательной школы, что позволит хотя бы частично за счет его выпускников покрыть нехватку младшего медицинского персонала.

5. Оснастить поликлиники дополнительным диагностическим оборудованием, в частности — аппаратурой для проведения Эхо-КГ, УЗИ и др., провести обучение специалистов, чтобы родителям не приходилось каждый раз обращаться в Детскую областную больницу и многими месяцами ожидать очереди, теряя время и возможность избежать осложнений. Просим учесть, что жители Калининградской области лишены свободного передвижения в силу географического расположения, поэтому не могут воспользоваться возможностью обратиться в медицинские учреждения других регионов, как остальные жители России.

6. Предусмотреть обязательное проведение анализов в каждом случае серьезного заболевания ребенка, а также контрольных анализов при выздоровлении.

7. Оборудовать в детских поликлиниках специальные кабинеты для приема больных детей (с температурой и подозрением на инфекционное заболевание) таким образом, чтобы они находились отдельно от других врачебных кабинетов и имели отдельный вход.

8. Отладить систему помощи ребенку в больнице таким образом, чтобы его не возили по разным больницам, а в одной больнице могли бы осмотреть все нужные специалисты. Обеспечить скорейший перевод инфекционного отделения ближе к Детской областной больнице, увеличить число койко-мест в инфекционных боксах детской областной больницы.

9. Документально закрепить перевод ребенка из больницы в больницу, чтобы в случае отказа от госпитализации в одном из учреждений, его обязательно возвращали и госпитализировали в том учреждении, откуда был осуществлен перевод. Наладить коммуникацию между медучреждениями, чтобы помощь больному ребенку была оказана гарантированно и как можно быстрее.

10. Обязать больницы выдавать письменный отказ в том случае, если ребенка отказываются в ней госпитализировать, с обязательным указанием причин.

11. Привести больницы в достойный вид, обеспечить необходимым оборудованием, закупить нормальные кровати и мебель.

12. Проводить регулярные медосмотры детей и подростков в школах с обязательной сдачей анализов.

13. Обеспечить профилактику здоровья детей, в том числе в санаториях и реабилитационных центрах на бесплатной основе.
Прекратить порочную практику имитации нерентабельности лечебно-профилактических учреждений по тому же сценарию, который привел к закрытию областных больниц на местах (выделение финансирования федеральным центром -> отказ в выделении детям путевок при их острейшей востребованности и наличии достаточного числа свободных мест -> ложная «экономия» и возврат средств в бюджет «за невостребованностью» -> создание картины «нерентабельности» -> закрытие важного и нужного учреждения).

14. Отказаться от введенного обязательного 3-го урока физкультуры в школе в связи с тем, что абсолютное большинство школ не имеет для этого материальной базы (дополнительных физкультурных залов и т. п.), в результате чего дополнительный урок физкультуры проводится на улице, практически в любую погоду, или в пыли школьных коридоров, что в итоге вместо профилактики, по наблюдениям родителей, привело к резкому росту заболеваемости у детей. Вместо этого ввести бесплатные дополнительные занятия спортом, активными танцами и т. п. в неурочное время на базе школы, а также вернуть обязательные «физкульт-минутки» между занятиями, что позволит сохранить здоровье наших детей.

15. Открыть круглосуточную «горячую линию» для родителей, детям которых отказано в медицинской помощи, с гарантированным быстрым реагированием и обеспечением помощи.

16. Обратить внимание на проблемы детей-инвалидов в нашей области, которые вынуждены проходить реабилитацию в Словакии или на Украине, собирая для этого десятки тысяч рублей с помощью благотворителей. Оборудовать в Калининградской области центр реабилитации, обеспечить его специалистами с достойной зарплатой и служебным жильем.

Мы считаем, что система подушевого финансирования принесла только один реальный результат — сокращение финансирования здравоохранения. Отказ бюджета от прямого финансирования лечебных учреждений привел к тому, что наши дети не могут получить необходимых обследований из-за того, что медикам даны инструкции «не тратить лишние деньги» медучреждения. При этом мы понимаем, что система уже внедрена на российском уровне и признана состоятельной. Но мы считаем, что ее необходимо реформировать, чтобы наши дети имели возможность получать элементарную помощь, а медики — направлять их на анализы и дополнительные обследования, не экономить на профилактике и реабилитации.

Сохранение здоровья наших детей — это не только заботы и чаяния родителей, это будущее страны. Только здоровое поколение может внести свой вклад в защиту Родины, в обеспечение Пенсионного фонда, в конце концов, обеспечить налоговые поступления и развитие государства.

Мы надеемся, что наше обращение не останется без внимания, и на состояние медицины (прежде всего, детской) в Калининградской области руководство страны обратит должное внимание, не допуская назревающего социального взрыва со стороны населения.

С уважением, жители Калининградской области.

Фото с пикета 27 апреля 2012 года — Кирилл Клейков, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.