«РПЦ проезд запрещен»: почему в области закрывают доступ к памятникам истории


Во вторник жители области сообщили о том, что вход в замок Бранденбург в поселке Ушаково стал платным, а кирха по соседству отныне огорожена шлагбаумами. Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» побывали на исторических памятниках и узнали, зачем руины обнесли заборами и шлагбаумами. 

50 рублей — цена посещения руин замка, 500 рублей стоит экскурсия с гидом. Соответствующая информация размещена на табличке, висящей на заборе, которым обнесены остатки здания. Кстати, забор с тех пор, как мы побывали там в начале марта 2015 года, избавился от внушительных прорех и теперь не готов пропустить каждого желающего. Сторож, вызванный нами по указанному на щитке номеру телефона, открывает ворота дрожащими руками и проводит нас вдоль развалин, переходя от истории замка к истории своей семьи и самого поселка.

«Тут после войны семьи жили, а потом замок разрушился, и съехали. Черепицу городские увезли, она же еще целая была», — рассказывает страж руин. И тут же подчеркивает, что сейчас руины закрыли, потому что «кирпич разворовывали, машинами вывозили». А также «приходили, пили, бутылки бросали». По словам мужчины, работы по разбору завалов в замке продолжаются и сейчас — силами местных жителей и волонтеров. Именно на это уходят полученные от проданных билетов средства, пояснил охранник.  

В РПЦ говорили, что к 2018 году восстановят. Деньги-то [на ремонт] отпускали, но куда они ушли? В прошлом году расчищали, но что тут потратили? Нам 500 рублей в день платили, мы лопаты с рук не выпускали. За эти деньги приезжие не работают ни фига. А где деньги? Карманов-то сколько?

сторож замка Бранденбург

В начале марта 2015 года Михаил Черенков, занимавший тогда должность руководителя отдела по эксплуатации памятников Калининградской епархии РПЦ, заявлял, что средства на работы в замке Бранденбург не получены в связи с кризисом. Ранее РПЦ расторгла договор с нерадивым подрядчиком, который не выполнял условия контракта по восстановлению. 

Сторож рассказывает, что даже на работу трактора, которая стоит тысячу рублей в час, деньги приходится копить. Представители «Школы берейторов», которая и сделала вход платным, планируют расчистить обход вокруг замка, чтобы устроить пеший маршрут для осмотра, при котором посетителям не приходилось бы заходить внутрь памятника. Мечтают они и продавать здесь сувениры, однако боятся, что их быстрее украдут местные жители, чем они будут распроданы, и на эти опасения у организаторов есть свои причины.  

«Мы старались, откладывали и нашли деньги на установку трех камер видеонаблюдения. Но их быстро своровали. И ведь они высоко висели. Но кто-то поставил лестницу и снял их», — поделился руководитель клуба Юрий Пухов. По его словам, вход было решено сделать платным не только для того, чтобы получить символическую помощь на оплату труда работников, которые уже несколько лет присматривают за руинами и помогают приводить их в порядок. Еще одной причиной является безопасность.

«Здесь (в замке Бранденбург — прим. „Нового Калининграда.Ru“) несколько лет назад при сборе кирпича погиб человек под завалами. В Немане 9-летний мальчик упал с руин замка и разбился насмерть. И сейчас что случись — нам придется отвечать», — подчеркнул Юрий Пухов. При этом он отдельно отметил, что окончательное решение о платном входе было принято с разрешения Епархии, а именно — руководителя отдела по эксплуатации памятников Михаила Черенкова, который «дал добро». Сам Михаил Черенков во вторник сообщил корреспонденту «Нового Калининграда.Ru», что пообщаться по телефону сможет лишь завтра. Здесь любопытен тот факт, что викарий Калининградской епархии РПЦ епископ Серафим ранее отмечал, что Черенков больше не работает в РПЦ. Более того, сам сотрудник упоминал о том, что больше не занимает пост в Епархии. В этой ситуации во второй половине дня во вторник начали разбираться в пресс-службе Епархии, пообещав предоставить комментарии позднее. 

В 2013 году корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» обнаружили в кирхе лишь запустение, забытые могилы и семейство ворон, обитающих на крыше того, что осталось от башни. 

Еще одна преграда — металлические шлагбаумы — появилась у проезда к руинам кирхи, стоящим напротив замка. На красных шлагбаумах — двусмысленная надпись: «РПЦ проезд запрещен». В итоге непонятно, то ли РПЦ запретили въезд, то ли РПЦ запретила. Эта загадка разрешилась куда быстрее. По словам Юрия Пухова, который знаком с местным священником, шлагбаумы были установлены на средства спонсоров в связи с тем, что башню кирхи люди использовали и как свалку, и как туалет.  

Это далеко не первый случай, когда руины культового сооружения превращали в отхожее место, но один из немногих, когда доступ любителям оставить свой след пытаются хоть как-то ограничить. Другим памятникам повезло значительно меньше. Там и скот пасут, и люди не гнушаются гадить. Одна надежда на неравнодушных людей и нового главу Службы охраны памятников, которого сейчас выбирают в региональном правительстве. Лишь бы у каждого рушащегося здания не поставили забор и охранника-кассира, забыв о других методах сохранения исторического и культурного наследия.

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.