В сандалиях и босоножках: где берут начало грязные лужи на набережной Трибуца

После того, как ливневая канализация на недавно открытой после реконструкции набережной Трибуца показала свою неспособность оперативно справляться с сильными дождями, мэрия Калининграда постаралась убедить горожан в том, что грязные лужи на неровной плитке им лишь чудятся. «Новый Калининград.Ru» вновь вспомнил сложную историю реконструкции лишь затем, чтобы констатировать: лужи — далеко не самое печальное, что может приключиться с набережной.

«Никто не выражал никакого недовольства»

В выходные в Калининградской области была тридцатиградусная жара. Что для региона, даже летом, дело пусть не самое обыденное, но и не уникальное. А в понедельник в Калининграде грянул проливной дождь. Что для местного лета куда как более привычное явление. Когда дождь прошёл, часть городских улиц оказалась подтопленной. Это, в свою очередь, совсем уж привычный факт: ливневая канализация в областном центре — не самое сильное место.

Новация тут только одна: впервые мощный летний ливень встретила открытая в мае 2015 года после реконструкции набережная имени адмирала Трибуца. На плитке, выложенной неким особенным, калининградским образом, образовались лужи, которых при соблюдении технологий быть не должно. В них потоки воды принесли со склонов-газонов землю, отчего просто лужи превратились в лужи грязи. Это, в общем, неудивительно: вода на набережной стояла по несколько дней после дождя и весной; дренаж ливневых вод осуществлён так же, как и укладка плитки — оригинальным способом.

Вода стекала по наклонной поверхности съезда, не имея никаких препятствий на своем пути, как, впрочем, и должно здесь быть для обеспечения нормального проезда «скорой», пожарной машины, транспорта для технологического обслуживания променада.

Из пресс-релиза мэрии Калининграда.

В мэрии города, впрочем, решили, что быть такого не может, чтобы в Калининграде что-нибудь где-нибудь подтапливало. Особенно — открытую чуть больше месяца назад набережную, обошедшуюся бюджетам разных уровней (в основном — федеральному) аж в 600 с лишним миллионов рублей. Вечером того же дня мэрия распространила заявление, согласно которому всех очевидцев грязных луж, включая журналистов, постигло одновременное помутнение разума и приступ галлюцинаций.

Зато чиновники, отправившиеся на набережную по первому же зову «неравнодушных калининградцев», увидели всю правду-истину. Описание которой удалось муниципальному автору особо.

«Люди гуляли по променаду, большинство из них были в сандалиях и босоножках. Ногам в открытой обуви ничто не угрожало: клинкерная плитка практически на всем протяжении пешеходной зоны мгновенно высохла. Радовала глаз набережная и своей чистотой, не было мусора ни на променаде, ни на велосипедной дорожке. Несмотря на то, что было уже около пяти часов вечера, в урнах по пальцам можно было пересчитать бутылочки из-под колы, минеральной воды, обертки от конфет и печенья. Там, где на пути дождевых потоков со склонов от велосипедной дорожки перед променадом оказался парапет, ливнёвка легко справилась с задачей. Посуху передвигались и люди по велосипедной дорожке: кто на своем двухколесном транспорте, кто катил перед собой детские коляски, кто пешком. Никто не выражал никакого недовольства», — сообщает нам сайт мэрии.

Не будем останавливаться на том, с чего вдруг по велосипедной дорожке аки посуху передвигаются одновременно велосипедисты, пешеходы и даже родители с колясками. Хотя именно это особенно интересно. Учитывая, что сооружена эта славная дорожка так изящно, что разъехаться на ней не могут даже два велосипедиста. Остановимся лучше на самой набережной. Ведь в ней, как в капле грязной дождевой воды, отражается вся местная специфика бурного освоения бюджетных средств деловитыми чиновниками. В сандалиях и босоножках.

2.jpg

Точка столкновения интересов

Началась эта забавная история ещё в 2011 году, когда тогда ещё не мэр, но глава Калининграда Александр Ярошук пообещал, что набережная адмирала Трибуца будет реконструирована к 2014 году. Градоначальник порадовал зрителей главного рупора муниципальной власти, программы «Главный час» на телеканале «Каскад», тем, что реконструкция набережной протяженностью почти полтора километра, от моста на улице Октябрьской до Литовского вала, вошла в Федеральную целевую программу развития Калининградской области.

Спустя без малого год проектная документация получила одобрительное заключение госэкспертизы. Ещё не вошедший во вкус городской власти полностью Артур Крупин, занимавший пост замглавы комитета строительства, оценил стоимость работ в почти что миллиард рублей. Сроки, правда, сдвинулись уже тогда. 

Крупин прогнозировал срок реконструкции в три года. Почти как и получилось на практике, за небольшим исключением. За это время удалось реконструировать лишь три очереди из пяти.

Но не стоит забегать вперёд. Началу работ предшествовала увлекательная череда торгов. Попытки конкурсного агентства Калининградской области (ведь это объект ФЦП) отторговать контракт на реконструкцию набережной продолжались долго и болезненно. Участники торгов заваливали антимонопольную службу жалобами на нарушения, проверки выявляли недочёты в конкурсной документации, результаты аукционов отменялись один за другим. «В ситуации с ремонтом Трибуца за счет бюджета столкнулись интересы трех финансово-промышленных групп», — отмечала тогда глава местного управления ФАС Ольга Боброва.

Битва продолжалась с декабря 2012 года до середины лета 2013 года. Логично предположить, что в результате такой скрупулёзной селекции должен был быть выбран лучший, практически идеальный подрядчик. Тем более что контракт на реконструкцию набережной был признан третьим по величине в 2013 году среди всех государственных и муниципальных закупок в регионе. Одержав победу в многоуровневом противостоянии, генподрядчиком стала столичная компания «Мосинжстрой». Она снизила цену работ почти на пятую часть, и муниципальный контракт был отторгован за 521 млн рублей против оригинальных 630 млн. Другое сокращение было куда более болезненным — сокращение сроков работ. Оригинальный контракт предполагал завершение реконструкции за 21 месяц, но подписал его «Мосинжстрой» всего за 5 месяцев до срока сдачи.

3.jpg

В сложном положении

Подрядчику пришлось напрячься. Да так сильно, что недолго было и надорваться. Вначале проблемы с реконструкцией пытались изобразить как объективные: на месте работ как нельзя кстати обнаружились некие «неучтенные проектом коммуникации». Срок сдачи удалось сдвинуть на полгода, но это «Мосинжстрою» не особо помогло. Оказалось, что ещё летом 2013 года у этой компании случились серьёзные проблемы с кредитной задолженностью, а правительство Москвы, ранее исправно снабжавшее компанию заказами, ополчилось на неё за невыполненные условия контрактов аж 2003 года. В итоге, калининградский подряд, как писал «Росбизнесконсалтинг», стал для «Мосинжстроя» единственным за весь год при убытке в 554 млн рублей, а кредитный портфель компании к этому моменту составлял уже 7,5 млрд рублей.

Какое-то время представители «Мосинжстроя» изображали хорошую мину, заверяя, что «компания постарается выполнить все взятые на себя ранее обязательства, и объект в Калининграде в том числе». Такие речи они вели даже тогда, когда в апреле 2014 года генподрядчик уже принял решение о ликвидации компании из-за ее «сложного финансового положения». К этому моменту «Мосинжстрой» уже допускал невыплаты субподрядчикам, однако власти делали вид, что не замечали происходящего. Правда, не все: ещё в ноябре 2013 года вице-премьер областного правительства Юрий Федяшов заявлял, что контракт с «Мосинжстроем» нужно расторгать. Но его голос не был услышан за гулом радостных реляций. За четыре месяца до заявления о ликвидации компании-генподрядчика Николай Цуканов, посетив стройплощадку, заявил: «Строительство на набережной Трибуца ведется достаточно динамично». Губернатор пообещал: используемые здесь технологии будут заложены в техзадание при проектировании других объектов к ЧМ-2018. Правда, спустя месяц корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» не удалось найти на стройке и намёка на активность. А спустя ещё два месяца и самого «достаточно динамичного», отобранного с таким трудом генподрядчика попросту не стало.

Банкротство «Мосинжстроя» было не столь заметно лишь потому, что происходило на фоне краха другого «чемпиона господряда» в Калининградской области, омской компании «Мостовик». Ей некогда достался подряд на проектирование стадиона к ЧМ-2018, однако выполнить работу до конца омичам было не суждено. У «Мостовика» точно так же «внезапно», как и у генподрядчика на Трибуца, обнаружилась задолженность на сумму, оцениваемую чуть ли не в 40 млрд рублей. Там оптимизма также хватало. К примеру, вице-премьер областного правительства Александр Рольбинов утверждал, что на обязательства, которые компания «Мостовик» должна выполнить в Калининградской области, судебная тяжба не повлияет. «Ну-ну», — ухмыльнулась история.

К этому моменту объем выполненных работ на набережной оценивался лишь в 34 процента. Да и те выполнил вовсе не «Мосинжстрой», а основной субподрядчик — компания «Юггазнефтеснаб». Задолженность перед этой структурой генподрядчик допустил чуть ли не на 100 млн рублей. Чиновники делали большие глаза. 

Тот же Артур Крупин, который на Новый год вместе с губернатором констатировал «достаточно динамичное строительство», теперь с удивлением обнаружил, что «Мосинжстрой» был лишь прокладкой между бюджетом и субподрядчиками. Прокладкой, впитывавшей массу денежных средств.

Именно «Юггазнефтеснабу» досталось право завершить работы. Сделать это, конечно, было невозможно ни в оригинальные сроки, ни в продлённые; ни в декабре 2014 года, ни в феврале 2015. Председатель горсовета Андрей Кропоткин в июне прошлого года угрожал «Юггазнефтеснабу», что компания не получит других контрактов в Калининграде, если не выполнит условия нынешнего. Это было, пожалуй, единственным заявлением со стороны городских властей по поводу ситуации на Трибуца, имевшим отношение к правде. Ещё не сдав первую очередь набережной, «Юггазнефтеснаб» попытался подзаработать и на второй очереди, где генподряд достался местной «Балтийской строительной компании». Хорошо известной своими трудами по обустройству набережной Верхнего озера и перекладке брусчатки на Тельмана. Но в апреле у «Юггазнефтеснаба» привычно внезапно появились «финансовые сложности», и от продолжения работ её оттеснили.

4.jpg

«На „два“»

Ленточку на набережной, в итоге, разрезали, но впечатление осталось подпорченным. Прямо в торжественный день сдачи первой очереди Александр Ярошук оценил благоустройство новостроя «на „два“». Спустя месяц с небольшим Николай Цуканов обнаружил, что «сейчас набережная практически вся разбита: лавки, скамейки, фонари, разобраны лестницы», да и вообще — отсутствует управляющая компания, ответственная за содержание набережной Трибуца в порядке. Велодорожка, на которой не могут разъехаться двое велосипедистов, отделяющая набережную от жилых домов дорога, которая может называться таковой лишь номинально, а также прочий миллион недоделок лишь добавляют шарма этой милой истории освоения выделяемых федеральным бюджетом на обустройство города к 2018 году сотен миллионов рублей. Которые вскоре могут превратиться в десятки миллиардов. 

История с набережной хороша именно тем, что она — локальна и компактна, её можно изучить, понять, оценить и ощутить на её примере размах и изящество государственного управления. 

Традиционно низкие темпы освоения средств, выделяемых в рамках ФЦП развития области, в правительстве регулярно объясняют поздними сроками получения финансирования. Но какое отношение имеет к истории с «внезапным» банкротством генподрядчика политика Минфина? Которая, при этом, новостью не является ни для кого — ни для заказчиков таких вот проектов, ни для тех, кто за них берётся.

К чему «Новый Калининград.Ru» уже не в первый раз с маниакальным упорством пересказывает полную драматичных поворотов, абсурдных заявлений и парадоксальных фактов историю реконструкции первой очереди набережной Трибуца? Сказать по правде, было бы очень неплохо, если бы на методы, которыми чиновники областного и муниципального уровней осваивают падающие им на головы деньги, обратили, наконец, внимание правоохранительные органы. Простора для работы здесь хватает. Но подобная задача достижима с трудом, особенно — в нынешней непростой политической ситуации. 

Так что придётся надеяться на малое. Что чиновники, участвовавшие в этом эпохальном проекте, отдававшие многомиллионные контракты подрядчикам в предбанкротном состоянии, обещавшие невозможное и видевшие «динамичное строительство» там, где им и не пахло, хотя бы перестанут рассказывать людям о том, что грязные лужи, возникающие из-за криво уложенной плитки и нежизнеспособного дренажа свежеоткрытой набережной после первого сильного дождя, им просто мерещатся. 

Что плитка «мгновенно высыхает», а по велосипедной дорожке, распевая весёлые песенки, катят коляски с детьми счастливые родители в сандалиях и босоножках. Потому что это уже явный перебор. И недовольство, в итоге, кто-нибудь да выразит.

Фото — Максим Корончик, Виталий Невар «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алексей Милованов , главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.