«Нечистый» бизнес: как и где в Калининграде научились зарабатывать на отходах

Все новости по теме: Малый и средний бизнес

В Калининградской области уже больше десяти лет формируется индустрия по переработке твердых коммунальных отходов. На сегодняшний день она насчитывает более 50 предприятий. Все они созданы при помощи частных инвестиций и вопреки государственной и региональной экологической политике. В четверг корреспондент «Нового Калининграда.Ru» побывал на нескольких предприятиях, «делающих деньги» из мусора, и узнал об еще одной возможной точке роста экономики региона.

Это знакомство стало возможным благодаря семинару для школьных учителей, который был организован «Региональным союзом переработчиков отходов Калининградской области». Такова сегодня ситуация — переработчики сами вынуждены заниматься и подготовкой нормативно-правовой базы функционирования отрасли по обращению с отходами, и поиском сырья для своих предприятий, и борьбой с нелегальными свалками, и просвещением населения.Импортозамещение не получается

Встречи в школах, с общественными организациями, экскурсии, семинары уже стали обыденностью для тех, кто, по идее, должен думать о повышении нормы прибыльности собственного производства и его модернизации. Поэтому руководители предприятий давно превратились в заправских лекторов и экскурсоводов. Сами производственные площади компаний не раз становились площадками для практических занятий для тех, кто впервые слышит о существовании индустрии работы с отходами.

«В странах ЕС нет такого понятия как мусор. Речь идет только об отходах, которые можно использовать в качестве вторичного сырья. Поэтому когда профессионалы видят наши свалки, видят, как граждане обращаются с бытовым мусором, то очень сильно удивляются. Мы по сравнению с Германией и нашими соседями Польшей и Литвой только в начале пути», — поведал учителям заместитель «Регионального союза переработчиков отходов Калининградской области» Марк Балановский перед началом экскурсии на предприятие, которое специализируется на переработке бумаги и упаковочных материалов.

При этом оно не занимается глубокой переработкой данных видов отходов. Его миссия и источник пока скромных доходов — это минимальная сортировка, очистка и прессовка в брикеты для последующей продажи в Литву.

«В конце 1990-х — начале 2000-х годов в этом государстве были реанимированы предприятия перерабатывающего направления, которые функционировали с советских времен. На калининградских отходах (бумаге, пластике, упаковке) были заработаны колоссальные состояния, и заработала индустрия. Они принимают не только наши отходы, но продукты деятельности потребителей и предприятий из Латвии, Эстонии. Какие-то они перерабатывают у себя, какие-то дальше отправляют в Германию, Польшу», — отметил директор предприятия Вадим Зигура.

Всего его компания в сутки может переработать более 20 тонн различных отходов: бумагу, картон, полиэтилен. На предприятии на сегодняшний день трудятся 60 человек. «Технологическим сердцем нашего цеха на протяжении последних лет являются сортировочная линия и пресс. Все это голландское оборудование», — продолжил свою экскурсию Вадим Зигура.

_NEV7707.jpg

После этой реплики сразу же поступил вопрос от одной из учительниц про импортозамещение: «Не поверю, что в России не научились делать хорошие станки для переработки отходов».

«Может быть, и научились, но в производстве важнее всего соблюдение технологий и стандартов качества. Голландцы знают, что для создания такого оборудования, чтобы оно прослужило как минимум лет 15, необходима такая-то марка стали, такие-то конструктивные решения. Наши, если честно, производят только для того, чтобы побыстрее продать — и никаких гарантий», — ответил глава предприятия по переработке упаковочных материалов.

Нет никаких гарантий, условий для развития для таких предпринимателей и от региональных властей. «Иногда, кажется, что лучше было бы, чтобы они нас совсем не замечали, не придумывали для таких, как мы, новые административные препоны, на преодоление которых тратишь уйму времени и сил», — поделился своим видением мер региональной поддержки Вадим Зигура.

По его словам, при правильной постановке дела 70–80% имеющегося на свалках мусора — это и есть различные виды упаковки — могут быть полностью переработаны в регионе. «Для этого необходимо еще два таких предприятия, как наше, и правильная организация сбора мусора. Сегодня мы работаем в основном с крупными предприятиями, с населением — только начинаем. Если был бы поток сырья, то это был бы уже другой масштаб», — пояснил глава компании.

Пока мы разговаривали, а учителя изучали содержимое склада продукции (разрезанные тиражи бесплатных рекламных журналов, бухгалтерские архивы, тонны офисных документов, тетрадок), спецтранспорт загрузил фуру брикетами разрезанных газет. Она, как и десятки других, отправленных с этого предприятия, предназначена для литовских заводов. В ближайшее время туда поедет и фура спрессованной бумаги, сданной калининградскими школами в рамках акции «Эко-марафон».

«Безусловно, выгоднее оставлять это сырье здесь и перерабатывать его в конечную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Но пока так. Как только заработает закон о региональном операторе и заработает система обращения с отходами целиком, то появятся новые производства, новые рабочие места и повысится уровень переработки с нынешних 1,5–3%», — рассказал Марк Балановский.

Шины, шампуни и прочие превращения

_NEV7746.jpg

По словам Марка Балановского, в 2016 году только появятся контуры этой системы. «2016 год, скорее всего, будет переходным. Региональный оператор, как связующее звено всей схемы обращения с твердыми коммунальными отходами, так и не появится. Пока нет очень многих регламентирующих документов. Всего есть 3 из 35 необходимых для запуска этой системы. Это закон о лицензировании деятельности по обращению с отходами, постановления о размере коэффициента экологического сбора и территориальной схеме размещения пунктов сбора отходов. Нет главного документа — регламента по определению регионального оператора. Будем следить и оперативно реагировать на изменения в законодательстве»,— отметил Балановский.

При этом власти других регионов России не стали ждать появления этого закона и серии нормативных актов, а создали собственную систему глубокой переработки отходов, которые принимают и от предприятий, и от населения. Лидером в этом направлении, по мнению Марка Балановского, является Кемеровская область. «В этом регионе еще в 2009 году были сформулированы все необходимые нормативные документы, предприятия получили льготы, преференции. В итоге сегодня в этом регионе работают сотни компаний в сфере обращения с отходами. Эти предприятия производят из отходов и продают на рынке более сорока видов продукции. В нашем регионе таких компаний не более 60. Они могут производить только 10 наименований товаров», — рассказал заместитель «Регионального союза переработчиков».

В частности, в области производят защитные покрытия для детских и спортивных площадок. Их делают из крошки, получаемой после полной переработки автомобильных покрышек. Занимается этим уже более восьми лет компания Вадима Мусина. Производственный цех, который способен переработать более 5 тысяч тонн автомобильных колес, расположен на территории бывшего Калининградского целлюлозно-бумажного комбината. Обслуживают его три оператора, один сменный электрик и один технолог. При этом, по словам руководителя этой компании, они могли бы перерабатывать значительно больше, но не хватает сырья.

«В 2013 году, по данным Федеральной таможенной службы, в регион ввезли 42000 колес, вывезли чуть больше 1 тысячи. Куда исчезли остальные? Сегодня предпринимателям выгоднее закопать шины в лесу, отвезти на свалку, чем сдавать их нам. Штрафы минимальны. Стимулов нет. Поэтому мы имеем, что имеем».

Вадим Мусин, директор предприятия, занимающегося переработкой шин

Из-за этого ему или его коллеге, Вадиму Зигуре, например, нет смысла вкладываться в обновление оборудования, расширение производства и ассортимента продукции.

По этой же причине, например, помимо тонн покрышек, которые могли бы превратиться снова в нефть, в крошку для асфальта, шланги или трубы, в регионе ежегодно закапываются в землю сотни тонн битого стекла. Между тем, битое стекло можно превращать в песок.

«Знаете, сейчас самая передовая страна в плане обращения отходов не Германия или Франция, а Польша. В ней позже всех среди стран ЕС стали заниматься технологиями по конечной переработке отходов. Благодаря этому они стали использовать самые передовые технологии и вырвались вперед. Мы ездим к ним учиться и стараемся использовать их опыт», — поделился Марк Балановский.

Пока он рассказывал о передовом опыте соседней страны, экскурсионный автобус несся по Московскому проспекту. В этот момент недалеко от здания Калининградской художественной галереи двое пожилых людей выносили из подвала бытовой мусор и вываливали его на газон.

«Как же так можно?!» — возмутился один из экскурсантов.

Текст: Станислав Пахотин

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.