«Дворец-онкоцентр» не спасет: почему в Калининграде люди погибают от рака

Все новости по теме: Онкоцентр

Во вторник общественная палата провела круглый стол, посвященный ситуации с оказанием в Калининградской области онкологической помощи. Одной из причин для его проведения стала, в частности, публикация «Нового Калининграда.Ru», в которой родные умершего от рака 65-летнего калининградца рассказали о том, с чем им пришлось столкнуться.

Минздрав не согласен

«Новый Калининград.Ru» в мае написал о трагической истории семьи Мартыновых. Супруга умершего мужчины рассказала, что её муж проходил диспансеризацию, но врачи не увидели ничего угрожающего его жизни. Затем Владимир Мартынов еще трижды ходил к терапевтам, и ему каждый раз ставили диагноз «хронический бронхит». Когда бывшего моряка наконец отправили в диагностический центр к онкологу, ему пришлось сидеть в очередях, ждать анализы, дожидаться, когда его лечащий врач выйдет из отпуска. В итоге он умер в конце марта в мучениях, так и не получив помощи.

Родственники Владимира Мартынова утверждали, что сдавали анализы в частной клинике, и там мужчине был поставлен диагноз «рак», однако в диагностическом центре анализы попросили пересдать.

Министр здравоохранения Калининградской области Людмила Сиглаева в официальном ответе «Новому Калининграду.Ru» рассказала, что клинический разбор оказания помощи Владимиру Мартынову был проведен в конце мая. «В 2015 году необходимый осмотр, исследования и назначения лечения пациенту были проведены своевременно и в полном объеме. После этого за помощью в государственные учреждения здравоохранения он не обращался более 4 месяцев, — говорится в ответе. — В связи с запоздалым обращением в 2016 году время было упущено, у него развился комплекс заболеваний, отличавшийся сложностью диагностики и неблагоприятным прогнозом, в результате чего наступил летальный исход».

Клинический разбор также показал, что результаты обследования пациента в частных медицинских организациях были рассмотрены и приняты к сведению врачами областной больницы, поэтому заявления об их неприятии являются некорректными, утверждают в минздраве.

Однако после публикации «Новый Калининград.Ru» получил большое число обращение от жителей Калининградской области, которые утверждали, что ситуация с оказанием онкологической помощи в регионе именно такая, как описывалось в статье: больные раком люди вынуждены часами сидеть в очередях у онколога, долго время ждать результатов анализов и назначения лечения.

По всем направлениям

На заседании круглого стола во вторник глава рабочей группы по здравоохранению общественной палаты Галина Перцева рассказала, что представители общественности серьезно проанализировали ситуацию с оказанием онкологической помощи и пришли к выводу, что проблемы начинают возникать на уровне поликлиник. По её словам, у врачей-терапевтов и гинекологов отсутствуют знания о проявлениях рака, и они даже не знают, куда направлять пациента с подозрением на опасный диагноз.

Галина Перцева рассказала, что общественники подготовили проект приказа, который касается порядка оказания помощи, а также рекомендации врачам по поводу того, как выявлять рак и куда направлять пациентов с онкологией. И если минздрав посчитает нужным, то может этим проектом приказа воспользоваться.

Кроме этого, добавила Перцева, общественная палата проанализировала больше тысячи направлений на магнитно-резонансную томографию (МРТ) и компьютерную томографию (КТ) и пришла к выводу, что направления выдаются «всем, кому не лень». «В итоге создается очередь из бесполезных направлений. А люди, которые нуждаются в исследованиях, не могут на них попасть», — отметила Перцева. По её словам, общественная палата предлагает четко прописать правила для врачей и указать, в каких случаях нужно давать направления на МРТ и КТ.

IMG_4761.jpg

Представлявшая на круглом столе минздрав заместитель министра Татьяна Николаева рассказала о том, как в настоящее время обстоят дела с заболеваемостью онкологией в Калининградской области.

В Калининградской области по состоянию на 1 января 2016 года на учете стояло 23848 онкологических больных. У 3302 человек рак был выявлен впервые. Выявляемость онкозаболеваний в Калининградской области составляет 4,9%, в том время как среднероссийский показатель — 21%. «Онкологическими заболеваниями болеют 137 детей, у 10 из них онкология выявлена впервые», — отметила Николаева.

Она сообщила, что среди взрослого населения на первом месте — рак молочной железы (14,6%), на втором — меланомы (12,9%), на третьем — рак кишечника (12%). 48,7% случаев выявляются на второй стадии заболевания. В 2015 году смертность от онкозаболеваний в Калининградской области снизилась на 11,5%.

Минздрав Калининградской области создает в регионе трехуровневую систему оказания онкологической помощи. Первый уровень (первичная медико-санитарная помощь) — это фельдшера, акушеры-гинекологи, врачи общей практики, терапевты и хирурги, задача которых — проявлять настороженность по поводу онкологических заболеваний. Для ранней диагностики создана система диспансеризации населения.

Второй уровень — районные врачи-онкологи. Однако с этим уровнем в регионе не все в порядке, поскольку врачей-онкологов, как и остальных, в Калининградской области дефицит. «Поэтому такие специалисты пока есть только в 6 муниципальных образованиях», — признала замминистра. Причем выяснилось, что ставки для врачей-онкологов вводят сами лечебные учреждения. В частности, главврач Полесской районной больницы Ольга Краснова рассказала, что отправила молодого врача-хирурга на переподготовку, и теперь в больнице будет свой штатный онколог.

Третий уровень — Калининградская областная клиническая больница, где создано диспансерное отделение для онкобольных и стационар, где их оперируют.

«Также в регионе активно работает онкологический консилиум, который устанавливает диагноз и назначает лечение больным, — добавила Николаева. — Перебоев с лекарственными препаратами в последнее время не было». Кроме того, по словам замминистра, идет активная работа по подготовке онкологов с мединститутом БФУ им. И. Канта, приезжим врачам дают служебные квартиры и проч. проч.

«Мы работаем по всем направлениям», — заверила заместитель министра.

По словам Николаевой, очень скоро в Калининградской области будут ликвидированы проблемы с лабораторией, исследующей гистологический материал — в течение двух месяцев планируется ввести патологоанатомический корпус Калининградской областной больницы, для которого уже закуплено современное оборудование и приглашены пять специалистов высокого уровня.

«Надеюсь, через два месяца новая мощнейшая лаборатория уже начнет работать и исследования будут делать гораздо оперативнее, чем сейчас. Три года для нас этот вопрос был болью, самое большое число обращение было именно по поводу длительного срока ожидания исследований, без которых невозможно установить окончательный диагноз», — сказала замминистра.

Татьяна Николаева также рассказывала про то, что в Калининград из Санкт-Петербурга приезжали специалисты, которые проводили осмотр женщин в городской клинической больнице на Летней. «За 4 дня специалисты осмотрели более трех тысяч пациенток по поводу рака молочной железы. Поэтому говорить, что население пассивно, — это неправда. Желающих много», — констатировала она.

Центр для женщин

Глава общественного совета при минздраве, руководитель общественной организации перенесших рак груди женщин Лидия Чашина оптимизм заместителя министра заметно остудила. «Настороженность должна быть у самих жителей. Женщина должна сама знать себя, проводить самообледование, регулярно делать УЗИ и маммографию, — начала Лидия Чашина. — И мне удалось увидеть, как проходил тот день открытых дверей в нашей поликлинике. В коридоре была давка, женщины лезли друг другу через голову. Врач их осматривал и все равно отправлял к нам на четвертый этаж, где стоит маммограф».

Лидия Чашина рассказала, что в Калининградской области есть всего 22 маммографа для диагностики рака молочной железы. Но все они — аналоговые, то есть на снимки требуется много времени.

«Наш маммограф в поликлинике на Летней принимает 8 человек в день. Он должен работать в две смены, но нет кадров. Очередь на маммографию — до сентября. Женщины хотят идти на диагностику, но их не могут принять. Понятно, что когда-то построят онкологический дворец-онкоцентр, но он не для диагностики. Нам нужен цифровой маммограф, который мог бы делать гораздо больше исследований, — сказала Лидия Чашина. — Про меня часто говорят, что я из года в год говорю одно и то же. Но ничего не меняется. Женщины погибают. Поэтому я и не перестану говорить».

Тезис о том, что строительство онкологического центра не сможет изменить в корне ситуацию с заболеваемостью раком в Калининградской области, поддержали и другие представители общественных организаций. Они также обратили внимание, что жителям Калининградской области нужно самим регулярно появляться у врачей, для чего по телевидению должны крутиться соответствующие социальные ролики.

«Что же касается онкоцентра, можно хоть дворец построить. Но когда в этот дворец из районов будут приходить люди с четвертой стадией заболевания… Нужно идти в первичное звено!» — заявил в декабре 2015 года на первом медицинском форуме начмед областной больницы Игорь Вайсбейн, и зал встретил его заявление аплодисментами. Было понятно, что Вайсбейн прав — при отсутствии в районных больницах онкологов, которые будут выявлять рак на ранних стадиях, ситуация вряд ли изменится, даже если в регионе построят суперсовременный онкологический центр.


Главврач Полесской ЦРБ Ольга Краснова обратила внимание на то, что многие жители отдаленных сел не бывают у врачей годами — просто не могут доехать из-за отсутствия транспортной доступности. Она предложила организовать передвижной гинекологический кабинет, чтобы специалисты выезжали на село и проводили там осмотры.

Гинеколог-эндокринолог Наталья Бахалова рассказала, что в Калининградской области есть 25 кольпоскопов для диагностики рака шейки матки, но в диагностическом центре областной больницы такого оборудования нет. «Необходимо создать центр для женщин на базе областной больницы, чтобы гинекологи направляли туда на диагностику своих пациенток», — сказала Бахалова.

Её поддержал Александр Пашов, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии БФУ им. И. Канта. «Понятно, что в близкой и средней перспективе онкологического центра у нас не будет, но принимать меры нужно уже сейчас. Заболеваемость раком шейки матки в Калининградской области — выше среднероссийской. 48% случаев — запущенные. Каждая третья пациентка приходит с 3–4 стадией рака. 60% из них — это жительницы села, — рассказал Пашов. — В диагностическом центре в областной больнице есть 20 коек онкоурологии и 1 консультирующий специалист — и очередь на три месяца вперед. Это же просто кошмар!».

Пашов рассказал, что медики уже не раз давали предложение открыть специальный центр для женщин, куда бы направляли пациенток с подозрением на онкологию и другие женские заболевания. «На базе этого кабинета можно было бы проводить сохраняющие операции, обучать врачей-гинекологов, чтобы они работали по единой технологии, — утверждал Пашов. — Проект приказа три раза уже создавался, его согласовал главный акушер-гинеколог… Мы приносили… Нужно только управленческое решение, ведь все есть, и даже оборудование. Но приказ до сих пор не подписан!».

Заместитель министра здравоохранения Татьяна Николаева этой новости весьма удивилась и пообещала разобраться, что произошло с приказом по поводу создания центра для женщин. «Думаю, если со всеми согласовано….» — почти пообещала она положительный результат.

Хоспис и дети

Заведующая онкогематологическим отделением Детской областной больницы Ирина Гончарова подняла тему дороговизны лекарственного обеспечения больных раком детей и вновь затронула больную тему отсутствия детского хосписа.

Здание хосписа

«Все диагнозы мы сегодня подтверждаем в федеральном центре. И есть проблема с диагностикой — раньше родители сами возили материал на исследования в Москву и Санкт-Петербург, и им оплачивалась дорога и исследование, которое достаточно дорогостоящее. Теперь мне пришло обращение, что исследование не оплачивается, родителям нужно платить самим», — рассказала Гончарова. Заместителя министра здравоохранения эта новость удивила. Она сказала, что исследования должны оплачиваться по линии ОМС, и пообещала разобраться в ситуации.

«Наши дети получают очень тяжелое лечение — высокодозную химиотерапию. Все препараты очень дорогие, и Детской областной больнице приходится трудно… Государство не может обеспечить всеми препаратами. У нас есть центр „Верю в чудо“, они помогают по мере возможности, спасибо ему огромное. Но хорошо бы организовать фонд, который мог бы нам помогать с лекарствами, — рассказала Гончарова о проблемах детской онкологии. — Отделение онкогематологии находится в приспособленном помещении, отделение на 30 коек, и не все дети у нас после химиотерапии находятся в отдельных палатах… И, конечно, серьезно стоит проблема хосписа».

Выяснилось, что у ДОБ есть проект реконструкции под отделение пустующего 15 лет клуба. Стоимость проектно-сметной документации — 200 млн рублей. Детская больница пытается попасть в программу приграничного сотрудничества, чтобы с помощью европейских денег реализовать этот проект. Но нужно найти софинансирование в размере 10%, а его нет. Что касается хосписа — на базе отделения неврологии планируется создать три койки паллиативной медицины. Впрочем, по мнению Ирины Гончаровой, три койки на базе неврологии проблему смертельно больных детей не решат. А других вариантов с детским хосписом, в котором маленькие пациенты могли бы жить последние дни без боли и мучений, пока никто не предложил.

Не лучше пока обстоят дела и с паллиативной помощью для взрослых. Заведующий калининградским хосписом на ул. Дзержинского Андрей Литовкин рассказал, что вопрос с возможностью выезда бригады паллиативной помощи на дом к больным до сих пор так и не решен. «В минздраве лежит приказ об оказании выездной паллиативной помощи на дому, но он пока не подписан», — сказал Литовкин.

«Уже три года мы говорим об одном и том же, — вновь взяла слово Лидия Чашина. — Во всем мире 80% паллиативной помощи — это выездная помощь. У нас же вопрос не решен с 2013 года, когда мы его поднимали в прошлый раз».

Врачи виноваты и не виноваты

Ближе к концу встречи слово взяла главный внештатный терапевт области Ирина Шеинская. Она напомнила, что в Калининградской области в настоящее время — острый дефицит участковых врачей.

«Действительно, онкология начинается с первичного звена. Давайте не будем строить иллюзий — ниоткуда терапевты не возьмутся. Чтобы решить проблему с диагностикой, надо для начала оснастить оборудованием наши поликлиники. Кроме того, необходимо взаимодействие врачей и пациентов. Наше население безграмотное, и оно не идет в поликлиники. По субботам коридоры в поликлиниках пустые!» — рассказала она.

Присутствовавшие на круглом столе медики также рассказали, что из-за нехватки участковых терапевтов, нагрузка на них невероятно высока — им приходится принимать большое количество пациентов каждый день. Времени на осмотр мало — нужно заполнять бумаги и выполнять прочие регламенты. «Да еще и пациенты наши, к сожалению, стали относиться к врачам просто по-свински — чуть ли не ногой открывают двери. А ведь именно пациент должен заботиться о своем здоровье в первую очередь, — констатировала Ирина Шеинская. — Но почему-то на профилактическую прививку от гриппа у наших жителей времени нет, хотя смертность от гриппа и его осложнений сопоставима со смертностью от онкологии».

В конце концов точку в обсуждении решил поставить главный онколог области, профессор и доктор наук Сергей Коренев. На удивление он возложил вину за позднюю диагностику рака не на самих пациентов, которые не вовремя ходят по врачам, а на участковых терапевтов и гинекологов, многие из которых даже не утруждают себя тем, чтобы осмотреть пациента.

«На уровне минздрава области издается много хороших приказов. Но их просто не исполняют, — сказал Коренев. — Участковые врачи просто не осматривают пациентов, делают записи о кожных покровах, даже не предложив пациентам раздеться. Как будто они обладают некими телепатическими способностями».

Сергей Коренев рассказал, что на онкологический консилиум было направлено 112 женщин с раком шейки матки, из них 44 человека — девушки и женщины до 50 лет. «Большинство из них приходят с запущенными стадиями. Ко мне пришла из Советска 28-летняя девушка с четвертой стадией заболевания. Я спросил, почему она не ходила к врачу. Она рассказала, что ходила к гинекологу регулярно в течение трех лет», — сказал Сергей Коренев.

Досталось от главного онколога и главврачам центральных райбольниц, которые не могут или не хотят ввести в своих медучреждениях в штат онкологов. «Почему-то у Красновой в Полесской ЦРБ нашлась возможность обучить доктора-онколога. Почему так не поступают другие? Это — ответственность главных врачей!» — заявил Коренев.

Он подтвердил, что отсутствие мощной лаборатории, которая занимается исследованиями тканей, являлась серьезнейшей проблемой для региона. «Мы не можем поставить точный диагноз без гистологии. Ведь именно на основе знания морфологии назначается лечение. Теперь, как я надеюсь, с 1 сентября новая лаборатория заработает. Кадры для нее есть — я сам их видел и с ними общался. Благодаря лаборатории будут быстрее ставиться диагнозы и быстрее назначаться лечение», — сказал Коренев. Он также добавил, что онкодиагностика в частных медцентрах оставляет желать лучшего и иногда не дает точного описания диагноза.

«Многие думают, что вот построим онкоцентр — и будет всем счастье. Но первичная диагностика — это задача врачей-терапевтов и гинекологов на местах. И это задача главврачей районных больниц и поликлиник», — заключил главный онколог области.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.