Год без льгот: как пережила экономика Калининградской области «проблему-2016»

Все новости по теме: Проблема-2016

Первого апреля исполняется год с момента, как перестал действовать десятилетний «переходный период», сохранявший для калининградского бизнеса таможенные и налоговые преференции. Как пережила экономика региона «проблему-2016», с какими трудностями пришлось столкнуться и чего ждать дальше — в экспертном обзоре «Нового Калининграда.Ru».

Начало конца

«1 апреля — не конец света, а только начало. Это новые возможности для регионального бизнеса. Я именно так это и оцениваю. И мне кажется, что легкая встряска, конечно, может быть, кого-то выведет из равновесия, но на самом деле для регионального бизнеса откроет новые возможности», — говорил экс-губернатор Калининградской области Николай Цуканов в конце марта 2016 года, за несколько дней до официального завершения так называемого «переходного периода».

«Завершение „переходного периода“», или «проблема-2016» — ситуация, в которой калининградский бизнес оказался после 1 апреля 2016 года. Год назад истек десятилетний срок, в течение которого предприниматели могли пользоваться таможенными преференциями, обозначенными в прежнем законе «Об Особой экономической зоне» от 1996 года. Напомним, что 1 апреля 2006 года вступил в силу новый закон «Об ОЭЗ», пересмотревший механизм функционирования особой зоны — по новому закону получить льготы по налогу на прибыль и имущество могли только крупные резиденты, инвестирующие в экономику региона не менее 150 млн рублей. Закон, в том числе, отменил льготную растаможку автомобилей. Федеральные власти тогда смилостивились и дали калининградскому бизнесу, работавшему в прежних льготных условиях образца 1996 года, еще 10 лет на то, чтобы перестроиться. Однако несколько лет назад выяснилось, что перестроиться удается не всем, и окончательная отмена таможенных льгот грозит массовым закрытием предприятий и безработицей.

По данным регионального министерства экономики на октябрь прошлого года, в 2016-м в Калининградской области 860 юрлиц и резидентов ОЭЗ имели право на возмещение таможенных платежей. При этом 218 юрлиц за первое полугодие не представили отчетность, 27 организаций снялись с учета.

Чтобы избежать серьезных социальных потрясений, федеральные и региональные власти разработали механизм, который получил официальное название «субсидии на поддержку рынка труда». На практике эта схема отношения к рынку труда имеет мало. На самом деле она позволяет предприятиям, которые раньше не платили таможенные платежи, но с 1 апреля платить их начали, возвращать из федерального бюджета свои деньги. Схема, казалось бы, простая: заплатил деньги в бюджет — оформил документы — вернул деньги из бюджета назад. Однако на деле все оказалось не так просто.

В федеральном бюджете на компенсационные выплаты калининградским предприятиям было предусмотрено 66,717 млрд рублей — по предварительным прогнозам, примерно такую сумму таможенных платежей они должны были внести в федеральную казну и затем вернуть назад с 1 апреля по 31 декабря 2016 года. Однако действительность оказалась скромнее — калининградские предприятия вывезли на остальную территорию продукции куда меньше, чем ожидалось.

В итоге к концу года сумму компенсаций секвестировали до 25,9 млрд рублей. По факту предприятия заплатили по итогам 2016 года чуть больше 26 млрд рублей таможенных пошлин. Причем, по данным регионального министерства экономики, на начало октября 2016 года 88% компенсаций выбрали компании, представляющие автопром.

_NEV0017.jpg

Вполне устойчиво

После 1 апреля 2016 года основные проблемы возникли у предприятий, которые производили продукцию для вывоза её на основную территорию России, а также в Белоруссию и Казахстан. Им пришлось доказывать происхождение не только самого товара, но и компонентов и деталей, из которых продукция была изготовлена.

Вице-президент Калининградской торгово-промышленной палаты Марина Фицак рассказала, что сейчас у предпринимателей есть три возможных варианта — переработка иностранного сырья и уплата пошлин на изготовленную продукцию; идентификация иностранного сырья в готовой продукции и уплата пошлин на иностранные компоненты в момент вывоза готовой продукции; уплата пошлин на иностранное сырье до переработки. «Предприятия, ранее пользовавшиеся льготным вывозом продукции, имеют возможность получать субсидии на поддержку рынка труда. Также им предоставлена возможность получать отсрочку по уплате таможенного НДС при вывозе продукции на срок до 180 дней, но при условии, что предприятия работают на общей системе налогообложения», — отметила Марина Фицак.

По данным КТПП, за 11 месяцев для получения субсидий на рынок труда оформлено около 15 тысяч заключений о достаточной переработке товаров. Речь идет о предприятиях, которые занимаются производством автомобилей, консервов, рыбной продукции, мебели, мясопродукции, жестяных банок и т. п. Кроме того, за 11 месяцев оформлено 6267 заключений об идентификации: 70 предприятий оформили пять и более заключений об идентификации, 45 предприятий — менее пяти заключений. Этим путем идут компании, которые занимаются химическим производством, производством мебели, консервов, телевизоров, табачной продукции и т. п.

«Практически большинство предприятий, работавших на территории ОЭЗ до 1 апреля 2016, продолжают осуществлять ведение хозяйственной деятельности в новых условиях», — отметила Марина Фицак.

Врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов считает, что этот год прошел для региона «вполне устойчиво» — удалось избежать резкого роста безработицы, замедлилось падение показателей по ряду обрабатывающих производств. «Впервые за многие годы, пока по предварительным оценкам Росстата, у нас есть рост инвестиций в основной капитал на уровне чуть менее процента. В принципе, показатели неплохие», — отметил врио губернатора.

В рамках проекта госпрограммы развития Калининградской области до 2025 года на субсидирование предприятий-переходников в 2017 году заложено 44,720 млрд рублей.

По словам Алиханова, в 2016 году мерами господдержки воспользовались 140 компаний, которые выбрали 26 млрд рублей. С начала текущего года поддержку получили уже 111 юрлиц. «44 с лишним млрд рублей заложено. Надеюсь, что этих денег хватит. Вы знаете, что с 1 января этот механизм становится интересен тем резидентам, которые начали работать до 2012 года. Возможно, что нам и больше понадобится сумма», — добавил врио губернатора. Он напомнил, что регулирующее механизм компенсаций калининградским предприятиям постановление правительства № 1275 позволяет пересматривать ассигнования в большую сторону, если поток вывозимой из региона продукции вырастет. «Поэтому рисков каких-то я не вижу», — отметил врио губернатора.

«Предварительно — рост инвестиций. Пусть и небольшой, но рост в обрабатывающих отраслях, — резюмировал Антон Алиханов. — Сказать, что мы этим удовлетворимся — конечно, нет. Ряд показателей падают, в том числе и доходы населения, и в принципе ВРП по предварительной информации роста не показал… Механизм первоапрельских субсидий сработал, ситуацию стабилизировал. И дальше нужно предпринимать активные шаги, чтобы всё-таки выйти на позитивную динамику».

На вопрос о наиболее пострадавших от нового режима хозяйствования кластерах, Антон Алиханов признал, что есть проблемы у мебельщиков: «Мебельщики не закрылись пока. Конечно, я не могу отрицать, что у них есть проблемы. И на прошлой неделе мы с коллегами из федерального Минфина общались на эту тему, предложили новые подходы, и они на уровне заместителя министра были поддержаны». Врио губернатора пояснил, что речь идет об еще одних изменениях в закон об ОЭЗ, которые позволят синхронизировать бухгалтерский и таможенный учеты, что облегчит, в том числе, процедуру идентификации».

«Я познакомился недавно с отдельными интервью представителей бизнес-сообщества, и опять отмечаю либо сознательное введение в заблуждение, либо непонимание отдельных вопросов. Хотя какие-то вещи говорят правильно, но есть и моменты, которые в корне неверны, — отметил врио губернатора Калининградской области. — Действительно, история проблемы заключается в таможенном НДС. Но об окончании этой схемы было известно еще в 2006 году».

«Как показала практика, прошлый год стал одним из самых успешных по реализации механизма ОЭЗ. У нас 26 проектов было заявлено. Практически 30% от всего списка резидентов появились в прошлом году. В том числе это стало возможным благодаря снижению порога входа в список резидентов до 50 млн рублей. Практика показала, что это формирует определенный инвестпоток», — заключил Алиханов.

Заместитель генерального директора Корпорации развития Калининградской области Олег Скворцов также выделил позитивные моменты прошедшего года, который, по его словам, стал переломным. «С одной стороны, 1 апреля таможенные льготы ОЭЗ перестали существовать. С другой стороны, в три раза, до 50 миллионов рублей, был снижен минимальный инвестиционный порог. Последний фактор привлек в регион новых инвесторов, а также побудил ряд действующих компаний стать резидентами ОЭЗ», — отметил топ-менеджер Корпорации развития региона. По данным Скворцова, на март 2017 года в Калининградской области зарегистрировано 129 резидентов ОЭЗ. «Получается, что в среднем за 10 лет режима налоговых льгот в области регистрировалось 13 резидентов в год, — отметил топ-менеджер Корпорации. — За 8 месяцев прошлого года было зарегистрировано 17 новых резидентов с объемом инвестиций от 50 миллионов рублей».

«С точки зрения привлечения новых предприятий в ОЭЗ перспективы у региона вполне четкие. Привлечение инвесторов должно сопровождаться не только льготами, но и наличием инфраструктуры. При этом если раньше мы говорили исключительно о земле-газе-электричестве, то сейчас инвестор ведёт речь о социальной инфраструктуре как элементе для привлечения сотрудников из других регионов. Я думаю, что этот год будет интересным в плане появления новых предприятий в регионе», — уверен Олег Скворцов.

_NEV2223.jpg

В ожидании новых правил

Глава комитета по экономической политике Калининградской областной Думы Александр Никулин отметил, что субсидия на поддержку рынка труда, которую выделил региону федеральный центр, позволила минимизировать риски. «Но в течение года мы много работали, и могу сказать, что остается очень много вопросов. Это очень важный вопрос идентификации. Особенно для мебельщиков и предприятий, где присутствует сборка из достаточно большого количества компонентов. Они перегружены документооборотом — им приходится писать отдельные заключения для таможни, отдельные — для субсидий. Соответственно, выросла нагрузка на бизнес в этом плане, — рассказал Александр Никулин. — Есть вопросы с таможней. Не хочу внедряться в специфику, профили риска, но эти вопросы остаются».

По словам Александра Никулина, сейчас весь бизнес находится в ожидании поправок в закон «Об Особой экономической зоне», который должен установить новые правила на годы вперед. «Очень важно, чтобы на долгосрочный период были известны правила игры. Только тогда инвесторы будут инвестировать средства в экономику», — отметил глава комитета по экономической политике областной Думы. Александр Никулин напомнил, что несколько лет подряд инвестиции в основной капитал в Калининградской области падают.

«Государственные инвестиции растут, но падение частных инвестиций достаточно серьезное и большое. Это говорит о том, что на сегодняшний день не определены до конца законодательные условия, в которых предприниматели будут работать на период инвестирования, а это — 7–10 лет как минимум. Поэтому все очень ждут этот закон и внимательно следят, как идет его обсуждение, в том числе на федеральном уровне. Это, наверное, задача номер один, и она очень важна для бизнеса», — отметил глава комитета по экономической политике областной Думы.

«Год был не просто трудный, а очень трудный для всех, — признал в разговоре с корреспондентом „Нового Калининграда.Ru“ глава регионального Союза промышленников и предпринимателей Андрей Романов. — Понятно, что система ведения бизнеса изменилась после 1 апреля. Какие-то определенные преференции благодаря постановлению правительства сохранились. Но, конечно, в целом работать стало сложнее». Романов подтвердил, что некоторые предприятия региона вынуждены были закрыться, но это связано не только с «проблемой-2016».

«Какие-то предприятия — да, уходят, не могут вписаться в сегодняшние условия ведения бизнеса, — отметил глава СППП. — Но давайте так — есть общая экономическая ситуация в стране, и Калининградская область не может быть оторванной от этого. Поэтому мы понимаем, что в условиях общей сложной экономической ситуации в стране в 2016 году и для калининградских предприятий это было сложно. Процесс закрытия предприятий был, есть и будет всегда — это нормальная практика для всех конкурентных рынков. Но то, что у нас изменились условия ведения предпринимательской деятельности — это факт. Появился новый документооборот, он бывает достаточно сложным и затратным, особенно для тех предприятий, которым необходимо прохождение идентификации для отгрузки продукции на остальную территорию страны».

По словам Андрея Романова, буквально на этой неделе появились новые варианты предложений по внесению изменений в порядок идентификации, которые обсуждались с Минфином РФ. Глава регионального Союза промышленников и предпринимателей оценил этот факт позитивно, но отметил, что, скорее всего, не все предприятия региона воспримут этот документ положительно. «Он именно для тех предприятий, которые полностью ведут открытый прозрачный бизнес, готовы всю информацию предоставлять в соответствующие контролирующие органы — будь то налоговая, будь то таможенные органы», — пояснил Романов.

Что касается дальнейших перспектив развития промышленности на территории Калининградской области, по мнению Андрея Романова, многое будет зависеть от той версии поправок в закон «Об Особой зоне», которые будут приняты, и от подзаконных актов к нему.

111.JPG
Нулевая ставка не прошла: что случилось с законом о Калининградской области

«В целом те идеи, те базовые предложения, которые были сформулированы правительством Калининградской области и бизнес-объединениями год назад, они были позитивными и могли достаточно серьезно изменить экономическую среду. Что мы получим на выходе — пока однозначного понимания нет. В любом случае процесс согласования, процесс борьбы за наш вариант — он сейчас идет», — заключил глава регионального Союза промышленников и предпринимателей.

Глава Ассоциации иностранных инвесторов Калининградской области, генеральный директор компании «Продукты питания» Стефано Влахович отметил, что «этот год прошел не так хорошо, как ожидалось». «Наиболее острые моменты, они заключаются в том, что администрирование процессов оказалось гораздо более сложным, чем предполагалось, — рассказал Стефано Влахович. — Определенное количество предприятий малого и среднего бизнеса вовсе оказались неспособны администрировать получение льгот и субсидий. Возвращение таможней средств субсидий слишком затянуто, часто задерживается».

«Было сразу понятно, что изменения 1 апреля не пойдут на пользу экономике региона. Это оказалось хуже для бизнеса области, чем мы ожидали, в том числе и для нашей компании, — признал глава Ассоциации иностранных инвесторов. — Со своей стороны мы предлагали решения по улучшению ситуации, власти региональные нас слышат. Но дело в том, что не все от них зависит и они вынуждены доказывать Москве свою позицию. Там же считают, что нам и так слишком много дают».

В целом, по оценкам Влаховича, ситуация в регионе продолжает ухудшаться «по чуть-чуть и незаметно». «Ежедневное изменение может быть несущественно, но к концу года было потеряно достаточно много», — отметил он.

_NEV1902.jpg

Спад по всем направлениям

Леонид Степанюк, депутат Калининградской областной Думы, генеральный директор «ДСВ-Транспорт», глава комитета по транспорту и таможенной политике КТПП рассказал «Новому Калининграду.Ru», что его компания является резидентом Особой экономической зоны, но не пользуется компенсациями на рынок труда. Он отметил, что его коллеги, представители транспортных компаний, высоко оценивают тот факт, что региону удалось добиться субсидий на рынок труда и железнодорожные перевозки.

«Есть одно большое „но“. Тот пакет бумаг и требований, которые нужно выполнить для получения субсидий, прямо скажу, оказался очень и очень большим, не всем подъемным. Отношение к крупным компаниям, таким как „Автотор“ и „Соя“, было гораздо мягче, им проще, чем малым компаниям. Все эти перекосы за год мы увидели, — рассказал Леонид Степанюк. — Говорят, что сейчас необходимо собирать 500 документов на идентификацию. Это очень плохо. В этом плане многие компании отказались от этих мероприятий и работают по упрощенной схеме, теряют какие-то деньги. Потому что необходимо нанимать дополнительный персонал для работы с бумагами». При этом депутат обратил внимание, что в последнее время ведутся переговоры о том, чтобы процедура была упрощена.

«В целом считаю, что нельзя говорить, что эта проблема не сказалась на экономике Калининградской области, потому что мы ощущаем спад по всем направлениям, по производству, другому, есть существенный спад. Если бы не было подъема, связанного с реализацией Федеральной целевой программы, с подготовкой к Чемпионату мира, то было бы совсем заметно плохо», — заключил Леонид Степанюк.

Президент «Ассоциации калининградских мебельщиков» Михаил Майстер в середине марта в эфире радиостанции «Комсомольская правда-Калининград» рассказал, что из-за процедуры таможенной идентификации стоимость вывоза товаров из Калининградской области в другие регионы страны за год подорожала в 5–10 раз. «Если и есть прогресс в вопросах упрощения процедур идентификации, то я не сказал бы, что этот прогресс значим. Если в деньгах, то предприятие на бизнес-процесс „вывоз товара за пределы Калининградской области“ тратит сегодня денег по сравнению с предыдущим, переходным периодом больше от пяти до десяти раз», — пояснил Майстер.

По его словам, идентификация привела и к потерям рынков сбыта. «У идентификации много моментов, которые затем влияют на деятельность компании. Это не только увеличение себестоимости в конечном случае, это еще и сроки, и опасения дилеров. В конечном счете успею ли вовремя подготовить документы, осуществить все формальности, чтобы продукт пришел к моему дилеру вовремя, и он в свою очередь выполнил обязательства перед конечным клиентом. Некоторые дилеры, видя, что ситуация усложнилась, что не все контрактные обязательства исполняются, начинают снимать наши продукты с полок. Как это можно оценить в деньгах, как можно оценить в деньгах потерю рынка или его части? Потом, когда такие идеи овладевают „массами“ — это приводит к печальным последствиям. Мы можем констатировать, что частично мебельную продукцию калининградских предприятий снимают с полок», — отметил Михаил Майстер.

Бывший сенатор от Калининградской области, бизнесмен Николай Власенко в разговоре с корреспондентом «Нового Калининграда.Ru» охарактеризовал прошедший год как «текучий и вязкий». «В принципе, резкого обвала не произошло, но такое ощущение, что идет тихое сползание в некое безвременье. Нам всегда казалось, что еще чуть-чуть, еще немного — и Калининград рванет и покажет всей России, как надо работать при оптимальных условиях. И всё эти оптимальные условия нам никак не удавалось создать — вроде бы и законы были хорошие, но нормативные акты убивали всю суть, которая вроде как должна была дать толчок нашей экономике, — считает Николай Власенко. — Если еще пять лет назад мы действительно были лидерами по созданию производств, развитию, то сейчас мы плетемся в хвосте многих российских регионов и элементарно доедаем, доживаем всё, что когда-то заработали и создали. К сожалению, пока не видно каких-то новых идей, которые позволили бы Калининграду стартовать и показать всей России, как нужно работать».

Скептически Николай Власенко отнесся и к перспективам поправок в закон «Об Особой экономической зоне», который, по его словам, могут испортить подзаконные нормативные акты. «Зная, как мы умеем, как федеральная власть умеет вроде бы хорошие законы выхолостить и сделать их трудно используемыми, я, честно говоря, скептически отношусь к новому закону. К примеру, посмотрите на Дальний Восток, которому дали беспрецедентные меры поддержки, но с маркетинговой точки зрения они были не продуманы», — отметил он.

«Здесь как с супом — если последнюю щепотку не бросишь, он будет невкусным. Так и с законом — если какую-нибудь важную детальку упустишь, то и хороший закон может оказаться бесполезным. Отсутствие гарантий, стабильности — самый главный вредитель для инвестиционного климата в Калининграде», — заключил Николай Власенко.

Текст — Оксана Майтакова, Станислав Пахотин, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Комментарии к новости

Страшно смешно

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, что можно противопоставить немотивированной агрессии — и даже иметь шансы победить.