Дорога ложка: ждать ли калининградской особой зоне новых инвесторов

Все новости по теме: Проблема-2016

Госдума РФ, наконец, утвердила в окончательном чтении поправки в закон «Об особой экономической зоне в Калининградской области», снижающие для приоритетных отраслей минимальный порог объема инвестиций. «Новый Калининград.Ru» выяснил у экспертов, ждать ли теперь региону инвестиционного бума.

На полках Госдумы

Закон об ОЭЗ в Калининградской области» (ФЗ-16) предоставляет налоговые преференции по налогам на прибыль и имущество организаций резидентам особой зоны, которые вкладывают в экономику области более 150 млн рублей в виде капитальных инвестиций. Первые шесть лет для резидентов действует нулевая ставка, последующие шесть лет — по 50% от действующей ставки налога.

Вступивший в силу в апреле 2006 года федеральный закон «Об особой экономической зоне» ФЗ-16 (сейчас его называют «вторым законом об ОЭЗ») ввёл налоговые льготы для резидентов Калининградской особой экономической зоны, которые готовы вложить в экономику региона 150 млн рублей в течение трех лет. Больше десяти лет назад, когда закон еще только обсуждался, экс-министр экономики Феликс Лапин утверждал, что приход крупных инвесторов позволит региону получить ту самую «удочку, на которую можно будет ловить рыбу»: в регионе будут создаваться большие производства, рабочие места, а вокруг этих больших производств появится много малых и средних предприятий, занимающихся обслуживанием, сервисом, поставкой комплектующих и проч.

Спустя 8 лет функционирования ОЭЗ выяснилось, что расчет на крупный бизнес был не очень-то и верен. В частности, нынешний министр экономики области Анастасия Кузнецова в октябре 2014 года сообщила, что на долю предприятий-резидентов ОЭЗ приходится 10% ВРП и 2% занятых. «На деле восьми лет действия режима ОЭЗ оказалось недостаточно, чтобы его влияние на экономическую ситуацию стало значительным», — отмечала Кузнецова. По её словам, подобная ситуация наблюдалась и в других особых экономических зонах, поэтому федеральное Минэкономразвития готовило существенные поправки в федеральный закон об особых зонах.

Тогда же, в 2014 году после памятного выездного совещания с бизнесом, которое провел в Калининграде в мае премьер-министр Дмитрий Медведев, из-под премьерского пера вышло поручение рассмотреть целесообразность поправок в Федеральный закон «Об ОЭЗ в Калининградской области» о снижении минимального порога инвестиций со 150 млн рублей до 50 млн рублей.

В ноябре 2014 года соответствующие поправки были вынесены на публичное обсуждение. Однако потребовался целый год, чтобы бумага дошла до Госдумы. В ноябре 2015 года законопроект наконец одобрила правительственная комиссия, после чего он был внесен в нижнюю палату российского парламента.

Затем работа пошла стремительно — 19 февраля 2016 года поправки в закон были приняты в первом чтении, 24 февраля 2016 года — во втором и окончательном третьем, после чего направлены в Совет Федерации.

Впрочем, стремительности прохождения застрявшего ранее на год законопроекта вполне можно найти объяснение. На заседании правительственной комиссии в прошлую пятницу, 26 февраля, Дмитрий Медведев обратил особое внимание на то, что «важнейший законопроект о снижении минимального порога инвестиций для получения статуса резидента до 50 млн рублей внесён в Государственную Думу только в декабре прошлого года». «Конечно, его нужно принимать как можно быстрее — я обращаюсь и к коллегам из Государственной Думы, вот Александр Дмитриевич Жуков здесь присутствует. Это на самом деле важно, просто всё это можно было сделать, ещё раз говорю, значительно раньше, поэтому и коллегам из правительства, и, надеюсь, нашим коллегам из региона и законодательных органов нужно будет действовать сейчас максимально оперативно», — сказал Медведев.

Дмитрий Медведев

Возможно, только благодаря тому, что Медведев собирался в конце февраля посетить Калининградскую область, и возникла столь поспешная оперативность в утверждении законопроекта. Можно предположить, что федеральные чиновники и депутаты просто-напросто забыли про него, и если бы не перспектива скорого премьерского гнева, пылился бы этот «важнейший законопроект» на полках Госдумы и дальше.

Приоритетное село

За время прохождения через Госдуму текст поправок претерпел изменения, но несущественные, можно сказать, чисто технические.

Пункт 3 части 10 статьи 4 ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области» теперь звучит так:

«- осуществление инвестиций в форме капитальных вложений. Капитальными вложениями, учитываемыми при определении минимальной стоимости инвестиционного проекта, являются инвестиции в основной капитал (основные средства), в том числе затраты на осуществление проектно-изыскательских работ, новое строительство, техническое перевооружение, модернизацию основных фондов, реконструкцию зданий, приобретение машин, оборудования, инструментов, инвентаря.

Не учитываются в качестве капитальных вложений при определении стоимости инвестиционного проекта затраты на приобретение у резидентов или других лиц имущества, которое находилось в собственности резидентов и в отношении которого указанными резидентами ранее применялась налоговая ставка налога на имущество организаций в размерах, установленных пунктами 3 и 4 статьи 3851 Налогового кодекса Российской Федерации, затраты на приобретение легковых автомобилей, спортивных, туристских и прогулочных судов (за исключением затрат на приобретение спортивных, туристских и прогулочных судов резидентом, реализующим инвестиционный проект в области туристско-рекреационной деятельности), затраты на приобретение земельных участков, а также затраты на приобретение, строительство и реконструкцию жилых помещений».

Пункт 4 части 10 статьи 4 изложен в следующей редакции:

«- объем капитальных вложений в соответствии с представленным инвестиционным проектом должен составлять в сумме не менее чем сто пятьдесят миллионов рублей. В случае реализации инвестиционного проекта в области туристско-рекреационной деятельности, по созданию обрабатывающего производства, а также в области рыболовства, рыбоводства, сельского хозяйства объем капитальных вложений в соответствии с представленным инвестиционным проектом должен составлять в сумме не менее чем пятьдесят миллионов рублей».

Пункт 5 изложен:

«- объемы капитальных вложений, указанных в пункте 4 настоящей части, должны быть осуществлены в срок, не превышающий трех лет со дня принятия решения о включении юридического лица в реестр;».

Кроме того, статья была дополнена частью 102:

«Для целей настоящей статьи под туристско-рекреационной деятельностью понимается деятельность юридических лиц по строительству, реконструкции, эксплуатации объектов туристской индустрии, объектов, предназначенных для санаторно-курортного лечения, медицинской реабилитации и отдыха граждан, а также туристская деятельность и деятельность по разработке месторождений минеральных вод и других природных лечебных ресурсов, в том числе деятельность по санаторно-курортному лечению и профилактике заболеваний, медицинской реабилитации, организации отдыха граждан, промышленному розливу минеральных вод».

Если переводить законодательный юридический язык на простой русский, то можно понять следующее: рассчитывать на налоговые льготы в рамках второго закона «Об ОЭЗ» могут обрабатывающие производства, компании, которые занимаются рыболовством, рыбоводством, сельским хозяйством, строят и владеют гостиницами, занимаются промышленным разливом минеральных вод. Льготы такие инвесторы получат, если вложат в развитие предприятий 50 млн в течение трех лет.

gambl-21.jpg

В пресс-службе правительства Калининградской области корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» сообщили со ссылкой на минтуризма, что практически все инвестиционные проекты, которые реализуются к ЧМ-2018 — гостиницы, рестораны — попадают под действие данного закона.

«В ходе выездного совещания по вопросам развития туризма 8 февраля губернатор поручил областному минтуру и Корпорации развития Калининградской области вести работу по привлечению инвестора по строительству санатория в туристско-рекреационной зоне с игорным сегментом в поселке Куликово. Что касается минеральных вод, источники есть практически в каждом муниципалитете. В связи с этим для стимулирования инвесторов были внесены соответствующие поправки», — сообщили в правительстве.

Мальчики и девушки

Мнения экспертов, опрошенных «Новым Калининградом.Ru» на предмет полезности законопроекта, разделились. Часть экспертов признала, что закон надо было принимать раньше, когда инвестиционная активность в стране была гораздо выше, чем в нынешние непростые времена. Впрочем, ряд аналитиков полагают, что снижение порога инвестиций может привлечь и такого ныне невиданного зверя, как иностранный инвестор.

За 9 месяцев 2015 года инвестиции в калининградскую экономику составили 26,5 млрд рублей. Из них инвестиции частного бизнеса — всего 3,1 млрд рублей. Зарубежные инвестиции — 369 млн рублей (66 млн долларов). Большая часть инвестиций — бюджетные средства на реализацию ФЦП и других объектов.


Бизнес-консультант Олег Скворцов считает, что инвесторам новое предложение будет интересно. «Вообще, если вспомнить историю появления 16-ФЗ, то он появился накануне кризиса 2008 года, и те крупные инвесторы, которые тогда начали развивать инвестиционные проекты, попали в очень сложную ситуацию за счет снижения курса рубля, поскольку оборудование и технологии покупались в основном иностранные, — напомнил Олег Скворцов. — Тогда губернатор Боос на одном из форумов заявил, что это не наш кризис, он не должен затронуть Россию, но все случилось ровно наоборот. Именно в тот момент — с осени 2008 года — зазвучали первые желания снизить инвестиционный порог до 50 миллионов рублей. Но даже тогда 50 миллионов рублей стоили значительно дороже в долларовом эквиваленте, чем сегодня».

По словам бизнес-консультанта, при разработке предложений по снижению инвестиционного порога представители бизнеса исходили из стоимости одной производственной линии. «Сейчас же, включив дополнительные отрасли в качестве драйверов инвестиций, очевидно, что задача стоит в том, чтобы обеспечить внутреннюю продовольственную безопасность, как-то развить инфраструктуру в сфере туризма», — отметил Олег Скворцов.

«Любой более-менее стоящий проект в этих отраслях как раз будет стоить в районе 50 миллионов рублей и выше. Интересно ли будет это инвесторам? Да, интересно. Но не тем крупным промышленным холдингам, которые инвестировали в ОЭЗ, а малым и средним предпринимателям. Возможно, решение нужно было принимать раньше, но по практике на прохождение законопроекта через Госдуму требуется минимум 2 года. Так что если это был итог планомерной работы по снижению инвестпорога, то все было сделано вовремя», — считает Олег Скворцов.

Он также отмечает, что в настоящее время в целом инвестиционная активность очень низкая, количество предложений о продаже гостиниц, небольших производств большое. «Снижение инвестпорога дает инвестору возможность получить дополнительный бонус для развития или начала нового бизнеса в регионе», — считает бизнес-консультант.

Как минимум 2 польские компании могут принять решение об инвестировании в производство в Калининградской области в случае сокращения порога инвестиций для получения статуса резидента особой экономической зоны со 150 до 50 млн рублей. Об этом в декабре заявил глава отдела Генконсульства Польши в Калининграде Александр Милота.

Согласен с ним и уполномоченный по правам предпринимателей Георгий Дыханов. По его словам, в регионе практически нет среднего бизнеса, и снижение порога инвестиций может дать своеобразный толчок его появлению. «Жаль, конечно, что порог снижают не для всех отраслей. Ведь чем больше инвестиций, тем лучше. Мы подсчитывали, что для того чтобы догнать и обогнать Польшу, нам нужно не менее 1 млрд долларов в год инвестиций», — отметил бизнес-омбудсмен.

Глава регионального Союза промышленников и предпринимателей, соучредитель «Залесского фермера» Андрей Романов считает, что снижение порога инвестиций для получения статуса резидента ОЭЗ может быть интересно не столько сельскохозяйственному бизнесу, сколько переработке и другим направлениям деятельности, «и туризму особенно».

«В целом это тема, которая обсуждалась не один год. И хорошо, что эта тема оказалась реализованной, — отметил Романов. — Понятно, что на сегодняшний день инвестиционный потенциал в целом не такой высокий, как это было в 2014=м и в предыдущие годы. Но в том, что эта возможность появилась, в любом случае это дополнительный шанс для относительно небольших инвестиционных проектов, и я считаю, что это хорошо. Однозначно проекты появятся в туризме, поскольку эта отрасль даже в сегодняшних экономических условиях имеет хорошие варианты для развития».

— Этот вопрос критичен для принятия решений в западных компаниях среднего уровня, для которых важны льготы, но они не готовы вкладывать 5 млн долларов. <…> Курс меняется, то вверх, то вниз. Инвесторы считают в твёрдой валюте, у них есть расчёт: при пороге инвестиций в 5 млн долларов их вложения окупятся через такой-то срок. Когда порог инвестиций снижается, по нынешнему курсу до менее чем 1 млн евро, желающих будет куда больше. <…> Размер инвестиций важен ещё и потому, что в Калининградской области проживают не 10 млн человек, а лишь 1 млн. Крупным компаниям мы можем быть интересны лишь за счёт льгот, но не как рынок. Они всё равно будут направлять продукцию либо в Россию, либо в Европу. Внутреннего рынка потребления фактически нет.

Глава корпорации развития области Павел Федоров в интервью «Новому Калининграду.Ru», февраль 2016 г.

Сенатор Николай Власенко, одно время непосредственно имевший отношение к гостиничному бизнесу, наоборот, полагает, что толку от снижения порога инвестиций не будет.

«На мой взгляд, это никак не повлияет на инвестиционную привлекательность Калининградской области. По очень простой причине — речь идет о льготировании налогов на имущество и прибыль, а существующие компании решают эти вопросы через „упрощенку“, через малый бизнес. Поэтому льготы даются другими инструментами. У меня такое ощущение, что практически не будет предприятий, которые будут работать при таком пороге. Эти льготы интересны для крупных и средних предприятий», — считает сенатор.

Стефано Влахович

Глава ассоциации иностранных инвесторов, глава компании «Продукты Питания» Стефано Влахович считает, что внесение поправок в калининградский закон — это «некое изменение стратегической промышленной политики». «Если раньше для инвестиций искали в основном крупных инвесторов, сейчас — средних и небольших. На самом деле мое личное мнение — эффективная промышленная политика должна привлекать инвесторов значительно больше маленьких и средних, чем больших, — отметил Влахович. — В России всегда было модно говорить о большом. Самый большой завод чего-то, самое большое поле, самый большой производитель… И получается, что существует несколько больших инвесторов и отсутствует множество маленьких производителей, на самом деле очень важных элементов и винтиков, которые создают большинство рабочих мест и экономику, которая не так зависима от экспорта нефтепродуктов и металлов».

«Поможет ли снижение порога инвестиций привлечь новых инвесторов в Калининградскую область? Знаете, это как говорить о мальчике и девушке. Вот мальчик пошел и подстригся. Это поможет ему привлечь девушку? Как сказать… Если это единственное, что мальчик сделал, то, может быть, этого не хватит. Но если это часть мероприятий — заодно мальчик в душ пойдет, переоденется, зубы почистит — тогда это может сработать», — отметил Влахович.

С главой ассоциации иностранных инвесторов трудно не согласиться. Давайте на минуту представим, что в регион приехали сотни потенциальных инвесторов, готовых открыть предприятия с минимальными вложениями в размере 50 млн рублей. Для начала им нужно найти нормально оформленные земельные участки (желательно без недовольных жителей поблизости и по адекватным расценкам), подключиться к электрическим сетям или газу, получить разрешение на строительство и проч. проч. Если таких условий для инвесторов не будет — то, наверное, и самые важнейшие законопроекты ничего не дадут. Что касается новых иностранных инвесторов, пока что эта мысль в наше непростое время выглядит и вовсе фантастической.

Фото — Алексей Милованов, Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.