6 марта, вторник

Важные события вторника: советник губернатора по работе с прессой покидает официальный пост, сохраняя функцию, польза от выполнения которой обнаруживается с большим трудом, социология показывает, что заявлять о наступлении эпохи всеобщей стабильности рановато, антимонопольная служба заинтересовалась ловкими способами распределять бюджетные деньги, а детей в некоторых семьях, кажется, нужно получше охранять от собственных родителей.

1.jpgВоплощенная открытость
Во вторник утром стало известно, что стены правительства покидает один из наиболее одиозных персонажей эпохи Николая Цуканова — Марина Васильева, трудившаяся в качестве советника по связям с общественностью, курировавшая взаимодействие со СМИ. Официальное объяснение причин, которые подвигли Васильеву на такой шаг, то, что ее задача «сделать деятельность правительства и губернатора максимально открытыми для СМИ и жителей региона» реализована. Теперь Марина Васильева будет трудиться на благо губернатора и правительства в качестве советника на общественных началах. Правда, понять, в чем же разница, как-то сложно. Мало кто может поверить в то, что зарплата в 65 тысяч рублей была критична для совладелицы медиахолдинга-монополиста «Западная пресса». Подписей на документах о выделении различным СМИ денег Васильева, конечно, не ставила, хотя отрицать ее роль в принятии решения о том, кому и сколько нужно дать, также бессмысленно. Теперь, зато, советник может спокойно забрать свои активы из доверительного управления, куда она их, якобы, отдала на время чиновничьей работы, и вернуться к руководству холдингом.

По странному стечению обстоятельств, уход Васильевой на общественные хлеба совпал с самым разгаром проверок законности пресловутого выделения государственных денег средствам массовой информации без конкурсов, через так называемые ГАУ — государственные автономные учрежднения. Проверки эти также, видимо — совершенно случайно стали делом публичным ровно через два дня после выборов президента, хотя инициированы были, конечно, раньше. О проверках — в материале ниже, а гадать о том, с чем на самом деле связан «уход» из правительства Марины Васильевой — дело вообще неблагодарное. Так же, как и пытаться понять истинные причины увольнения руководителя правительственного аппарата Евгения Михайлова парой недель ранее. Возможно, определенные проверки определенных ведомств также выявят интересные подробности различных земельных сделок, в которых участвовали аффилированные с Михайловым компании, прольют свет на эти причины. Интересно, что именно в газете, издаваемой структурой Васильевой, дал первое и последнее интервью накануне своей отставки Михайлов. 

Лучше подумать о том, действительно ли и насколько была выполнена задача создания «максимальной открытости» правительства и губернатора. Вообще, конечно, назвать открытой для СМИ работу правительства можно с очень даже большой натяжкой. Чего стоит хотя бы последний, прощальный продукт деятельности советника по PR, созданный в сотрудничестве с руководителем ГТРК «Калининград» Владимиром Шароновым и всё пытающимся покинуть капризный регион, но постоянно возвращающимся сюда социологом-политтехнологом Алексеем Высоцким. Программа под названием «Государственный интерес», по словам ее авторов, как раз и была призвана показать, как открыт губернатор. В записи последнего выпуска пригласили принять участие и меня. Разговор действительно был открытый и откровенный, несмотря на то, что часть вопросов были предоставлены участниками заранее. Но — был таковым лишь в записи. Из огромного материала длиной в 2,5 часа (который оказался таким огромным из-за отсутствия какой-либо модерации со стороны ведущего) было склеено буквально «по словам» около 40 минут. Самое же забавное в том, что отснятый за 3 недели до выборов президента материал, точнее его жалкие останки, были показаны в эфире ГТРК… через 2 дня после выборов. Несмотря на то, что значительная часть вопросов касались как раз избирательной кампании.

Абсурдный, неструктурированный и хаотичный поток сознания губернатора по несвязанным между собой общей тематикой вопросам, заданным журналистом, тремя главными редакторами, одним директором и двумя издателями, поток порезанный на дольки, выхолощенный и показанный с огромной задержкой. Вот он — продукт трудов, вот она — воплощенная открытость. Это, пожалуй, наиболее цельный пример длинного пути Марины Васильевой на поприще раздачи советов губернатору. Других — не меньше. Вообще, с самого начала идея взять на этот пост руководителя не просто средства массовой информации, но монополии, давящей всё на своём пути, представлялась крайне вредной. Даже если бы Васильева не занималась раздачей газетам и телеканалам государственных денег, она просто своим статусом вредила бы и без того непростым взаимоотношениям в треугольнике «СМИ-общество-власть». Благодаря финансовой составляющей в нем случился прямо-таки раскол, а качественный уровень производимых как за бюджетные деньги, так и без оплаты материалов упал ниже плинтуса.

Количество мутных историй о прошлом и настоящем высокопоставленных сотрудников правительства измеряется десятками, публикации в различных СМИ о туманных схемах распределения земли, денег и прочих благ появляются каждую неделю. Наиболее значимые вопросы — как, например, те, что касаются проведения чемпионата мира-2018 по футболу в Калининграде, решаются исключительно за закрытыми дверьми. Миллионы раздаются безо всяких конкурсов СМИ, раздаются по схемам, которые, вполне возможно, незаконны. Раздаются в том числе и структурам, принадлежащим советнику губернатора. Журналисты зачастую открыто говорят, что не будут писать про те или иные события, потому что «не уплачено», «не по конкурсу». Отсутствие вот этих гнусных факторов и есть настоящая открытость. А вовсе не то, что министры во главе с губернатором несут черт знает что в диктофоны и камеры, а потом советник губернатора вынуждена обзванивать все редакции и уверять, что её руководителя просто «не так поняли».

Всё это не результат работы одной лишь Марины Васильевой. Конечно, ей досталось сложное наследство; методы работы со СМИ Георгия Бооса были не самыми прогрессивными. Но уходить в разгар проверки собственной деятельности сотрудниками антимонопольной службы, уходить, заявляя при этом, что задача окончательного повышения уровня открытости правительства выполнена — это выглядит как-то очень некрасиво. Впрочем, и во время своей работы, судя по практическим результатам, Васильева не очень-то задумывалась о действительно качественном улучшении имиджа подопечных. Вероятно, других забот хватало. Что ж, теперь к ним можно вернуться открыто.

Алексей МИЛОВАНОВ, главный редактор

2.jpgСтрана победившей стабильности
После выборов самое время говорить друг другу правду: это уже вряд ли сможет что-то изменить или кому-то навредить. Похоже, именно этим принципом и руководствовались социологи ВЦИОМа и «Левада-Центра», только после выборов опубликовавшие результаты своих исследований о социальном самочувствии россиян. Покопавшись в таблицах, можно заметить, что россияне не только выбирают, но и верят в стабильность. Кроме стабильности, россияне верят в себя. В государство — как-то не очень.

Опрос ВЦИОМа — главного градусника настроений страны — показывает такие же радостные картинки, что и главное российское зеркало — Первый канал. Многие россияне — 54% — довольны жизнью. И 26% россиян верят в себя — они считают, что вскоре их семьи заживут лучше. При этом, что 12% опрошенных оценили экономическое положение России как «хорошее или очень хорошее», а 26% — как «плохое или очень плохое». Не кажется ли вам, что в такой ситуации изменения все-таки важны, а стабильность — не самое лучшее, что можно придумать в подобном случае?

Лишь 13% считают благосостояние своей семьи хорошим, а вот 19% — плохим. При этом — о, волшебная стабильность! — 31% опрошенных уверены, что дела в стране идут в правильном направлении, а 22% с этим не согласны.

Еще более наглядной иллюстрацией веры в стабильность стал опрос «Левада-Центра». Во-первых, почти каждый хотел бы Путину еще и четвертый президентский срок (памятуя фразу самого Путина «мы, исполняя обязанности президента», — срок станет по факту пятым). Целых 6% россиян и дальше не против карусели на высшем государственном посту — они ходят, чтобы рокировка Медведев-Путинповторилась. И только четверть жителей (24%) уверены, что 18 лет у власти достаточно, и к 2018 году стране нужен другой президент.

И при всем при этом забавна таблица с ожиданиями на следующие двенадцать лет. 40% россиян считают, что уровень жизни их семьи не изменится. 42% россиян полагают, что в ближайшие 12 лет шансы на то, чтобы найти хорошую работу у них не повысятся. Ничего не изменится в системе образования, здравоохранения, транспортной сфере и ЖКХ, считают 40% россиян. 41% опрошенных считают, что без изменений останется социальная защищенность людей. 44% респондентов уверены, что безопасней в стране не станет. Почти половина — 44% — уверены, что система управления и исполнение законов в стране не станет лучше. 45% считают, что и морали с культурой в стране больше не станет.

Можно долго дискутировать, хорошо или плохо мы живем в России. Но дело здесь не в объективных социально-экономических показателях, а в отношении к текущей ситуации. И, может быть, если большинство не верит в какие-то изменения, то пора всерьез задуматься: о большинстве и о тех, на кого обычно возлагают надежды на перемены. Все же в нашей стране объективно еще не все так хорошо, чтобы именно в этот момент развития нас постигла неизменная стабильность.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

gov_fuji.jpg«Бес торгов» под подозрением 
Во вторник пресс-служба регионального антимонопольного управления сообщила сразу о двух любопытных делах, возбужденных УФАС против правительства области, — при распределении денег на «Балтийский Артек» и на финансирование в СМИ деятельности правительства области. В обоих случаях речь идет о признаках нарушения законодательства при распределении бюджетных денег через государственные автономные учреждения, в народе — «автономки». Открою секрет, что есть еще и третье дело, также против правительства и правительственных структур, причем касается оно ситуации с распределением денег уже в 2012 году, но о нем вы сможете прочитать на интернет-портале «Новый Калининград. Ru» уже в среду, 7 марта.

Речь идет о схеме, которая, по словам уже бывшего советника губернатора по СМИ Марины Васильевой, была придумана еще при прежнем губернаторе Георгии Боосе.

Напомним, что об этой хитрой схеме, которая позволяет «автономкам» обходить систему конкурсных процедур при выделении бюджетных миллионов, «Новый Калининград. Ru» сообщил не раз — проводил журналистское расследование, писал запросы в прокуратуру области, пытался выяснить, кто же получил деньги на организацию палаточного лагеря «Балтийский Артек», какие СМИ занимались освещением деятельности правительства области и за сколько.

Нас интересовал не только и не столько список подрядчиков, которые получили в результате всех этих процедур бюджетные подряды, сколько законность всех этих мероприятий. Ведь совершенно понятно, что подобные схемы могут привести к серьезной коррупции при распределении денег, когда подряды распределяются «между своими». Грешно, наверное, подозревать всех и вся чиновников в том, что они «пилят бюджет», поэтому только и оставалось надеяться в данных ситуациях на то, что люди, допущенные к распределению денег таким образом, на самом деле честные, справедливые, и имеют железный характер, не соглашаясь на «откаты», которым подобные схемы только благоволят.

К чести сотрудников правительства области, спустя несколько месяцев после того, как редакция «Нового Калининграда. Ru», начала заниматься этой темой, они все же дали информацию — и о подрядчиках, возводивших «Балтийский Артек», и о СМИ, которые публиковали информацию о деятельности правительства области за бюджетные деньги.

Но вот по поводу законности подобных схем все еще возникали вопросы. Стоит напомнить, прокуратура Калининградской области еще в сентябре 2011 года признала, что подобное распределение бюджетных денег чревато всевозможными нарушениями, и может привести к ущемлению конкуренции, и даже начала проверку деятельности ГАУ, выделявшего деньги СМИ. В ноябре 2011 года, аккурат накануне выборов в Госдуму, прокуратура проверку продлила

После выборов в Госдуму, наконец, и прокуратура сообщила о завершении своих проверок и даже пообещала сообщитьредакцииинтернет-портала, что же она обнаружила. Но, увы, минуло уже 3 месяца, от прокуратуры, призванной защищать законность, — ни слуху ни духу.

Но, в конце концов, управление Федеральной антимонопольной службы, посмотрев материалы прокурорских проверок, сделало выводы, что распределение денег через ГАУ содержит признаки нарушения закона о конкуренции — что в случае с «Балтийским Артеком», что в случае с деньгами на финансирование СМИ. Рассмотрение дел назначено на вторую половину марта.

Конечно, это еще не конец, и неизвестно, что решит в итоге УФАС. Но сам факт того, что в действиях правительства области УФАС все же усмотрело нарушение, дает надежду на то, что не все потеряно в нашем государстве. И не только нам одним кажется, что непрозрачное распределение миллионов из бюджета — это как-то не совсем правильно. Правда, для того чтобы услышать про это понимания со стороны органов власти, понадобилось дождаться, как минимум, 5 и 6 марта. Ведь, наверное, не случайно, что информация о деле против правительства области появилась аккурат после того, как в нашей стране «победила стабильность».

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

naru_8.jpgДети без присмотра
Во вторник печальные новости пришли из Правдинского района: там суд вынес обвинительный приговор мужчине, который убил своего маленького ребенка. Информация сама по себе пугающая, однако подробности еще более шокирующие. Как следует из материалов суда, мужчина постоянно избивал девочку 2009 года рождения (все это происходило в августе—сентябре 2011 года, так что можно предположить, что ребенку не было еще и двух лет). Отец колотил ее ремнем, куском металлической проволоки, кулаками, палками, вырывал волосы, толкал и швырял девочку, а также «совершал в отношении неё иные насильственные действия, причинявшие ей физическую боль». Суд установил, что побои продолжались как минимум с 1 августа по 11 сентября. В сентябре же все закончилось: в один из дней, когда папаша снова напился, то выместил свою злость на ребенке, швырнув на пол. К 11 сентября у девочки уже были сломаны два ребра, в тот же день она получила ушиб головного мозга и через какое-то время скончалась в родном доме.

Когда воображение по привычке начинает рисовать картины произошедшего, невольно бросает в холод. Ребенка больше нет, а изверг жив, пускай и отправился в колонию строгого режима на 16 лет. При этом суд, при вынесении приговора, учел смягчающие обстоятельства. Например, то, что убийца сознался в избиении маленького ребенка, да и состояние здоровья у осужденного неважное (наверняка, он нехило успел себе подпортить организм постоянными пьянками). А еще у этого папаши есть сын 2008 года рождения, так что сей факт тоже можно отнести к категории смягчающих.

Куда смотрела мать девочки и была ли она вообще в это время при ребенке, не уточняется. Да и не этот факт больше волнует. Интересует, почему во всей этой истории не участвовали органы опеки, полиция да и просто соседи. Ведь не в лесу жила такая неблагополучная семья, а в обычном поселке Курортное, и, наверняка, во вполне обычном доме. Как сообщили мне в отделе семьи, материнства и детства регионального министерства социальной политики, в таких случаях подключаться должны практически все службы, которые имеют хоть какое-нибудь отношение к детям: тут и правоохранительные органы, и комитет по делам несовершеннолетних, и соцзащита, и органы опеки. Только для того, чтобы все эти структуры хоть немного озаботились состоянием в семье, нужно, чтобы информация до них дошла. Можно предположить, что если ребенка били, причем с особой жестокостью, ни день, и ни два, а, как минимум, полтора месяца (это только установленные в суде случаи), то о происходящем в компетентных органах просто никто не знал. Соседи и знакомые закрывали глаза.

Когда на свет появляется ребенок, к нему, обычно, первый месяц соцслужбы и врачи проявляют большое внимание. Родители обязаны появляться у педиатра, к ним в дом наведываются врач и патронажная сестра. Потом в течение года каждый месяц нужно ходить в поликлинику и сообщать о самочувствии малыша. Но вот ребенку исполняется годик, и интерес из вне к нему пропадает. Остается сделать завершающую прививку в полтора года, и — живи, как хочешь, и делай, что вздумается. По логике после заключительной прививки дети должны отправляться в сад и находиться там под присмотром специалистов. Но все же мы помним, какая сейчас у нас в регионе, да и в стране в целом, ситуация с детскими садами.

Вот в итоге и получается, что родители с детьми отпускаются в вольное плавание без всякого контроля и опеки. Что ты делаешь с ребенком — никого уже не интересует. Раз в этом поселке Курортное Правдинского района в одном из домов царил такой беспредел, значит никто не ходил к этому отцу-извергу на дом с проверкой, никто не спрашивал, как там поживает его дочь, не голодает ли, не болеет ли, в каких условиях живет и так далее и тому подобное. Ребенок просто выпал из поля зрения социальных служб и врачей. И много ли еще таких семей, живущих, словно ветер в поле, и издевающихся над детьми?

В работе органов опеки и комиссий по делам несовершеннолетних наблюдается огромный пробел. И этот пробел, как мы видим, может приводить к гибели детей. О каком улучшении демографического положения в стране может идти речь, когда в соседнем доме медленно и жестоко убивают маленького ребенка, но никто ничего не может или не хочет сделать? И похожих примеров можно набрать если не сотни, то десятки — точно. А самое печальное в этом то, что даже стремления что-то изменить, у властей не видно. Здесь хотелось бы написать, что в таком случае, раз верхи не могут, должны подключиться простые граждане, но и гражданам, если честно, иногда глубоко наплевать. Так кто же тогда спасет детей, страдающих от рук пьяных и жестоких родителей? Вопрос пока остается без ответа.

Мария БОЧКО, корреспондент

Фото - из архива "Нового Калининграда.Ru" и пресс-службы регионального правительства.

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.