Яблоки раздора и красноречивое гостеприимство


Ключевые события среды: Россельхознадзор оставляет региональный рынок без польских фруктов и овощей, пока областные производители лишь планируют увеличивать объемы; а местная епархия РПЦ предпочитает скрывать от журналистов последствия реконструкции средневековой кирхи.

yabloki_2.jpg Яблоки раздора
Угрозы Россельхознадзора в отношении овощей и фруктов из соседней Польши реализуются на практике: в среду стало известно о том, что с пятницы яблоки, груши и прочий польский сельдерей ввозить на территорию России запрещено. Причина — нарушение режима сертификации и выявление «карантинных объектов», что бы это ни значило. То, что меры по пресечению поставок сельхозпродукции из Польши случились фактически одновременно с объявлением очередных санкций Евросоюза в отношении России, теперь и экономических, является как бы совпадением. Тем более что, по словам помощника руководителя Россельхознадзора Алексея Алексеенко, объемы поставки польской плодоовощной продукции на российский рынок и так сокращались — в первом полугодии 2014 года на 17,6 процентов.

Следом с российских прилавков могут исчезнуть вообще все европейские фрукты — испанский виноград, португальские манго и вся остальная хурма. Там причина иная, не менее грозная — восточная плодожорка, которая эту продукцию, соответственно, жрёт и может переселиться вместе с импортом в наше государство. И жрать уже наши фрукты, чего в Россельхознадзоре также, естественно, не желают. Окончательного решения пока не принято, в ведомстве лишь грозят поставщикам, требуя усилить контроль. Но решительность намерений налицо.

Калининградских любителей яблок и груш эти меры затронут в первую очередь. Минсельхоз региона ранее заявлял, что средний показатель потребления фруктов и овощей у нас — 79 килограммов в год на человека. Однако местные производители могут обеспечить потребности калининградцев лишь на треть. При этом мы недоедаем сельхозпродукции: так называемая рациональная норма потребления фруктов и ягод в целом по стране составляет 90–100 килограммов в год, то есть мы недоедаем примерно одну пятую часть. И вряд ли будем в обозримой перспективе это отставание компенсировать.

Кроме понятных опасений по поводу дефицита польских яблок, меры, объявленные Россельхознадзором, вызывали горячие дискуссии по поводу перспектив развития собственных плодовых хозяйств. Внешне риторика тех, кто считает, что мы можем справиться и без польского импорта, довольно понятна. Если за 100–150 километров отсюда можно развить производство сельхозпродукции так бурно, чтобы стать лидером по её экспорту в Европе, то почему бы нам самим не воспользоваться моментом и не стартовать в этом направлении?

Тем более что определённые шаги уже делаются. Так, в конце октября 2013 года в Черняховском районе был заложен промышленный сад крестьянско-фермерского хозяйства под названием «Калина». На площади 20 га высажены различные деревья, а на развитие этого хозяйства бюджет выделил 10 млн рублей. Кроме того, по планам главы регионального минсельхоза Владимира Зарудного, аналогичные фруктовые сады по осени должны появиться в Полесском районе, а также — в Гвардейском и Багратионовском. А в следующем году компания «Локкенен» намерена построить плодохранилище на 600 тонн.

Впрочем, всё это — лишь планы. На реализацию которых требуется много времени и не меньше денег; за год и даже за пять плодовые деревья урожая приносить не начинают. Тот же Зарудный подтверждает: сегодня фруктовый сегмент в Калининградской области представлен собственной продукцией недостаточно, в том числе, в силу климатических условий, и в немалой степени фрукты из Евросоюза заменить будет нечем.

В целом по России проблема не будет столь существенной, как пишет в среду газета «Известия», представители торговых сетей заявляют о том, что запрет на ввоз в Россию польских овощей и фруктов не вызовет дефицита этой продукции на потребительском рынке. Так как на российском рынке польские фрукты занимают лишь третье место по объему поставок, более того, их актуальность возрастает лишь в период с января по июль, когда другие источники продукции, в частности — российские, обеспечить потребности покупателей не могут.

Но это — в целом по России. Специфика калининградского рынка, почти полностью ориентированного на поставки из сопредельных европейских государств, вновь осталась незамеченной в большой геополитической игре, а потребности миллиона жителей области в свежих и недорогих фруктах и овощах — менее важными, чем выглядящая несколько иллюзорной плодожорка.

Алексей МИЛОВАНОВ, главный редактор

arnau_15.jpg Красноречивое гостеприимство
Сегодня журналистов «Нового Калининграда.Ru» не пустили в кирху Арнау. Понятно, что целью поездки было увидеть, в каком состоянии находятся 700-летние фрески, о судьбе которых в последнее время было сделано несколько печальных заявлений. Так, немецкие специалисты утверждают, что при реконструкции, которую проводила РПЦ, было утрачено 98% уникальных росписей. А оставшиеся из-за неверно проведенных работ тоже находятся под угрозой.

Руководитель отдела эксплуатации памятников Калининградской епархии Михаил Черенков, в свою очередь, отказался комментировать состояние фресок, но сообщил о том, что РПЦ разрывает отношения с немецкой стороной, «Кураториумом Арнау», из-за негативных заявлений о Православной церкви. Видимо, речь идет о том, что в 2010 году во время массовой передачи исторических памятников РПЦ «Кураториум» выступал против смены собственника именно этой, конкретной кирхи. Дело в том, что, согласно уставу, фонд не мог заниматься восстановлением религиозного объекта.

Но эти доводы не были приняты во внимание. Губернатор Николай Цуканов внес законопроект о передаче Арнау в облдуму, которая сначала его не поддержала, а затем изменила свое решение. В итоге немцы отправились восвояси переделывать документы и получать согласования в Германии, чтобы иметь возможность выделять деньги на проведение работ в кирхе Арнау. Бумажная волокита заняла полгода. Представители Епархии даже высказали мнение, что у немецкой стороны были как раз эти полгода на проведение работ, но они за это время ничего не сделали.

Позднее в 2010 году «Кураториум» заявил о том, что в Арнау повреждены уникальные фрески. По данным некоторых источников, еще часть фресок была утрачена во время установки алтаря в старинной церкви. Спустя 2 года, прибыв с визитом в Арнау, немцы обнаружили, что рядом с кирхой ведется строительство. Все бы ничего, но домик возводили буквально на костях. Подтверждающие снимки имеются в распоряжении редакции «Нового Калининграда.Ru». 

Разумеется, эти заявления довольно неприятны для Епархии, учитывая то, что многие общественники и жители региона выступали против массовой передачи РПЦ кирх и замков области. И сообщение об утрате 98% фресок добавляет негатива. Именно из-за этой публикации журналистов и не пустили в кирху — по словам Михаила Черенкова, сведения о росписях не соответствуют действительности. Наверное, поэтому представители Епархии в среду предпочли оставить правду под замком. 

Ответ можно найти в снимках, сделанных представительницей «Кураториума» Янни Нойман в конце июля этого года. На них видно, что внутри кирхи сейчас осталось три фрагмента фресок. Все остальные покрыты белой краской или штукатуркой. А ведь на дореставрационных фото росписей больше. Кстати, тогда специалисты говорили, что если аккуратно снять старую штукатурку, можно обнаружить и другие фрески…  

Тем временем, строители в обиде на журналистов — мол, те за все время восстановления ни разу ничего хорошего про реконструкцию кирхи не написали (но ведь в здание без разрешения все равно не пускают). Зато отмечают, что ремонт, проводимый немцами, — «фуфло» и не стоит тех 320 тысяч евро, которые на него потратили. И обещают, что по окончании работ всех, и верующих, и не верующих, пригласят в церковь. Главное — «прийти в храм с чистым сердцем», а определять, добрые ли помыслы у человека на душе, будут «небесные привратники». Однако земные привратники, в отличие от небесных, для прохода в храм требуют аккредитацию, в выдаче которой руководствуются не тем, что у человека на душе, а своими, зачастую непонятными, причинами.

Алёна ПЯТРАУСКАЙТЕ, корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.