Вечерний @Калининград: примятый конфликт и излишне крепкий мост


Важные события понедельника: в ситуации со строительством мечети в Калининграде власти региона предпочитают старый проверенный способ решения проблемы путём её отрицания; мост на улице Суворова, который вроде бы вовсю разваливался, теперь никак не хочет вовремя демонтироваться.

8022016_1.jpg

Примятый конфликт

Замять проблему вместо того, чтобы взять на себя ответственность и решить её, — самый популярный образ действия местных чиновников в любой непонятной ситуации. Сделать вид, что проблемы вообще не существует, завалить бюджетными деньгами и подкрасить в нужный цвет публикациями в сверхлояльных СМИ. Опять же, за казённый счёт.

Особенно — если о том, чем там пахнет, спрашивают из федерального центра. То, что проблема в итоге всё же выскочит и выпрыгнет в самый неподходящий момент, доставляя куда больше последствий, чем на ранних этапах, это вовсе не повод менять modus operandi.

Ситуация со строительством мечети в Калининграде — яркий тому пример. В понедельник губернатор Николай Цуканов сообщил, обсуждая данный вопрос с главой федерального агентства по делам национальностей Игорем Бариновым, что «проблем не существует», что слово «конфликт» тут употреблять нельзя и что с финалом истории «на мой взгляд, все уже смирились».

Баринов в свою очередь высказался несколько более трезво. Он призвал воспринимать ситуацию как точку взаимной ответственности региональных властей и мусульманской общины. И сообщил, что необходимо искать «взаимоустраивающие всех решения». Причём не только в вопросе возведения мечети, но и в том, что касается всех остальных культовых сооружений. Даже буддистского храма, даром что пока подобных инициатив в регионе не звучало. «Когда эти решения принимаются волюнтаристски, не просчитываются, не считаются с мнением населения, тогда это и приводит к конфликтным ситуациям», — отметил Баринов. От сравнения процесса строительства мечети с возведением «Макдоналдса» главе агентства по делам национальностей можно было бы и воздержаться, но — не удалось.

Остальные же мысли главы федерального агентства прозвучали как нельзя более уместно. Если смотреть на историю вопроса, то решение отказать мусульманам в возможности завершить строительство мечети в Южном парке было принято в своё время именно что волюнтаристски. В 2014 году суд по иску муниципального музея «Фридландские ворота» признал незаконными все разрешительные документы, выданные администрацией Калининграда на строительство мечети. Здание которой к моменту запрета на строительство было завершено на 80 процентов.

Мусульмане обращались во все возможные инстанции, включая Верховный суд и президента страны Владимира Путина, однако в родном отечестве найти желаемой справедливости им не удалось.

Напротив, местные адепты политических технологий попытались изобразить картину такой, какой она была выгодна чиновникам, судя по поведению, взявшим на себя строгое обязательство не допустить появления мечети в Южном парке. Супротив одних мусульман были выставлены другие, согласившиеся с тем, что строить можно вновь и в другом месте; в адрес же тех, кто настаивал на завершении стройки, звучали не самые приятные заявления.

Тем временем городские власти нашли для мечети новое место, на так называемом «Поле дружбы народов», развернуть которое планируется на участке площадью 10 га в районе улиц Горького и Украинская. Впрочем, это желание пока что сугубо теоретическое — речь идёт только о намерениях разработать проект планировки территории. Соответственно, строительство чего бы то ни было — дело не ближайших лет.

В итоге, исчерпав все способы поиска справедливости в России, представители желающих завершить стройку там, где она была начата, подали жалобу в Европейский суд по правам человека. Зарегистрирована жалоба была в конце 2014 года, о каких-либо движениях по данному делу информации пока что не появлялось. Плюс к тому, с прошлого года налицо политический тренд по уменьшению значимости такого института, как Страсбургский суд, для российских властей. В частности, Владимир Путин своим законом разрешил Конституционному суду полностью или частично игнорировать резолюции ЕСПЧ в случае, если они входят в противоречие с Конституцией РФ.

Однако называть ситуацию с желанием части калининградских мусульман достроить мечеть там, где они начали это делать, «проблемой, которой не существует», как-то, мягко говоря, самонадеянно. Даже для такого политического тяжеловеса, как начавший второй губернаторский срок Николай Цуканов.

8022016.jpg

Излишне крепкий мост

Немецкий мост через железную дорогу на улице Суворова, который вроде бы как рассыпался на части, на деле оказался куда более крепким, чем ожидали чиновники. То есть, конечно, если считать, что это не рабочие, отправленные на мост, слишком ленивые, а мост чересчур сопротивляется.

Негативно оценил темпы начала реконструкции моста в понедельник мэр города Александр Ярошук. Он, судя по всему, будет посещать мост с такой же периодичностью, как и предыдущую инфраструктурную мегастройку — путепровод на Аллее Смелых. Туда глава Калининграда наведывался не реже раза в неделю, причём вне зависимости от темпов работы. Месяца полтора, не менее, он с завидной регулярностью приезжал смотреть на одну и ту же газовую трубу, которую нужно было перенести. Судя по всему, переносилась она лишь силой мысли мэра. И, наконец, перенеслась.

На Суворова ситуация повторяется, по крайней мере — на первых этапах. В понедельник Ярошук был опечален отсутствием на месте работников «ГорТранса», разбирающих контактную сеть и извлекающих трамвайные рельсы. Извлекающих, судя по всему, навсегда — в последние годы трамвайные рельсы в Калининграде исчезали навсегда, вместе с трамваями, пока маршрут не остался лишь один.

«Количество людей, которые сейчас работают, меня не устраивает, и обязательно проведу сегодня-завтра совещание и поставлю им на вид. Потому что с такими темпами мы будем полгода разбирать этот мост. И также не согласован план производства работ железной дорогой до сих пор еще», — заявил Ярошук.

Темпы в данном случае критичны тем более, что после перекрытия движения по мосту и так довольно напряжённая транспортная ситуация в этом районе окончательно превратилась в ад.

Напомним, в активную фазу внимание чиновников к мосту на Суворова перешло в апреле минувшего года, когда железнодорожникам окончательно надоели падающие на их головы куски конструкций путепровода. Тогда городские власти констатировали износ несущих конструкций на 39 процентов; прозвучала угрожающая фраза «не исключена потеря устойчивости». Другая фраза — «одномоментное обрушение вряд ли возможно» — как-то, мягко говоря, не обнадёживала. В целом мост начал рушиться с 2011 года; в 2012 году через него запретили ездить общественному транспорту, однако общественный транспорт на это особого внимания не обратил. В том же году закрыта была наиболее обветшавшая пешеходная часть, и пешеходы стали ходить вообще непонятно по чему, создавая регулярные аварийные ситуации.

В целом, эта ситуация довольно типична для Калининграда; в минувшем году директор эксплуатирующего мост МКУ «Городское дорожное строительство и ремонт» Владимир Свинцов говорил журналистам, что целый ряд мостов находятся в состоянии, близком к критическому. Среди них, в частности, путепроводы на Озерова и Парковой Аллее.

О сроках их ремонта городские чиновники пока что даже не заикаются. Областные же с великим энтузиазмом трудятся над возведением Восточной эстакады, пока что выглядящей сооружением однократного использования.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото из архива редакции.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.