Вечерний @Калининград: террор из глубины и недоваренные лягушки


Важные события понедельника: в Калининграде раз за разом обнаруживаются подземные чудеса, грозящие жизни и благополучию жителей города; россияне намерены переносить падение уровня жизни и благосостояния примерно как лягушки в медленно нагреваемой воде — без особого сопротивления.

0NVV6932.jpg

Террор из глубины

Патриотизм в Калининграде оказался под большой угрозой, и источник этой угрозы кроется под землёй. В понедельник стало известно, что стела памятника морякам-балтийцам дала крен и практически грозит рухнуть. Пока что городские власти в лице мэра Александра Ярошука утверждают, что поднимать вопрос безопасности тех, кто гуляет у подножия монумента, рановато.

Однако отклонение стелы градоначальнику кажется «приличным», и он заявил, что сейчас специалисты обследуют, что на самом деле происходит с памятником. Хотя и до их заключения Ярошук уже озвучил причину крена: по его мнению, всё дело в «плавающих грунтах» и работах по реконструкции набережной Трибуца. В результате которых (а также — всех прочих работ, включая достройку второй эстакады) в прошлом году городским властям пришлось в спешном порядке расселять давший трещину многоэтажный дом.

Заместитель Ярошука, глава комитета архитектуры и строительства Артур Крупин поспешил успокоить общественное мнение, взбудораженное его шефом, и сообщил, что «есть стабилизация». И не стал напрямую связывать крен стелы с реконструкцией набережной, предположив, что «небольшие отклонения» могли быть и до начала работ на Трибуца.

Это уже не первый случай, когда внезапно и негаданно подземные явления грозят облику Калининграда. Кроме уже упомянутого дома на Трибуца, можно вспомнить, к примеру, саму набережную. В феврале очередное отставание от графика работ на этом в полной мере многострадальном объекте городские чиновники объясняли обнаружением неких «дополнительных инженерных коммуникаций». По словам всё того же Артура Крупина, в районе памятного знака морякам-балтийцам обнаружилась неучтённая в документации ливнёвка, в связи с чем подрядчику пришлось проводить «дополнительные мероприятия».

Затянувшаяся в минувшем году реконструкция улицы 9 Апреля также была сопряжена со внезапными находками. Тогда Александр Ярошук тревожно сообщал, что под дорогой подрядчик нашёл «целый город». «Здесь под дорогой был практически город, фундаменты, сети. Не поймёшь, откуда газовые сети, кабельные сети, которые вообще нигде не были указаны, — заявил Ярошук. — Это всегда приостановка любой работы. А это приостановка — это день, два три. В зависимости от того, что найдено. Вот, посмотрите — целый город». Кстати, там же обнаружились и жители этого города, правда в изрядно истлевшем состоянии. С места реконструкции трассы, проходящей по бывшему кладбищу, строители подняли останки 63 человек.

Такая же примерно история затруднила реконструкцию путепровода на Аллее Смелых, всё же завершившуюся в минувшем году. Тогда представители подрядчика также заявляли, что работать им мешают внезапно обнаруживающиеся немецкие коммуникации. «Здесь куда ни плюнь — везде коммуникации. Вот сейчас начинаем класть плиту переходную, решили, что 4 метра мало, будем делать 12, а там эта насыпь напичкана, — говорил тогда главный инженер подрядчика Дмитрий Дроздов. — И самое главное, коммуникации ещё немецкие, толком никто не может понять их точное расположение. Это же город, причём не наш город — немецкий город!»

Всё это примерно так же забавно, как и тревожно. Конечно, нам давно известно, что в большинстве нынешних проблем Калининграда виноваты бывшие жители Кёнигсберга. Всё это сделали они — построили систему водоснабжения, которой теперь мы пользуемся, а она, сволочь этакая, спустя 70 лет после завершения войны не хочет работать по современным стандартам.

Построили узкие улочки, мешающие развиваться нашему замечательному личному автотранспорту. Понаставили кругом домов, которые мы теперь вынуждены ремонтировать, и кирх-замков, которые нам приходится поддерживать в более-менее целостном состоянии. Как того требует законодательство об охране памятников. В общем, подкузьмили нам кёнигсбержцы напоследок, подсуропили.

Если серьёзно, то всё это как-то не очень укладывается в голове. Семь десятков лет мы живём тут, что-то строим, как-то развиваемся, даже не удосужившись как следует выяснить, на какой же мы это делаем земле и что находится под ней. Схемы не соответствуют реальности, а подземные города появляются из ниоткуда внезапно, как зима для МУП «Чистота». Миллиарды вкладываются в строительство каких-то объектов, которые грозят буквально провалиться в один прекрасный день в тар-тарары. И один лишь краевед с мотором Сергей Трифонов при редкой поддержке журналистов, всё больше заезжих, продолжает истово рыть калининградские недра в отчаянной надежде всё же отыскать Янтарную комнату.

Пока что, впрочем, глобальных катастроф не приключилось; дом на улице Трибуца всё равно вряд ли многие поминали добрым словом, стела морякам-балтийцам, если верить Ярошуку, пока не упала. Cколько там лишних сотен миллионов рублей было потрачено из бюджетов разных уровней на строительство непонятно чего над непонятно чем, всё равно никого не волнует. Так что ожидать, что власти города, а главное — его жители проявят какой-то реальный интерес к тому, что находится у них под ногами, можно будет, лишь когда в преисподнюю ухнет что-нибудь стоящее.

9ffb416263ecefa783cac2566d0b4aa2.jpg

Недоваренные лягушки

А тем временем данные социологов свидетельствуют, что жители государства в основной своей массе переживают один из наиболее серьёзных экономических кризисов в истории современной России с достойным уважения стоицизмом. И протестовать против того, что происходит со страной, отнюдь не собираются.

В понедельник «Левада-Центр» опубликовал результаты социологического исследования, в котором приняли участие 1600 жителей 137 населенных пунктов в 48 регионах страны. Данные свидетельствуют, что протестная активность населения на сегодняшний день с момента начала кризисных явлений остаётся довольно низкой. Так, в феврале 2014 года лишь 14 процентов россиян допускали собственное участие в массовых протестах; к апрелю 2015 года их число достигло отметки 15 процентов, ну а к февралю 2016 года — целых 16 процентов. Противоположный ответ в ходе последнего опроса «Левады» дали 77 процентов респондентов.

При этом оценки самой возможности таких протестов в стране также довольно невысоки. Так, в феврале 2014 года почти каждый третий допускал массовые выступления населения в защиту собственных прав и против снижения уровня жизни. К августу 2015 года этот показатель снизился до 17 процентов, однако затем вновь пошёл в рост и к февралю 2016 года достиг 24 процентов. Демонстрации и митинги с политическими требованиями допускают несколько меньше россиян — примерно каждый пятый. И лишь 12 процентов готовы сегодня в них участвовать.

Данные «Левада-Центра» — лишь сухие цифры, которые вряд ли позволяют определить причины такой пассивности населения. Тем более что факторов, свидетельствующих о реальном снижении реальных же доходов населения, более чем достаточно. И факторов, доказывающих, что макроэкономические явления приведут к дальнейшему их снижению и в 2016 году, также немало. Так, в конце февраля замминистра финансов РФ Максим Орешкин предсказал дальнейшее сокращение оборотов розничной торговли (сократившихся в 2015 году на 10 процентов) как следствие высокой инфляции и сокращения реальных доходов населения. А, к примеру, доля работников, находившихся в простое по инициативе администрации, работавших неполное рабочее время, выросла лишь за первую неделю марта на 7,2%.

Впрочем, до тех пор, пока для подавляющей массы населения основополагающими при принятии тех или иных решений (включая и возможность участия в каких-либо протестных действиях) будут оставаться мантры, зачитывающиеся из телевизора, ситуация вряд ли изменится. Тем более что доходы-то, конечно, падают, но не очень резко. А при желании сварить лягушку, как известно, её нужно не бросать в кипяток, откуда она может выскочить, а нагревать воду постепенно. До кипения ещё далеко, и мы вальяжно плаваем в тёплой воде.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото из архива редакции.


Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.