Вечерний @Калининград: кандидат против всех и идентификация табуретки


Важные события понедельника и не только: лишённый победы лидер праймериз «Единой России» не исключил участия в выборах в Госдуму от иной партии, отчего «партийное голосование» единоросов превратилось в окончательное посмешище; к концу мая только одна мебельная компания региона решилась попробовать вывезти свою продукцию по новым условиям, которые начали действовать после 1 апреля 2016 года.
30052016_1.jpg

Кандидат против всех

В понедельник порядком подзатянувшаяся трагикомедия под названием «праймериз „Единой России“ по выборам в Госдуму» получила очередной сиквел. Евгений Морозов, победивший в партийном голосовании, но получивший «волчий билет» со стороны федерального руководства партии, заявил, что намерен идти на выборы во что бы то ни стало.

«Просто смешно»: в Калининграде «Единая Россия» сняла с выборов победителя
Федеральный оргкомитет «Единой России» на заседании в пятницу принял решение аннулировать регистрацию победителя процедуры предварительного голосования по отбору кандидатов в Госдуму Евгения Морозова. «Новый Калининград.Ru» поинтересовался, что думают по этому поводу эксперты и сами кандидаты.

«Пережил выходные. Сказанное и написанное против меня — неправда. Всегда очень резко относился к несправедливости. Уверен, что руководство федерального оргкомитета было банально дезинформировано. Жизнь продолжается. Доверие 12621 жителя Калининградской области подвести не могу. Знаю наш регион, помогал и буду помогать людям. Иду на выборы в Государственную Думу», — написал Морозов в своём «Фейсбуке».

При этом от какой партии пойдёт в эту самую Госдуму бывший вице-премьер, понять пока сложно. Позиция федерального оргкомитета, озвученная в пятницу, была однозначной: вменённый Морозову прокуратурой и признанный судом факт конфликта интересов является дискредитирующим фактором. Поэтому регистрацию кандидата в кандидаты на внутрипартийном голосовании оргкомитет решил отменить.

«Мы получили информацию, что в период замещения Морозовым государственной должности Калининградской области прокуратурой были выявлены факты конфликта интересов в его действиях, соответственно было решение суда, установившее факт неисполнения Морозовым требований федерального закона. В дальнейшем данный чиновник прекратил работу в соответствующих органах и участвовал уже в нашем предварительном голосовании. На наш взгляд, участие такого кандидата, конечно, является дискредитирующим определенным фактором в нашей кампании», — заявил в минувшую пятницу секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов.

Морозов напрямую с партией ругаться не стал, но сделал довольно решительный для представителя «Единой России» шаг — дал понять, что может выставить кандидатуру и от какой-либо другой политической силы. «Я сам не ожидал, что будет столько предложений, в настоящее время я их рассматриваю», — сказал он. Прозвучало громко, другой вопрос — чего сможет добиться пусть даже и решительный кандидат со связями и финансами, выйдя на выборы не от «партии власти». Да и довольно странно будет выглядеть Евгений Морозов под, к примеру, коммунистическими флагами. Или в рядах «Справедливой России».

История со снятием Морозова с праймериз — настолько же любопытная, насколько позорная. И как на неё ни смотри, выглядит как раз типичным примером пресловутого внутриэлитного конфликта. О том, что увольнению его из кабинета министров предшествовала неприятная история с участием прокуратуры и суда, было, мягко говоря, общеизвестно.

Десятки, если не сотни публикаций, как во время этого процесса, так и после новостей об участии Морозова в праймериз, каким-то чудодейственным образом прошли, вероятно, мимо федерального оргкомитета. И он же крайне внезапно обратил на них внимание после подведения итогов голосования, на котором победу одержал именно Морозов. Кто помог ему «прозреть» и почему он не сделал этого до того, как тысячи людей были отправлены на «голосование»?

Плюс к этому, никак не получается отделаться от фактора аффилированности бывшего вице-премьера и губернатора Николая Цуканова. О конфликте которого с главой регионального отделения Андреем Колесником (праймериз благополучно проигравшим — назвать иначе третье место по итогам голосования не поворачивается язык) знает слишком уж много людей. В этом контексте опять же сложно представить себе «кандидата губернатора», выходящего на выборы не от «Единой России». То, что в правительстве сделали ставку на бывшего чиновника с таким опасным для конкурентной борьбы пунктом в биографии, как подтверждённый судом факт конфликта интересов, лишь подчёркивает оригинальный склад ума «политтехнологов из Гусева». Которые, судя по всему, применяют изящную тактику слона в посудной лавке на любых выборах, будь то районные в Балтийске или областные на праймериз.

В конечном итоге праймериз в Калининградской области кончились тем, чего ожидали многие скептики, похихикивавшие над громкими лозунгами на тему «открытости» и «обновления партии». Правда, полагали они, что внутрипартийные склоки и дрязги, наплевательство на мнение согнанных на «выборы» людей и вообще отсутствие какой-либо возможности открытой и честной игры вылезут лишь в конце июня, на федеральном съезде «Единой России». Но там, где тонко, треснуло всего через неделю после праймериз.

Поэтому проигравшими в результате «голосования» стали в первую очередь вовсе не Евгений Морозов или Андрей Колесник. Сама «партия власти» проиграла эти праймериз вчистую, лишь только заикнувшись об «открытости». Как говорится в одном популярном телесериале, то, что мёртво, умереть не может. Да и ожить, в целом, тоже.

0NV_3017.jpg

Идентификация табуретки

К концу мая только одна мебельная компания региона решилась попробовать вывезти свою продукцию по новым условиям, которые начали действовать после 1 апреля 2016 года. Об этом рассказал журналистам вице-премьер регионального правительства Антон Алиханов.

Калининградские производители мебели еще не проходили процедуру идентификации компонентов, в итоге региональные власти не знают, с каким сложностями могут столкнуться представители этой отрасли.

Проблема с идентификацией возникла после 1 апреля 2016 года. Выяснилось, что для того чтобы вывезти товар в новых экономических условиях, необходимо идентифицировать каждую деталь. Проще говоря — на каждый болт в гипотетической табуретке нужно получить соответствующую бумажку по поводу того, где именно он был произведен — в России (или Белоруссии), Калининградской области или за рубежом. Если такой бумажки нет, то пошлину нужно платить по полной.

Вице-премьер Антон Алиханов рассказал о проблеме с идентификацией на примере производителей рыбных консервов, которые с ней уже столкнулись по полной. «К сожалению, они не могут идентифицировать, например, клей, которым приклеивают этикету. И получается парадоксальная ситуация, когда им приходится платить по готовой продукции», — сказал вице-премьер.

Разница в оплате при этом возникает существенная — для производителей консервов без идентификации вагон продукции обойдется в 500 тысяч рублей. Если бы они прошли идентификацию, то вагон бы обошелся в 150 тысяч рублей.

Но что интересно — оказалось, что калининградские мебельщики пока и вовсе не проходят процедуру идентификации. Точнее, прошла всего одна компания. При этом проблема, с которой столкнулась отрасль, — это высокий уровень децентрализации производства, когда комплектующие для мебели делают разные производители.

«Если ты не переустроил систему учета, то получается, что одна компания, не предоставляющая документ, подставляет всю цепочку. Конечная продукция — если хотя бы один болт не окрашен — не получает идентификацию, — сказал Алиханов. — Мебельщики меня немного расстраивают. Массово они не попробовали процедуру идентификации. Одна компания прошла ее целиком, они собирали всю документацию. И сейчас в Минфине мы ведем переговоры по поводу упрощения. Но надо попробовать процедуру идентификации, чтобы мы могли увидеть проблемы, которые, может, пока не видим. Всего предусмотреть невозможно, нужна практика. Но, к сожалению, не все отрасли готовы пробовать, даже не предпринимают попыток пройти идентификацию».

Понять представителей мебельного кластера, которые до 1 апреля 2016 года занимали серьезный объем российского рынка, вполне можно. И даже трудно представить, с какими им приходится сталкиваться трудностями, чтобы получить необходимые бумажки на каждые свои винтики и шурупы.

Региональные власти заверяют, что делают все возможное, чтобы помочь калининградским производителям. К примеру, в середине мая накануне визита в регион министра экономразвития РФ Алексея Улюкаева региональный министр экономики Анастасия Кузнецова говорила, что в Федеральную таможенную службу уже направлены предложения об упрощении регламента идентификации.

В частности, от проведения такой экспертизы предлагается освободить те компоненты в товаре, стоимость которых не превышает определенный максимум. В региональном министерстве экономики пояснили, что в настоящее время обсуждается максимальная сумма в размере 10–20 тысяч рублей.

«Сейчас предприниматель должен указать происхождение всех деталей товара, даже элементов, стоимость которых не превышает несколько рублей. Мы предлагаем разрешить предприятиям не заявлять на идентификацию позиции стоимостью ниже определенной суммы, — рассказала министр экономики региона Анастасия Кузнецова. — Окончательная цифра ещё обсуждается, но суть подхода именно в этом: освободить предприятия от оформления тех компонентов, которые внутри общего объема товара не играют существенной роли для определения таможенной стоимости и взимания таможенных платежей. Это действительно снимет часть проблем, возникших у предприятий в связи с таможенным оформлением своих товаров после 1 апреля 2016 года».

По словам Анастасии Кузнецовой, для изменения регламентов потребуется время, «а это не всегда делается так быстро, как хотелось бы бизнесу и как нужно экономике».

По правде говоря, заявление это удивляет и вызывает сожаления по поводу расторопности наших властей — как региональных, так и федеральных. В очередной раз хочется поинтересоваться, о чем думали наши чиновники раньше, и почему только после 1 апреля оказалось, что идентификация произведенной в регионе табуретки станет огромной проблемой для мебельной отрасли из-за отсутствия бумажек, к примеру, на болты в её ножках.

Сам тезис о том, регламенты меняются не так быстро, как хотелось бы бизнесу и как нужно экономике, вызывает большую печаль. Ведь получается, что у нас все делается вовсе не для развития экономики и процветания региона. А для неких чиновников, которые предпочитают руководствоваться установленными регламентами и бумажками. Пусть это и рушит целые отрасли, в которых работают тысячи человек.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, Оксана МАЙТАКОВА, фото из архива редакции.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.