Разведчик или безумец: как судят задержанного в прокуратуре калининградца

Все новости по теме: Криминал

Калининградский областной суд отклонил жалобу адвокатов, которые настаивали на освобождении 27-летнего местного жителя, который пришел с оружием в прокуратуру. Защита настаивает на том, что молодой человек психически болен и не является субъектом права. Сам подозреваемый с линией защиты не согласен. При этом он называет себя человеком, который сотрудничает с внешней разведкой и ФСБ. За ходом судебного заседания наблюдал корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

«Беседы с адвокатом не было, но давайте не будем затягивать заседание», — говорит судье 27-летний Павел С. Он находится в СИЗО, общение проходит через видеосвязь. На экране — стоящий за решеткой молодой человек, руки скрещены за спиной. На вопросы, судьи, защитников и матери отвечает так, будто он военнослужащий или сотрудник силовых ведомств — ясно и лаконично: «никак нет», «так точно», «вопросов не имею».

Появление Павла в здании Калининградской областной прокуратуры две недели назад на несколько часов парализовало работу ведомства. В его рюкзаке полицейские нашли целый арсенал оружия, включая автомат и саперную лопату. Изъятый автомат, по официальной версии, оказался макетом. Однако позже полиция возбудила в отношении молодого человека уголовное дело за хранение боеприпасов и взрывчатых веществ (статья 222.1 УК РФ).

На следующий день после событий в прокуратуре Ленинградский районный суд выпустил постановление об аресте Павла, посчитав, что он может быть опасен для общества. Это решение адвокат молодого человека Владимир Конин нашел неправомерным и подал апелляционную жалобу. Конин настаивает на том, что его подзащитный нуждается в срочной психиатрической помощи. Его возмутило то, что суд первой инстанции это не учел.

«Даже не будучи специалистом, было видно, что наш подзащитный демонстрирует признаки психического расстройства. Решение Ленинградского суда было принято необоснованно, поскольку суд не учел обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на решение суда. Почему суд не захотел вызывать дежурного психиатра, непонятно. Это следовало сделать в первую очередь», — убеждал он судью Василия Арутюняна. Конин настаивал, что Павла необходимо из СИЗО освобождать, потому как вообще не ясно, является ли он субъектом права.

Снять сюжет о наделавшем шума калининградце хотели журналисты одного из местных телеканалов. Ни защита, ни обвинение, ни сам подозреваемый не возражали. Но Арутюнян видеосъемку запретил, сказав, что это нарушает права Павла. Разочарованные корреспонденты покинули зал.

«Человек болен, человек живет в своем мире, якобы прокуратура должна была организовать ему выполнение каких-то заданий на территории иных государства», — продолжил рассказывать Конин. По словам адвоката, его подзащитный не был агрессивен, и после появления полицейских добровольно сдал все имеющиеся у него вещи.

_NVV6941.JPG

Второй адвокат заявила суду, что Павла вообще не должны были привлекать к ответственности, ввиду того что все запрещенные предметы он сдал добровольно. При этом официально он не находился в статусе задержанного и не являлся участником следственно-оперативных действий.

По ее словам, постановление суда первой инстанции основывалось лишь на предположениях органов дознания. «Никаких документов о том, что подозреваемый может скрыться от органов дознания и суда, предоставлено не было», — подчеркнула она. Защитники утверждали, что отец Павла болен шизофренией.

«Ваша честь, уважаемый суд, я не согласен с линией защиты и не считаю себя психически больным», — заявил подозреваемый. — Они используют термин шизофрения, хотя у них нет соответствующего медицинского образования». Выступление Павла оказалось неожиданностью для всех. Калининградец стал рассказывать, что у него высшее образование, есть военный билет и водительские права. Еще он вспомнил, что его допустили к соревнованиям по стрельбе, акцентировав внимание на том, что стрелял он из мелкокалиберного нарезного оружия.

«Я проходил все комиссии в военкомате, проходил комиссии по вождению. Проходил психологические тесты в СИЗО. И насколько я понимаю, никаких странностей в моем поведении администрация СИЗО не наблюдала. С избранной мерой пресечения я согласен и никак не возражаю», — подчеркнул подозреваемый.

Дальше между Павлом и его защитниками последовала весьма занимательная беседа:

— Павел, где вы работаете?

— В настоящее время официально нигде не работаю.

— В ходе предыдущего заседания вы пояснили, что работаете в службе внешней разведки, ФСБ. Это так?

— Так точно, все верно. Я могу подтвердить все сказанное на полиграфе. Все это соответствует действительности.

— Опишите работу в указанных организациях.

— Я не работаю, а сотрудничаю с ними на протяжении всей своей жизни с сознательного возраста.

— Вы заявляли, что у вас в Швейцарии проживает супруга и ребенок.

— Так точно.

— Можете не отвечать, — вмешался судья, таких данных в протоколе судебного заседания нет.

— Вы подтверждаете, что вы опасны для общества, как это указано в ходатайстве, и продолжите заниматься преступной деятельностью?

— Никак нет. Все на усмотрение суда. Опять же, я заявил на предварительном следствии, что собирался покинуть территорию РФ. Судя по всему, это и послужило основанием для моего ареста.

— С какой целью и при каких обстоятельствах вы планировали покинуть Россию?

— В смысле, с какой целью? Я должен был покинуть Калининградскую область, должен был пересечь границу, а цели не имеют значение. В прокуратуру я пришел, чтобы получить содействие.

IMG_8221.jpg

Ситуация, когда защитники подают жалобу в интересах подозреваемого, а сам он ее не поддерживает, показалась неординарной даже обвинению. Однако прокурор подчеркнула, что решение первой инстанции правомерно и Павел должен находиться в СИЗО. По ее словам, никаких документов, подтверждающих, то, что обвиняемый может быть психически болен, адвокаты не предоставили. И это действительно было слабым местом защиты. А позиция подозреваемого по этому вопросу облегчила работу прокурора и дознания.

Обвинитель добавила, что психиатрическую экспертизу можно провести и в СИЗО, и предоставила судье подписанное дознавателем соответствующее решение.

Попытки Владимира Конина указать суду на то, что больные люди должны содержаться в лечебницах, а не в следственных изоляторах, успеха не имели. Судья Арутюнян оставил постановление Ленинградского суда в силе. В СИЗО Павел С. пробудет как минимум до 12 сентября.

Выходя из зала суда, мать подозреваемого рассказала корреспонденту «Нового Калининграда.Ru», что в последнее время Павел страдал манией преследования, боялся, что его отравят, решил, что за ним кто-то следит. Почему все это проявилось только сейчас, она не знает, но надеется, что результаты экспертизы позволят ее сыну избежать уголовного преследования.

Текст — Олег Зурман, фото — Олег Зурман, Виталий Невар, Новый Калининград.Ru»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.